Додон против Плохиша

dodonБОСС-политика | Сюжет месяца/Вокруг России
Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

30 октября в Молдавии после долгого перерыва состоятся прямые выборы нового президента страны.

Фаворитом гонки является кандидат от Партии социалистов (ПСРМ) пророссийский политик Игорь Додон. Три либеральные партии Молдавии решили, кто будет их единым кандидатом на предстоящих выборах президента страны, — это экс-министр образования Майя Санду.

Есть вероятность, что Додон победит в первом туре. Однако существует вариант и второго тура, в котором Додон может встретиться с Майей Санду или, что менее вероятно, кандидатом от правящей Демократической партии (ДПМ) Марианом Лупу.

По данным опроса Центра социологических исследований, за Додона проголосовали бы 28,5% респондентов. Санду готовы поддержать 15,9% опрошенных, Мариана Лупу — 12,5%, снявшегося с гонки лидера платформы «Достоинство и правда» Андрея Нэстасе — 11,9%. Теперь Нэстасе будет агитировать своих потенциальных избирателей, чтобы они голосовали за Санду.

Политолог Евгений Минченко замечает (в комментарии для Politcom.ru): «По рейтингам Игорь Додон — на первом месте среди кандидатов в президенты Молдовы. Это общее мнение — и по тем социологическим опросам, которые сделали молдавские социологи, и по тем, которые делал Международный республиканский институт (США), и по тем, которые провел Фонд Конрада Аденауэра. И молдавские, и американские, и немецкие социологи сходятся на том, что Додон — на первом месте».

Однако в последнее время произошли серьезные изменения, уточняет он. Было несколько типов игроков на старте кампании. Был левый лагерь, представленный Игорем Додоном от Партии социалистов и Дмитрием Чубашенко от «Нашей партии» Ренато Усатого. Был проамериканский кандидат — Майя Санду. Был кандидат, поддерживаемый одной из олигархических групп, — Андрей Нэстасе, который являлся радикально оппозиционным. И был ставленник «молдавского Ходорковского» — местного олигарха Владимира Плахотнюка Мариан Лупу, представитель правящей коалиции. Между ними выяснялись отношения. Электорат можно было делить по разным форматам. Были 20% унионистов (те, кто считает, что Молдова должна стать частью Румынии), есть те, кто нацелен на взаимодействие с Россией, — более 40%, и те, кто нацелен на взаимоотношения с ЕС, — 30–40%.

«Под давлением американцев, — подчеркивает Минченко, — целый ряд кандидатов начал “сливаться” под проамериканского кандидата Майю Санду. Сначала под нее удалось “слить” Нэстасе, а 26 октября снялся Лупу. Получается, что совокупно у Санду есть шансы выйти на первое место, с одной стороны. С другой — внутри этого электорального массива очень серьезные разногласия. Например, электорат Лупу — это умеренные молдавские националисты, которые не хотят “сливаться” под Румынию или США. Электорат Нэстасе — это радикальные противники правящего в стране режима Плахотнюка. А он сам уже поддержал Санду. Вопрос в том, насколько увяжется внутри вся эта смесь разнородных элементов».

«Я думаю, что результат выборов не предрешен, — предполагает эксперт. — Есть возможность того, что они закончатся в первом туре. Возможно, состоится и второй тур. Тогда определенное значение будет иметь позиция Чубашенко, который пока “сливаться” не хочет и находится на левом фланге».

К России или от России?

Программа Додона предусматривает сближение с Россией (во вторник в эфире одного из телеканалов лидер гонки заявил, что считает Крым по факту российской территорией), федерализацию Молдавии (что позволит вернуть в ее состав непризнанную республику Приднестровье) и отказ от проводившихся последние семь лет реформ. Либералы, наоборот, настроены на дальнейшую евроинтеграцию, и, как и Додон, с засильем олигархов.

Однако Лупу поддерживает Плахотнюк. Плахотнюка обвиняют в узурпации власти, в том, что он является «серым кардиналом» и несет ответственность за экономические и социальные беды, которые переживает страна последние семь лет. Протесты, прокатившиеся по Молдавии в 2015-м — начале 2016 года, были направлены именно против Плахотнюка и контролируемых им политиков. Акции организовали социалисты и либеральная оппозиция.

Нестабильность и конфликты

Молдавия — одно из самых нестабильных постсоветских государств. Наиболее острая дестабилизация произошла в последние семь лет, когда весной 2009 года в результате беспорядков власть потеряла правящая Партия коммунистов (ПКРМ) Владимира Воронина. Эта партия занимала доминирующие позиции с 2001 года.

С июля 2009-го власть перешла в руки коалиции либеральных партий «За европейскую интеграцию». В 2013-м коалиция развалилась. Две партии — Либерально-демократическая (ЛДПМ) и Демократическая — по-прежнему остаются правящими, составив новый альянс — «За европейскую Молдавию». Отделившаяся от них Либеральная партия (ЛП) — в оппозиции. Кстати, Партия коммунистов поддерживает правящий альянс.

Главной своей заслугой нынешнее правительство считает евроинтеграцию: в июне 2014-го был подписан Договор об ассоциации с Евросоюзом, и граждане Молдавии получили право на краткосрочные безвизовые поездки в зону Шенгена.

Коалиция также пыталась продвигать идею присоединения к Румынии. Это был один из ключевых элементов программы и.о. президента с осени 2009-го по декабрь 2010-го, лидера Либеральной партии Михаила Гимпу. Однако эта идея не вызвала массовой поддержки среди населения.

Евроинтеграция привела к падению производства, экспорта (особенно в Россию) и ослабила национальную валюту. Тысячи молдаван, пользуясь правом безвизового въезда в ЕС, осели там как нелегалы. По-прежнему не решена проблема с отколовшимся от Молдавии в начале 1990-х Приднестровьем и есть напряженность в отношениях с автономией Гагаузия.

В это время партия Воронина пережила раскол. Значительная часть «раскольников» как раз и составила партию Игоря Додона — ПСРМ.

Три года парламент не мог избрать президента (с 2000 года президента страны выбирал двумя третями голосов парламент). Хотя, после того как президентом в марте 2012-го в качестве компромиссной фигуры был избран беспартийный Николай Тимофти, страну сопровождают постоянные неурядицы в правительстве, значительное падение уровня жизни большинства граждан и коррупционные скандалы.

dodon2
Владимир Плахотнюк

Крупнейшим из таких скандалов стала так называемая кража века в 2014 году — из банковской системы был выведен в офшоры миллиард евро (восьмая часть ВВП Молдавии).

Даже официальные лица ЕС остались возмущены результатами расследования и последовавшим судом. На скамье подсудимых в итоге оказался один лишь молдавский экс-премьер Владимир Филат. Его приговорили к девяти годам тюрьмы. Чиновник внешнеполитического ведомства ЕС Майя Косьянчич заявила тогда, что на скамье подсудимых должен был оказаться не только Филат. Многие намекают на то, что за аферой стоит «куратор» Демократической партии олигарх Владимир Плахотнюк (по прозвищу Плохиш). Формально он депутат парламента Молдавии и заместитель председателя ДПМ, успешный бизнесмен, среди активов которого четыре крупнейших национальных телеканала.

Именно в период правления либеральных коалиций, как считает нынешняя молдавская оппозиция, страна оказалась во власти олигархического клана, возглавляемого Владимиром Плахотнюком. Одним из основных требований протестов 2015-го — начала 2016 года было «освобождение Молдавии от олигархов», в частности от Плахотнюка.

Кандидат от «Нашей партии» Дмитрий Чубашенко предупредил, что выход кандидата от ДМП Мариана Лупу во второй тур вызовет массовые акции протеста в стране. По его мнению, «протолкнуть» Лупу во второй тур можно исключительно с помощью фальсификаций. При этом сама «Наша партия», левая политическая сила, весьма компетентна в «уличной» политике.

Как бы ни закончились выборы, нужно понимать, что кризис на этом не завершится. Институт президентства в молдавской системе власти не является доминирующим. А борьба за контроль над другими институтами продолжится.