Сталь и энергия

БОСС-стиль | Попал в историю
Текст | Анастасия САЛОМЕЕВА

Потомственный металлург, горный инженер и ученый-новатор Павел Матвеевич Обухов изобрел способ массового производства высокопрочной стали. Так начался новый этап развития российской металлургии.

Горнозаводская династия Обуховых была хорошо известна на Урале. Несколько поколений этой талантливой трудовой семьи трудилось на так называемых Гороблагодатских заводах — казенных предприятиях, основанных в районе знаменитого рудного месторождения у горы Благодать на восточном склоне Уральского хребта. К этим Гороблагодатским заводам относились Кушвинский, Верхнетуринский, Баранчинский, Серебрянский и Нижнетуринский заводы в Пермской губернии (они составляли Гороблагодатский горный округ). Также тесно связаны с ними были Ижевский и Воткинский заводы, расположенные в соседней Вятской губернии. Еще дед Павла Матвеевича, Федор Обухов, кузнец-молотобоец Воткинского железоделательного завода, славился своим мастерством и смекалкой, что позволило ему выслужиться до мастера. Щедро одарен природой был и его сын Матвей Федорович, отец будущего новатора российской металлургической промышленности. Талантливый механик-самоучка, он сделал блестящую карьеру. Начал канцеляристом на Камско-Воткинском заводе, потом перешел мастером на Серебрянский чугунолитейный завод, где благодаря своим изобретениям, значительно повысившим производительность завода, дослужился до горного инженера. Спустя годы славный трудовой путь Матвея Обухова увенчался должностью управителя Кушвинского завода и помощника начальника Гороблагодатского округа.

Циркуль вместо мячика

Павел Матвеевич появился на свет 30 октября (11 ноября по новому стилю) 1820 года и был вторым сыном в семье. Его старший брат Степан, кстати, тоже продолжил семейную традицию и впоследствии стал горным инженером. Что же до Павла, то он рано начал удивлять окружающих своими способностями и тягой к инженерной науке. Предоставив своим сверстникам шумные подвижные игры, юный Паша засиживался за чертежами, пытаясь самостоятельно сконструировать всевозможные технические устройства, которые ему доводилось видеть на отцовской службе.

Желая дать своим сыновьям то, чего он был лишен сам, — систематическое техническое образование, Матвей Федорович отправил их в Горный кадетский корпус в Санкт-Петербурге. Павел поступил туда в 1832 году. Правда, пока он учился, корпус в связи с реформой в российском горном деле успел поменять и свое название, превратившись в Институт Корпуса горных инженеров, и существенно расширил свою программу, а заодно и увеличился срок обучения там будущих горных инженеров.

Стены альма-матер Обухов покинул в 1843 году в чине поручика и лучшим учеником своего выпуска, о чем свидетельствовала полученная им большая золотая медаль. Распределение молодой специалист получил на Урал, на родные Горноблагодатские заводы и в течение двух лет, с 1844 по 1846 год, служил смотрителем на Серебрянском заводе Пермской губернии.

Все бы ничего, да только тесно оказалось блестящему молодому инженеру на этой работе. К счастью для Обухова, руководство горной отраслью тогда придерживалось точки зрения, что негоже перспективным молодым специалистам тянуть скучную лямку на рутинном производстве, и лучших из них отправляли совершенствовать свои знания в зарубежные командировки. В 1846 году за границу для знакомства с новейшими технологиями в горнозаводском деле поехал и Павел Матвеевич. Два года он изучал железное, медное и механическое производство на предприятиях Германии и Бельгии, а после возвращения продолжил службу на Урале — сначала на том же Серебрянском заводе, а в конце 1848 года получил чин штабс-капитана и новую должность — управителя Кушвинского завода. Спустя три года последовало следующее назначение — управителем Юговского медеплавильного завода во все той же Пермской губернии.

Считается, что именно на Кушвинском и Юговском заводах Обухов впервые приступил к своим опытам по освоению методов выплавки литой стали и производству из нее огнестрельного оружия. Однако продолжить эту работу в полной мере и совсем в других масштабах Павел Матвеевич смог лишь на следующем месте службы — знаменитой Златоустовской оружейной фабрике, управителем которой Обухова назначили в тревожном для Российской империи 1854 году.

По пути Аносова

События начавшейся в 1854 году Крымской войны, как известно, оказались для Российской империи своеобразным холодным душем. Очень скоро и, к сожалению, ценой неизбежных в таких случаях непоправимых потерь стало ясно, что к военным действиям страна ни с организационной, ни с технической точки зрения не готова. Отставание России проявилось и в оружейном деле. Пока в зоне фронтовых действий шли ожесточенные сражения русской и союзнических армий, в тылу оружейные предприятия страны спешно наращивали темпы и пытались освоить производство новых видов вооружения. Включилась в эту работу и оружейная фабрика в Златоусте.

П.П. Аносов

Златоустовская оружейная фабрика была открыта в 1816 году при Златоустовском чугунолитейном и железоделательном заводе и специализировалась на выпуске холодного оружия. Однако славилась она не только своими прочными и надежными боевыми клинками и изящнейшими образцами парадного холодного оружия, выходившими из ее цехов, но и тем, что здесь с 1830–1850-х годов проводились новаторские научно-исследовательские работы по разработке и освоению методов выплавки литой стали. Инициатором этих работ выступил самый известный русский металлург первой половины XIX века Павел Петрович Аносов, с 1819 года работавший на фабрике — сначала смотрителем, потом управителем, а с 1831 по 1847 год начальником Златоустовского горного округа и одновременно директором оружейной фабрики. Здесь неутомимый Павел Петрович и сделал все свои самые известные новаторские открытия в области металлургии: изобрел новый метод получения литой тигельной стали; создал клинковую сталь, прочности которой уступали изделия иностранных конкурентов; раскрыл секрет булатной стали, технология производства которой, казалось, затерялась в ушедших веках; разработал особый способ извлечения золота из золотосодержащих песков; усовершенствовал золотопромывальную машину. Аносов первым в мире применил паровую машину на золотых приисках, первым для исследования строения стали начал использовать микроскоп, положив тем самым начало микроанализу металлов, основал первую металлографическую лабораторию.

Экспериментировал Аносов и с огнестрельным оружием. В середине 1830-х он, почти за два десятка лет до того, как будущий «пушечный король» Альфред Крупп продемонстрировал свою стальную пушку, создал собственный образец пушки из литой стали. Увы, пробных испытаний она не прошла, а дальнейшие опыты с огнестрельным оружием Аносова властям показались неперспективными. Так же как показалась неинтересной Горному ведомству и практически вся остальная работа ученого. В 1847 году Павла Петровича назначили начальником Алтайских горных заводов и Томским гражданским губернатором, а спустя четыре года он безвременно скончался.

Работы по производству литой стали в Златоусте после отъезда Аносова остановились, и кто знает, возобновились бы они когда-нибудь, если бы в 1854 году у фабрики не появился новый начальник — Павел Матвеевич Обухов. У него уже имелся свой опыт создания тигельной литой стали на Кушвинском и Юговском заводах, конечно, он с большим пиететом относился к наработкам Аносова и знал о его стальной пушке, так же как был сведущ и в экспериментах Круппа со стальными огнестрельными орудиями, а именно это направление опытных исследований, как показала жизнь, интересовало Обухова больше всего. И, конечно, Обухову очень повезло: в Златоусте он нашел не просто исследовательскую и опытную базу, но и самое ценное, что только мог передать ему предшественник, — квалифицированных и увлеченных своим делом рабочих-литейщиков, выпестованных Аносовым.

Уральская красавица

Когда у лидера и команды горят глаза, дело спорится. И вскоре Обухов, усовершенствовав тигельный способ производства стали, представил на суд Горного департамента несколько сортов особо прочной литой стали. С этого времени клинки Златоустовской оружейной фабрики начали производиться исключительно из обуховской стали, ведь по качеству она превосходила дорогие английские и немецкие аналоги, а стоила в разы дешевле. Изготавливались из этой стали и кирасы, да такие, пробить которые могла далеко не всякая пуля. В 1857 году Павел Обухов получил привилегию (патент) на изобретенный им способ массового производства тигельной стали высокого качества.

Еще в 1855 году Павел Матвеевич, проэкспериментировав с применением своей стали в огнестрельном оружии (чем немало порадовал уральских охотников, по достоинству оценивших точность и прочность вылитых из нее винтовок), обратился к властям с ходатайством об открытии промышленного производства стальных огнестрельных орудий. Перспективность дела доказали полевые испытания, на которых ружья, изготовленные из стали Обухова, показали себя превосходящими по качеству изделия Круппа. Высочайшее разрешение на открытие новой оружейной фабрики вышло в 1857 году, и, пока в Златоусте по проекту Обухова строилось это предприятие, сам он, получивший уже чин подполковника, был отправлен во вторую заграничную командировку — теперь в Германию. Там он изучал, как поставлено дело на заводе всесильного конкурента будущего предприятия — Альфреда Круппа, и занимался закупкой оборудования.

Князе-Михайловская фабрика в Златоусте

Торжественное открытие пушечной сталелитейной фабрики, получившей имя Князе-Михайловской — в честь великого князя Михаила Николаевича, генерал-фельдцейхмейстера и артиллериста, состоялось в ноябре 1859 года. Вскоре здесь под руководством Обухова начались работы по созданию первой русской стальной пушки. В 1860 году три новеньких образца этого орудия покинули Златоуст и вместе со своим автором приехали в столицу. Здесь им предстояло пройти испытание и показать себя в сравнении с пушками из английской и немецкой стали. Полгода испытаний увенчались триумфом русских оружейников: уральская пушка без повреждений произвела более 4 тыс. выстрелов и превзошла аналогичное орудие, изготовленное на фабрике Круппа. Так, Россия стала второй страной в мире, успешно освоившей серийный выпуск стальных артиллерийских орудий. «Виновницу» триумфа, благодаря которой российская оборонная промышленность начала освобождаться от зависимости иностранных производителей и создание которой ознаменовало старт новой эпохи в истории отечественной артиллерии, можно поприветствовать и сегодня. Творение Обухова и златоустовских литейщиков хранится в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи в Санкт-Петербурге.

Один из цехов Обуховского завода

После этого технологию производства тигельной стали по методу Обухова поставили на массовое производство. Сталь Обухова начали использовать многие металлообрабатывающие предприятия России, а также — и в первую очередь — военные заводы. Сам же изобретатель получил не просто материальные выгоды (Обухову отчислялись 35 копеек с каждого пуда его стали), но и чин полковника, орден Святого Владимира IV степени (к уже имевшимся у него к этому времени орденам Святого Станислава и Святой Анны III степеней) и был назначен горным начальником Златоустовских заводов. А в 1862 году к Павлу Матвеевичу пришла и мировая слава: на Всемирной выставке в Лондоне пушку Обухова отметили Золотой медалью.

Что же касается Князе-Михайловской фабрики, то она, получив государственный заказ, начала выплавлять пушечную сталь, из которой изготавливались орудийные болванки для стволов. Но, увы, вскоре стало ясно: выпускать артиллерийское оружие в Златоусте неудобно с точки зрения логистики, ведь его приходилось везти в центр страны, что было и долго, и влетало в копеечку, да и небольшие мощности фабрики никак не могли покрыть потребности российской армии. В 1863 году производство приостановили, а в 1867 году фабрику и вовсе закрыли. Обухов же был переведен в столицу — начинался заключительный, не менее славный период его жизни.

Завод имени Обухова

Вид на Обуховский завод

Еще во время своего триумфального визита в Санкт-Петербург, когда его пушка проходила испытание на Волковом полигоне, Обухова пригласили для консультаций в Морское ведомство. Чиновники, озадаченные проблемой преобразования российского военного флота и его перевооружением, интересовались возможностью организации завода по производству артиллерийских орудий для флота в Санкт-Петербурге. Тогда же Павел Матвеевич познакомился с инженером и «государственным» предпринимателем Николаем Ивановичем Путиловым, уже участвовавшим в ряде инфраструктурных проектов властей.

В 1863 году, когда Князе-Михайловская фабрика находилась на грани закрытия, Павла Матвеевича вызвали в Санкт-Петербург и сообщили радостную новость: в столице решено открыть литейный завод по производству артиллерийских орудий для флота. Так было сформировано Товарищество П.М. Обухова, частное предприятие, взявшееся за устройство и ведение нового производства. Собственниками его стали Обухов, Путилов и известный санкт-петербургский купец Сергей Георгиевич Кудрявцев. Партнеры так распределили обязанности: Обухов взял на себя техническую часть и подбор кадров, Путилов — организационную и лоббистскую, Кудрявцев отвечал за финансы. Четвертым участником этого партнерства выступило Морское министерство. Строительство нового предприятия проходило под непосредственным контролем тогдашнего морского министра адмирала Николая Карловича Краббе, государственного мужа чрезвычайно деятельного.

Для строительства завода товариществу передали территорию и инфраструктуру бывшей Императорской Александровской мануфактуры (первой в стране механической бумагопрядильной фабрики), а вскоре там, на Шлиссельбургском тракте, в 12 верстах от Санкт-Петербурга, стартовало грандиозное строительство.

Огромный завод построили в рекордные сроки, и уже 15 (27) апреля 1864 года на предприятии в присутствии высокопоставленных гостей под руководством Обухова была произведена первая плавка стали.

Н.И. Путилов
П.М. Обухов и Н.И. Путилов

Увы, как часто случается в таких ситуациях, завод потребовал больше инвестиций, чем предполагали его основатели. Им пришлось обратиться за ссудой в Морское министерство, а когда кредита не хватило, за второй ссудой. Министерство деньги выделило, однако взамен взяло под свой полный контроль работу завода. Вскоре товарищество трех предпринимателей распалось: Путилов покинул дело и с завидной энергией принялся за создание собственного предприятия — знаменитого Путиловского завода, Кудрявцева унес в могилу туберкулез. Остался один Обухов. Еще четыре года он руководил деятельностью завода. Здесь стали выпускать артиллерийские орудия для флота и сухопутной армии, потом наладили производство продукции, необходимой для стремительно развивавшейся в России железнодорожной отрасли, затем к этому добавились инструменты, иные виды оружия и многие другие изделия, а также выпуск обуховской стали на экспорт.

Увы, триумфа своего детища Павел Матвеевич не застал. На его долю выпали беспокойные годы становления предприятия, когда производство только налаживалось, и на него требовалось все больше и больше финансов, а с ними государство расставалось все неохотнее. В 1868 году Обухов, получив чин действительного статского советника, попросился в отставку. Здоровье его совсем расстроилось, к тому же внезапно у изобретателя открылась чахотка. Врачи посоветовали Павлу Матвеевичу срочно сменить климат, и он, послушавшись их, отправился лечиться за границу, однако не доехал.

Павел Матвеевич Обухов умер 1 (13) января 1869 года в молдавской деревне Пятра. Значительную часть своего пая в товариществе Павел Матвеевич завещал на обустройство социальной инфраструктуры завода и на стипендии для детей мастеровых, поступивших в технические учебные заведения. Похоронили Обухова на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. Из уважения к памяти выдающегося инженера и изобретателя Морское министерство решило сохранить за заводом имя его основателя. Под ним это прославленное предприятие вошло и в историю Северной столицы, и в историю России.