Фиктивное банкротство

fiktiv«БОСС» в помощь | Правозащита
Текст | Мария ШАРЫПИНА, адвокат Санкт-Петербургской коллегии адвокатов

Проблемы законодательного регулирования.

Банкротство юридических лиц — одна из глубочайших проблем современной экономики. Все больше предпринимателей отказывается от продолжения борьбы, будучи не в силах рассчитаться по всем долгам. Однако в сложном финансовом положении далеко не все ведут себя достойно, а главное — в соответствии с действующим законодательством. Именно поэтому в нашей стране предусмотрена ответственность за неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное и фиктивное банкротство.

Остановимся подробнее на последнем. Понятие фиктивного банкротства перекочевало в современное российское право из преамбулы Закона РФ от 19 ноября 1992 года «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» (далее — Закон от 19.11.1992). Проблема в том, что при просто переписывании текста вышла коллизия, а если быть точнее, сразу несколько.

Во-первых, старое определение утверждалось и действовало в старых реалиях — Закон от 19.11.1992 предусматривал процедуру, при которой предприятие объявляло себя банкротом. Этот процесс и требования к такому объявлению подробно расписывались, не возникало необходимости обращаться в суд или к арбитражным управляющим. Федеральный закон от 8 января 1998 года «О несостоятельности (банкротстве)» продолжил традицию — тоже предусматривал добровольное объявление себя банкротом. Федеральный закон от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», действующий в настоящее время, отменил старую процедуру.

Казалось бы, позитивное изменение — процедура банкротства регулируется полнее, меньше оснований для спекуляций и мошенничества с фиктивным банкротством. Однако проблема в том, что формулировки в Кодексе об административных правонарушениях и Уголовном кодексе РФ не изменили. В обоих кодексах записано: «Фиктивное банкротство, то есть заведомо ложное публичное объявление руководителем или учредителем (участником) юридического лица о несостоятельности данного юридического лица» (пункт 1 статьи 14.12 КоАП, часть 1 статьи 197 УК РФ).

Фактически объявление организации банкротом уже давно не предусмотрено законодательством, а следовательно, не влечет никаких юридических последствий. Вторая коллизия — КоАП и Уголовный кодекс содержат абсолютно идентичные формулировки касательно фиктивного банкротства. КоАП РФ, конечно, делает уточнение: «Если это действие не содержит уголовно наказуемого деяния», но оно абсолютно не помогает разобраться, в каком случае организации грозит «наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей; на должностных лиц — от пяти тысяч до десяти тысяч рублей или дисквалификация на срок от шести месяцев до трех лет», а в каком — «штраф в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительные работы на срок до пяти лет, либо лишение свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового».

fiktiv2Обращение должника в суд с заявлением о признании себя банкротом по объективным признакам не подпадет под определение, это не «заведомо ложное публичное объявление руководителем или учредителем (участником) юридического лица о несостоятельности данного юридического лица», так как в случае отсутствия признаков банкротства суд просто откажет должнику.

Это подтверждают и сами судьи: «Вместе с тем наличие признаков фиктивного банкротства (статья 197 Уголовного кодекса Российской Федерации, пункт 1 статьи 14.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях) означает отсутствие признаков банкротства, предусмотренных статьей 3 Закона о банкротстве и влечет принятие арбитражным судом решения об отказе в признании должника банкротом (абзац второй статьи 55 Закона о банкротстве)» (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 24.09.2015 №Ф05-9747/2015 по делу №А40-186080/2013).

Таким образом, мы приходим к парадоксальной ситуации: нормы содержатся в нескольких нормативных правовых и подзаконных актах (например, в Постановлении Правительства РФ от 27.12.2004 №855 «Об утверждении Временных правил проверки арбитражным управляющим наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства»), однако само по себе публичное объявление организации банкротом не несет в себе никакой общественной опасности и не приносит никому убытков.

Тем не менее помимо законодательных установлений в России существуют экспертизы на наличие признаков преднамеренного или фиктивного банкротства. К сожалению, сложность со статистикой по этому составу обусловлена тем, что в аналитических отчетах МВД неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное банкротство и фиктивное банкротство указаны в качестве единого пункта, поэтому выявить объективные показатели не представляется возможным.