Бизнес без преград

gltБОСС-профессия | Главная тема
Текст | Ольга ИГНАТЬЕВА

В середине октября президент Владимир Путин, выступая на юбилейном съезде «Деловой России», вновь заявил о том, что западные санкции может компенсировать свобода предпринимательства в стране, и призвал усилить эффективность мер поддержки бизнеса.

Тема развития отечественного бизнеса на фоне усиления международных санкций — одна из самых обсуждаемых в российском политическом и деловом сообществе, обращает внимание заслуженный экономист РФ, декан Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Сергей Календжян. «Действительно, когда, как ни сейчас, российские предприниматели наконец могут воспользоваться шансом и занять освободившиеся ниши на различных рынках товаров, услуг, технологий?» — задается он риторическим вопросом.

Однако, несмотря на политику импортозамещения, которую проводит государство, активного роста бизнеса в России пока не наблюдается. «Конечно, это связано с кризисными явлениями в экономике, которые на сегодняшний день нельзя отрицать. Повышаются риски ведения бизнеса, снижается уровень реальных доходов населения и, следовательно, наблюдается отрицательная динамика спроса, сокращаются возможности доступа к финансовым ресурсам, в частности, к иностранным кредитам и инвестициям. Возрастают затраты для компаний, закупающих сырье и оборудование за рубежом, в связи с девальвацией рубля», — поясняет Сергей Календжян.

В то же время эксперт указывает на то, что наряду с проблемами в период кризиса появляются и новые возможности. Так, возникают новые отрасли, которые раньше были недоступны для отечественных предпринимателей в связи с высокой конкуренцией с зарубежными производителями. Повышается конкурентоспособность отечественной продукции на зарубежных рынках в связи с падением курса национальной валюты. Появляется широкое поле для разработки и реализации инновационных идей российскими компаниями, в том числе представителями малого и среднего бизнеса.

«В этих условиях “свобода предпринимательства”, о которой несколько раз говорил президент Владимир Путин, один из ключевых факторов, который мог бы дать серьезный толчок развитию бизнеса в России. Исторически сложилось так, что основные игроки на российском рынке — это крупные корпорации, основанные еще в советский период государством и впоследствии полностью или частично приватизированные. Но стратегия развития в настоящее время направлена на структурные изменения в экономике, диверсификацию, поддержку собственной промышленности, сельского хозяйства, торговли, сферы услуг. Таким образом, важно возникновение множества новых компаний, что в западных странах обеспечивается за счет активного развития малого и среднего предпринимательства. Если в странах Европы, США, Японии малый и средний бизнес создает 50–60% ВВП и обеспечивает более 70% рабочих мест, то в России эти цифры пока составляют всего лишь 20–27%. А ведь МСП зачастую более гибкие компании, они легче адаптируются к изменениям. Кроме того, они создают здоровую конкуренцию в экономике», — констатирует эксперт.

На пути к свободе

Правда, для того чтобы малый и средний бизнес стал драйвером экономики, необходимо распутать целый клубок проблем, осложняющих сегодня предпринимательскую деятельность.

glt2«Развитию малого и среднего бизнеса в России традиционно препятствует множество факторов, — говорит Сергей Календжян. — Помимо экономической ситуации это высокие административные барьеры входа, включая сложности регистрации и лицензирования многих видов деятельности; высокая фискальная нагрузка; влияние бюрократии и коррупции, чрезмерный контроль со стороны государственных органов, сложности привлечения финансирования. «“Освободить бизнес” — значит дать ему возможность развиваться, устранив эти барьеры, мотивировать активных и предприимчивых людей создавать небольшие компании, в том числе в инновационных сферах», — поясняет он.

Российский бизнес остро нуждается в прозрачности и предсказуемости отношений с регуляторами — так считают в предпринимательской среде.

«Одна из ключевых проблем, препятствующих инвестиционной активности и поступательному развитию бизнеса, — постоянные изменения законодательной базы», — уверен президент Корпорации ТехноНИКОЛЬ, член президиума Общественной организации «Деловая Россия» Сергей Колесников. По мнению эксперта, это создает фактор нестабильности, что мешает долгосрочному планированию и отнимает множество ресурсов. «Существующие условия в законодательстве и экономике в целом бизнес вполне устраивают. Ко всему можно приспособиться, если знать, что данные нормативы достаточно прозрачны и будут действовать длительное время. Скорее, следует говорить не об “освобождении” бизнеса, а о стабилизации правил игры», — конкретизирует он.

Навстречу бизнесу

Сергей Календжян напоминает, что на протяжении последних нескольких лет государство активно разрабатывает и внедряет меры для реализации программы президента Владимира Путина по поддержке малого и среднего предпринимательства. Приняты законопроекты, связанные с государственной поддержкой малого и среднего бизнеса, причем широкие полномочия в этой сфере были переданы на региональный уровень. Регионы получили право самостоятельно определять приоритетные сферы развития бизнеса и создавать для них льготные условия. По инициативе президента введены налоговые каникулы для индивидуальных предпринимателей, значительно расширено количество отраслей, в которых малым предприятиям разрешено работать по патентной системе налогообложения. Введены надзорные каникулы для малых предприятий, действующие на протяжении трех лет. «Работа по созданию и реализации мер, которые могли бы обеспечить рост малого и среднего бизнеса, активно ведется, и, если такая тенденция продолжится, то результаты не заставят себя долго ждать», — заключает декан Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС.

Той же точки зрения придерживается и Сергей Колесников. «Последние два-три года, — акцентирует он, — мы наблюдаем явные позитивные сдвиги в отношениях бизнеса и власти. Представители федеральных и многих региональных министерств и ведомств прикладывают значительные усилия для налаживания продуктивного диалога, готовы прислушиваться к предпринимателям и принимают меры для улучшения инвестиционного климата. Мы много взаимодействуем в рамках Общественной организации «Деловая Россия», по линии отдельных министерств и ведомств. Вопросы действительно стали решаться. Сделать предстоит еще многое, но прогресс налицо», — уверен президент Корпорации ТехноНИКОЛЬ.

glt3Адвокат АК «Бородин и Партнеры» Наталья Самсонова также считает, что за последнее время со стороны государственной власти предприняты значительные меры по стабилизации экономической ситуации в стране. О чем, по ее мнению, может свидетельствовать значительное снижение уровня инфляции в 2016 году. Немаловажную роль в этом, убеждена спикер, сыграла работа государства по поддержке российского бизнеса. Постепенно улучшается бизнес-климат в целом по стране, кредиты и займы для бизнеса становятся доступнее. Особое внимание Наталья Самсонова обращает на деятельность Федеральной корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства (Корпорации МСП), которая была создана в 2015 году по инициативе президента Владимира Путина. «Корпорация МСП показала свою эффективность и востребованность: более чем в десять раз вырос объем закупок у небольших компаний, и как результат в малых предприятиях созданы дополнительные рабочие места. А разработанные эффективные инструменты (продукты), к примеру, бизнес-навигатор МСП, позволяют предпринимателям получать бесплатную фактическую и полную информацию о том, какие услуги востребованы в конкретной местности, как быстро открыть или расширить свой бизнес, рассчитать бизнес-план, найти надежных контрагентов и многое другое», — отмечает адвокат АК «Бородин и Партнеры».

Сергей Дядиченко, генеральный директор компании Wowworks.ru, полагает, что значимым событием стала разработка и принятие такого документа, как «Стратегия развития малого и среднего бизнеса до 2030 года» (утверждена в июне 2016 года. — Ред.). «У многих этот документ вызывает вполне обоснованный скепсис, но я считаю позитивным само признание важности СМБ и существование долгосрочных планов по его развитию в общей экономической стратегии нашей страны», — говорит он.

Также эксперт напоминает, что в настоящее время действует ряд целевых программ, так или иначе способствующих развитию предпринимательства, и программы субсидирования малого и среднего бизнеса. «В целом, по моему ощущению, сама бизнес-среда стала гораздо более живой и открытой, в немалой степени потому, что со стороны государства есть отклик, есть диалог с бизнес-сообществом, активно работают публичные площадки, на которых обсуждаются достаточно острые вопросы», — делится Сергей Дядиченко.

Налоги, проверки, кредиты

В то же время эксперты убеждены, что государству необходимо обратить внимание на те трудности, которые по-прежнему испытывает бизнес. «В первую очередь важно облегчить доступ к заемным ресурсам путем стимулирования инвестиций и программ целевого кредитования. Следует определить приоритетные направления государственной поддержки. Для ряда отраслей серьезным барьером по-прежнему остается высокая фискальная нагрузка. Нужно устранить трудности, связанные с бюрократией, сократить число контрольных органов и оптимизировать количество проверок. Определенная степень свободы, предоставленная бизнесу, будет мотивировать предпринимателей открывать новые компании, создавать новые рабочие места, что, естественно, способствует развитию экономики страны», — говорит Сергей Календжян.

glt4Ослабление контрольно-надзорных мероприятий в отношении бизнеса — одно из самых распространенных пожеланий в предпринимательской среде. С точки зрения руководителя сети фитнес-клубов World Gym в России Ольги Киселевой, двумя главными проблемами для МСП сегодня являются налогообложение и контроль со стороны проверяющих органов «по позициям, не поддающимся предпринимательской логике, сопровождающийся штрафами, которые неадекватны зарабатываемым деньгам». «Налоги на ФОТ нивелируют всякую мотивацию нанимать сотрудников надолго и официально. Хотя самое сложное — это постоянные изменения в законодательстве. В таких условиях сложно прогнозировать бизнес», — сетует Ольга Киселева. Эксперт убеждена: для того чтобы малый и средний бизнес эффективно заработал, необходимо договориться о четких правилах игры и на фиксируемый длительный период прекратить вносить изменения в законодательство, регулирующее деятельность бизнеса. Нужно дать малому бизнесу время, чтобы он встал на ноги.

Исполнительный директор компании Re:Sale Expert Павел Горбов считает, что государству следует минимизировать свою опеку над бизнесом. «К законодателям пожелание, чтобы запретительных мер стало меньше. Надо предоставить возможность бизнесу самому находить выходы. Если конкретно, то отмена НДС явилась бы лучшим подарком бизнесу и огромным стимулом для экономики. В этих же целях я поддерживаю введение патентов. Когда частный предприниматель сам будет покупать себе такого рода лицензию, большое количество компаний освободится от необходимости отчислений во всевозможные фонды», — поясняет он.

Другой давний и болезненный вопрос — это доступ к финансовым ресурсам. Директор по маркетингу компании Hobby World Наталья Супрунюк отмечает: «Одна из наиболее острых проблем малого и среднего бизнеса — это сложная процедура получения кредитной линии. Такой финансовый источник позволяет предпринимателям переживать сезонные спады и инвестировать в производство. Без подобной поддержки среднему и малому бизнесу тяжело справляться с колебаниями экономики и наращивать обороты, поэтому следует упростить процедуру получения кредитных линий или предоставить бизнесу льготы в этом направлении».

«Предприятиям нужны финансы — свободные и недорогие — для развития. Сегодня деньги весьма дороги, и это серьезный барьер, основной стопор. По этой причине складывается ситуация, когда люди в итоге пытаются “оторвать” у государства — экономят на социальных платежах и налогах», — говорит исполнительный директор компании Re:Sale Expert Павел Горбов. Он считает, что разорвать этот порочный круг возможно при изменении монетарной политики.

Диалог должен продолжаться

Сергей Дядиченко уверен, что необходимо усиливать взаимодействие государства и бизнеса при решении общей задачи по улучшению предпринимательского климата. «Нужна большая комплексная и системная работа, которая должна вестись с учетом мнения и предложений реального среднего и малого бизнеса», — подчеркивает эксперт.

В качестве примера Сергей Дядиченко приводит проблему легализации статуса самозанятых граждан, пути решения которой обсуждаются довольно давно, а в сентябре этого года вновь были вынесены на повестку дня Владимиром Путиным. Тогда на заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам президент предложил полностью освободить самозанятых от налогов и обязательных взносов на два года и проработать вопросы дальнейшего налогообложения и развития самозанятости. «Работа началась, но без учета реальной обстановки, без учета потребностей самих самозанятых, — говорит Сергей Дядиченко. — В итоге сегодня везде озвучивается идея введения патента для таких граждан с авансовым платежом за патент в сумме от 10 тыс. рублей. Однако это совершенно неправильно! Получается, авторы предложений не знают, что для многих регионов России 10 тыс. — большая сумма, которую авансом способен выложить отнюдь не каждый человек. А самозанятым предлагают платить эту сумму авансом и без каких-либо гарантий того, что они смогут “отбить” стоимость патента».

Эксперт напоминает, что представители бизнеса, работающего с фрилансерами, давно предлагают иной вариант решения проблемы: установить налог в виде небольшого процента от дохода, полученного от самозанятости, и взимать его по окончании отчетного периода с реально полученных денег. «В этом случае переход людей, которые сейчас оказывают свои услуги, работая в “серой зоне”, в статус официально зарегистрированных самозанятых будет массовым», — считает он.

glt5Также Сергей Дядиченко указывает на необходимость избавить малый бизнес от бюрократии, облегчить для него процедуры регистрации и отчетности. «Такая работа со стороны государства уже идет, и сделано многое. Степень автоматизации процессов, их скорость возросли в разы. Это очень хорошо, но нужно усилить работу, особенно в регионах. Преимущество малого и среднего бизнеса — в их оперативности и в полной вовлеченности всех их сотрудников в дело. Как только ресурсы приходится отвлекать на бюрократические процедуры, его эффективность снижается. В первую очередь это невыгодно самому же государству. Вся отчетность и регистрации должны происходить в режиме “одного окна”», — убежден генеральный директор компании Wowworks.ru.

«Нынешние экономические условия, кто бы что ни говорил, далеко не самые тяжелые из тех, что выпадали на долю российского предпринимательского сообщества. Поэтому малое и среднее предпринимательство не исчезнет. Правда, для того чтобы бизнес начал расти, надо прежде всего остановить утечку мозгов. А она есть, и это серьезная проблема. Сейчас люди просто боятся начинать что-то новое, открывать свое дело, поскольку нет ощущения стабильности. Ведь именно это ощущение и является фундаментом для развития бизнеса», — подытоживает он.


МНЕНИЯ БОССОВ

Игорь ЛУНЯКОВ, руководитель клуба Ronin Family:

Чтобы помочь развиться малому и среднему бизнесу в России, достаточно сделать только одно — не мешать ему. В предприниматели идут люди, которые изначально нацелены на результат, нацелены решать проблемы, и в большинстве своем их ума, инициативности и в хорошем смысле слова изворотливости хватает, для того чтобы решать проблемы, которые создают колебания рынка, сложные экономические ситуации, скачки курса валюты и т.д.

Недавно мы пережили падение рубля, рост доллара и евро, санкции. Несмотря на это, все равно все продолжили работать, справились, просто где-то пришлось включать смекалку.

Чтобы малый и средний бизнес в нашей стране развивался и рос, требуются достаточно лояльное и удобное налогообложение и как можно большая защищенность от чиновников. Государству следует меньше вмешиваться в дела бизнеса. Безусловно, какая-то разумная мера контроля со стороны госаппарата нужна, но, чем реже предприниматели встречаются со всевозможными пожарными, СЭС, налоговой, тем лучше. Повторю: поменьше налогов, пореже встреч с чиновниками. Не надо мешать бизнесу расти, он все сделает сам.

Александр ФИЛИМОНОВ, партнер Artisan Group Public Relations:

Требования оказать максимально возможную поддержку малому и среднему бизнесу и что-то изменить в государственном регулировании, дабы поддержать его рост, звучат на разных мероприятиях разного уровня уже далеко не первый год, и инициатива по «освобождению» предпринимательства — не более чем еще один тезис. На первый взгляд складывается ощущение, что власти пробуют все, что обладает хоть какой-то логикой, при этом исходя из концепции «что-то да поможет». В реальности же инициативы правительства в области малого и среднего бизнеса больше похожи на честную борьбу за право ничего не менять. И тому есть весьма приземленные причины.

Малый и средний бизнес в России сейчас больше страдает от недостатка спроса, нежели от регулятивных барьеров. Спрос на внутреннем рынке падает, рентабельность финансовых организаций снижается, так как уменьшается денежная масса, а послабления в регулировании пока нет даже на горизонте. Стало быть, малый и средний бизнес теряет в оборотах, а финансирование на развитие и модернизацию производства или оказание услуг взять негде, да и отдавать нечем. Уверенности в завтрашнем дне нет уже не только у МСБ, но и у крупных компаний, иначе в 2016 году они все как один не снизили бы горизонт планирования до двух лет с привычных трех. Надежды на рубль время от времени опрокидывают волатильная нефть и очередные инициативы Минфина по поднятию налогового бремени, а специальные меры по высвобождению малого и среднего бизнеса от избыточных административных барьеров работают лишь на бумаге. Органы местного самоуправления все равно найдут способ пополнить собственные карманы за счет бизнеса, коль скоро он прибыльный.

В таких условиях «расшевелить» малый и средний бизнес поможет только масштабное государственное реформирование и максимальное снижение налогового бремени. При этом органам местного самоуправления придется наступить своей песне на горло, сделав самостоятельных бизнесменов неприкасаемыми. А для этого нужны весьма жесткие действия со стороны центральной власти, чтобы ни одно противоправное деяние местных чиновников в отношении таких компаний не осталось безнаказанным. Пока о подобных планах даже не заявляется. Конечно, если это осуществимо, имеется и огромный риск того, что крупные компании будут создавать «дочки» из числа малых и средних компаний, чтобы сохранить свою долю на рынке, где они уже присутствуют (в целях диверсификации бизнеса, стало быть). Тут государству придется проявить гибкость в избирательности подхода к такого рода компаниям: в структуре владения и финансовых документах действительно придется разбираться.

Впрочем, все эти меры будут работать исключительно на растущей экономике. Учитывая, что деньги не пускают в экономику, похоже, сознательно, опасаясь роста инфляции, при текущих экономических отношениях внутри страны и эти меры не помогут. В любом случае надеяться на то, что малый и средний бизнес обеспечит экономический рост, поздно.

Павел ГЕННЕЛЬ, генеральный директор АО «Русско-Европейский инвестиционный консорциум»:

На мой взгляд, сейчас для поддержки бизнеса делается многое: меняется законодательство, повышается качество государственного управления в регионах, снижается уровень коррупционного давления. Однако проблема в том, что все это нужно было делать десять лет назад, потому что такие меры действуют довольно медленно. Сегодня, в условиях острого кризиса, этого не хватает, чтобы поддержать падающие от снижения спроса отрасли.

Усугубляет проблему и политическая ситуация, лишившая бизнес веры в завтрашний день, а также отсутствие внятной экономической стратегии и ручное управление экономикой. Последнее, например, привело к выходу из-под контроля государства банковской системы, которая, будучи задавленной борьбой с инфляцией, полностью перестала выполнять функции по кредитованию бизнеса.

Какие меры могли бы сейчас стимулировать развитие малого и среднего бизнеса? Как это ни печально, малый бизнес уже не спасти. Он сильно пострадал и слишком привязан к платежеспособному спросу населения, который продолжает стремительно падать. Поддержать его можно было массированной накачкой экономики ликвидностью, хотя этой ликвидности нет и не предвидится. Средний же бизнес вполне в состоянии перенести кризис, если отбросит суицидальные настроения и начнет работать активнее. Однако всем — и малому, и среднему, и крупному бизнесу, и даже иностранным инвесторам, которые то ли есть, то ли нет, больше всего требуется одно — предсказуемость. И внешняя, и внутренняя политика нашей страны должна стать более предсказуемой и понятной. Только тогда появятся инвестиции и пойдет рост, и малый бизнес заново прорастет сквозь асфальт. Пока же мы красим бомбоубежища и устанавливаем хлебную норму на случай войны, ни инвестировать, ни работать никто не будет — смысла нет.

Евгений ЗАБУГА, адвокат, председатель Совета молодых адвокатов АП Омской области:

Президент страны за время своей работы доказал, что его словам не только можно, но и нужно доверять. Поэтому его высказывания о свободе предпринимательства, безусловно, могут быть воплощены в жизнь.

Однако анализ изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ за 2015– 2016 годы позволяет констатировать, что все больше действий в сфере экономической деятельности криминализуется (появляются новые составы преступлений). Несмотря на масштабные изменения в уголовном законодательстве, произошедшие в июле 2016 года, и значительное повышение размера ущерба (дохода), наличие которого делает деяние либо преступным или не преступным, это приведет, по мнению многих уважаемых юристов и экономистов, к ужесточению практики назначения уголовного наказания. А угроза наказания — это всегда страх. При наличии страха сложно надеяться на творческие идеи и свободу предпринимательской деятельности.

Кроме того, ошибиться при ведении бизнеса очень легко, поскольку любую сферу деятельности регулирует большое количество нормативных правовых актов со сложной юридической техникой изложения, а главное, не всегда отвечающих здравому смыслу.

Малый и средний бизнес, особенно в регионах, чтобы заработать хоть что-то, зачастую не в силах привлечь к постоянному сопровождению своей деятельности юристов и аудиторов. Отсюда и начинаются ошибки, за которые в любое время могут наказать десятки контролирующих органов власти.

Не менее важно, что все больше уголовных дел в стране возбуждается в отношении чиновников разного уровня, которые непосредственно взаимодействуют с бизнесом при исполнении своих полномочий. Это приводит к тому, что процессы согласования даже несложных решений затягиваются на долгие месяцы, а также к значительным расходам, что отбивает желание предпринимателей заниматься своей деятельностью «прозрачно».

Определенным образом негативно воздействует на желание заниматься бизнесом открыто и свободно налоговая нагрузка в совокупности со сложным подходом к предпринимателям со стороны налоговых органов, а кроме того, порой произвольное толкование ими и без того витиеватых норм налогового законодательства, которое отличается своей нестабильностью.

Все это зачастую приводит к тому, что бизнес для многих заканчивается делом о несостоятельности (банкротстве), десятками, а то и сотнями фактически обманутых контрагентов, которым ничего не остается, как ругать систему и думать, как самим исправить хозяйственную ситуацию.

Названные обстоятельства одновременно выступают причинами «инвестиционной непривлекательности» страны.

Чтобы «освободить» бизнес и тем самым обеспечить экономический рост, требуется сократить количество административных барьеров и наполнить действия органов государственной (муниципальной) власти здравым смыслом, заставить их отказаться от присущего им формализма. Расширить сферу действия уполномоченного по правам предпринимателей как на федеральном уровне, так и аналогичных уполномоченных в регионах. Активнее использовать возможности электронного документооборота и информационного взаимодействия в формате «власть — предприниматель». По аналогии с Арбитражным процессуальным кодексом РФ (статья 53.1) закрепить в Уголовно-процессуальном кодексе РФ возможность участия уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей и уполномоченных по защите прав предпринимателей в субъектах РФ. Это будет выступать определенной гарантией защиты от произвола по так называемым экономическим делам.

Думаю, что предпринимаемые государством в настоящее время меры по поддержке предпринимателей имеют благие намерения, но они должны работать в системе со всеми отраслями законодательства. Кроме того, они не начнут работать, пока сами правоприменители считают их искусственно навязанными.

Григорий СИЗОНЕНКО, генеральный директор компании ИВК:

К глубокому сожалению, предыдущие 20 лет реформ не создали достаточных условий для развития национально ориентированного бизнеса. Я не могу сказать, что в стране не пытались создавать благоприятные условия для развития бизнеса. Чуть лучше, чуть хуже, но такое движение происходило всегда. Правда, весь бизнес в нашем сегменте, сегменте информационных технологий, был ориентирован на повсеместное применение в стране зарубежных технологических решений. В ИТ это особенно заметно, однако подобное происходило во всех несырьевых отраслях промышленности. Отрасль информационных технологий целиком отдали на откуп нашим зарубежным партнерам. Мы практически разучились создавать отечественные технологии. Какой-то опыт сохранился лишь в совсем небольшом числе компаний малого и среднего бизнеса, которые на свой страх и риск занимались увлекательным для них делом и смогли проявить достаточно упорства и оптимизма, чтобы создать и совершенствовать ИТ-продукты и технологии мирового класса.

Сегодня перед страной стоят задачи, решение которых прямо связано с реальным обеспечением технологической независимости в сфере информационных технологий. И здесь нет права на ошибку. В то же время крупные государственные корпорации, допущенные до дележки государственного финансового пирога, не имеют сейчас технологического задела, позволяющего решать подобные задачи. Хотя эти корпорации не выпускают финансовые средства за периметр давно сформированной и далеко не всегда дееспособной монопольной кооперации. При этом срыв выполнения такой кооперацией взятых на себя технических обязательств в отличие от предприятий малого и среднего бизнеса не приводит к их включению в реестр недобросовестных поставщиков. А значит, подобный опыт можно повторять и повторять.

Я не понимаю, что имеет в виду президент, говоря о предоставлении бизнесу максимума свободы. Если это связано со снижением государственного давления на бизнес, то это, безусловно, положительный тренд. Но, с моей точки зрения, даже этого было бы мало. Компенсировать санкции теперь поможет лишь установление равных прав и обязанностей для всех участников рынка. Это весьма сложная задача. Однако государственный капитализм в ИТ-сфере тормозит решение задачи импортозамещения.

Василий РОМАНЦОВ, основатель магазина разливного пива и продуктов «Пивонерия»:

Для того чтобы «освободить» бизнес, необходимо, чтобы государство снизило контролирующую функцию, которую по какой-то причине считает сейчас самой важной. Вся деятельность зарегулирована донельзя, что приводит к раздутию штата чиновников, ничего реально не делающих, но получающих зарплаты.

За прошедший год были приняты меры, которые реально способствуют развитию бизнеса. Правда, только крупного бизнеса, например, компенсация банковских процентов по кредитам, выданным на реализацию проектов в рамках импортозамещения. В то же время в малом бизнесе становится сложнее работать — вводятся новые контролирующие меры, такие как ЕГАИС (начали с алкогольного рынка, хотят ввести для всех видов товара), обязательное использование кассовых аппаратов всеми продавцами, в том числе с ЕНВД или ведущих деятельность по патенту. При этом выигрывают от этих мер лишь единственный производитель флешкарт jacarta, а также компании, обеспечивающие сертификацию, цифровую подпись предпринимателя. Фактически власти перекладывают свою работу на плечи предпринимателей, которые еще за это должны и платить.

Я считаю, что даже в нынешних экономических условиях добиться выполнения задачи по обеспечению роста в сфере малого и среднего бизнеса вполне реально. Для этого нужно принимать меры, направленные на развитие именно реального сектора, производителей, сферы услуг, торговли. К примеру, устранить правила торговли, нереальные для выполнения и приводящие к тому, что в магазинах практически невозможно приобрести товары натурального производства, без консервантов.

Знаете ли вы, что, прежде чем продавать какой-либо товар, магазин обязан сдать его на анализ в Санэпиднадзор, который будет проводить анализ две недели, и за это приходится платить 20 000 рублей из каждой закупаемой партии! Да за указанный период натуральный товар просто испортится! Скажем, сыр сулугуни начинает терять свои лучшие свойства через четыре дня. А как быть с рыбой горячего копчения? Штраф выписывается за некачественный товар продавцу, а не производителю. Такие правила способствуют развитию взяточничества. И подобных законов полно. Все небольшие продуктовые магазины ходят по лезвию бритвы. Меры, направленные на снижение регуляции, позволили бы сократить число чиновников-бездельников, увеличить эффективность реального сектора и снизить цены на продукты.

Оскар ХАРТМАНН, основатель «Фонда Русской Экономики» и KupiVIP.ru:

Для того чтобы обеспечить экономический рост, сегодня есть все необходимое. Ведь главное — это не законы или условия, в которых находятся владельцы и руководители компаний, а их личное состояние и уверенность в будущем. Именно это дает силы и смелость развивать свой бизнес и не уходить в модус выживания, который непродуктивен. Психологическое здоровье играет более важную роль, нежели все остальное, что обычно обсуждается в контексте этого вопроса.

Что касается действий государства по поддержке бизнеса, то я наблюдаю положительную динамику. Учитывая «идеальный шторм», в который мы попали, все могло быть намного хуже, чем есть сейчас. И действия государства, направленные на сохранение стабильности, работают.

В своем окружении я вижу людей, которые сегодня начинают делать смелые шаги, строят нечто новое, а не просто занимаются сохранением того, что уже есть. Санкции влияют настолько, насколько руководители и владельцы бизнеса на них реагируют.

Хотелось бы рекомендовать всем меньше читать новостную ленту и не проявлять эмоции на каждое происходящее событие, ведь это приводит к решениям, отличающимся от тех, которые вы принимаете, слушая своих клиентов и партнеров.

Убежден, что любая проблема является возможностью. И период больших перемен — это время рождения новых бизнесов и новых направлений внутри уже существующих. Если смотреть на любую ситуацию как на возможность, можно найти перспективные идеи и интересные решения.

Как известно, исключения бывают из любых правил. И сегодня есть как компании, которые испытывают рост, так и компании, у которых наблюдаются трудности, отсутствие спроса, особенно в b2b-сегменте.

Однако если говорить о том, реально ли теперь добиться роста, нужно в первую очередь отметить, насколько владельцы бизнеса готовы менять свое мышление, логику, бизнес-модель.

Если плыть как корабль по течению, развития не достичь. Ныне важно иметь гибкость, пластичность и задаваться вопросом о том, что можно сделать. Рост любой компании зависит от внутренних вещей больше, чем от внешних. Когда у компании 0,02% рынка, маловероятно, что общие рыночные тренды для нее определяющие.

Я считаю, что уровень роста 99,9% людей, которые читают сейчас этот материал, определяется в первую очередь их личными действиями, мышлением и логикой, а не тем, что происходит за окном.

Александр БОЛЬШУНОВ, председатель совета директоров ГК «Энергоконтракт»:

Как известно, Россия поднялась на 11 позиций в рейтинге Всемирного банка Doing Business 2017 (40-е место из 190). На мой взгляд, совершенно странное решение авторов рейтинга. Одним из положительных факторов называется легкость регистрации собственности. Действительно, здесь есть какие-то подвижки — появилась возможность электронной регистрации. Однако бизнес — это не регистрация собственности, а прежде всего регистрация и развитие компании. По сравнению с тем процессом регистрации компании, который был три–пять лет назад, ситуация ухудшилась в разы. И разы эти измеряются сроками процедуры. Не знаю, как в регионах, но в Москве 46-я налоговая инспекция, регистрирующая ООО, предъявляет претензии практически ко всему с последующими отказами. В частности, мы сталкивались с отказом в регистрации в случае предоставления юридического адреса в торговом центре по причине того, что это адрес массовой регистрации. Пример, к сожалению, не единичный.

В борьбе против вывода денег за рубеж банки под страхом потери лицензии практически перестали открывать паспорта сделок на закупку сырья новым компаниям. Для того чтобы развить бизнес хотя бы до уровня одного миллиона условных единиц, похоже, требуется история не менее чем в год-два. Абсолютно убежден, что это ничто иное, как меры по торможению тех бизнес-процессов, которые могли бы быть основаны на интеграции российских технологий с производителями сырья, западными или восточными.

Часто мы слышим о предоставлении разного рода грантов на какие-либо разработки и НИОКР. К сожалению, мы очень редко слышим, чтобы эти разработки внедрялись в промышленное производство и находили своего покупателя при сбыте. Скорее, речь должна идти не о грантах и не о субсидировании кредитных ставок, а о создании экономических условий для роста: таких, как послабление налоговой базы, в основном для стартапов, создание специальных территорий с льготным налоговым обложением. Неясно, почему Крым до сих пор не стал такой территорией.

Не до конца понятно, и какие цели преследуют правительственные чиновники в своей риторике повышения налогов на имущество, на дивиденды и т.д. По сути дела, даже из истории России известно, что единый оборотный налог, от которого невозможно уйти, как минимум искоренил бы среду для роста теневых, «серых» компаний. Тут необходимы не фискальные полицейские меры, а меры законодательного порядка, которые бы удалили саму целесообразность появления таких «серых» процессов.

Так сказать, поддержка МСП, когда для них пытаются выделить кусок в закупочных квотах крупных госкорпораций, порочна по двум причинам. С одной стороны, это подставляет более крупный бизнес, который уже инвестировал в свои производства, технологии, оборудование и который теперь зачастую не допускается к их профильным конкурсам. А с другой стороны — исполнение подобного рода контрактов со стороны вновь появившихся компаний никоим образом не может гарантировать качество продукции, объемы и сроки поставки. В нашем случае, когда речь идет о средствах индивидуальной защиты от профессиональных рисков, такого рода политика неизбежно приведет к росту производственного травматизма, в том числе смертельного.