Приручить энергию

glt БОСС-профессия | Главная тема
Текст | Ольга ИГНАТЬЕВА

Возведение энергосберегающих жилых зданий в последние десятилетия стало одним из основных трендов строительной индустрии. Вслед за многими зарубежными странами, где энергоэффективности в жилищном строительстве уделяется приоритетное внимание, Россия тоже обратилась к внедрению энергосберегающих технологий при строительстве жилых домов. Однако, несмотря на большие выгоды, которые сулят государству и обществу такие проекты в отдаленной перспективе, им еще только предстоит стать массовым явлением.

Жилищный сектор, занимающий второе место по величине конечного потребления энергии в нашей стране, обладает колоссальным потенциалом энергосбережения. По оценкам экспертов, на единицу жилой площади в России расходуется в два–три раза больше энергии, чем в Европе. В связи с этим применение энергоэффективных технологий при строительстве новых домов становится одним из ключевых мероприятий стратегии энергосбережения, позволяющим как снизить энергоемкость ВВП, так и сберечь природные ресурсы. Кроме того, полномасштабное внедрение энергосберегающих технологий при строительстве новых жилых домов имеет ощутимый мультипликативный эффект и не просто поможет сэкономить энергетические ресурсы, но и положительно скажется на многих отраслях экономики, прямо или косвенно связанных с ЖКХ.

Неизбежно и перспективно

«Внедрение энергоэффективных технологий — неизбежность», — считает председатель Комиссии Общественной палаты РФ по экологии и охране окружающей среды Сергей Чернин. Эксперт убежден, что это тот редкий случай, когда интересы государства, застройщиков и самих жильцов совпадают. Людям выгодно снижать потребление энергоресурсов, устанавливать термостатические регуляторы, многофазные электросчетчики и меньше платить за услуги ЖКХ. Но дело не только в этом. Когда снижается расход тепла и электроэнергии в жилых домах, муниципалитет и энергоснабжающие компании получают возможность пересмотреть свои инвестиционные программы. Выясняется, что можно не строить дополнительные мощности для производства энергии, а направить средства на что-то другое — на ремонт сетей или социальную инфраструктуру. «Это важно само по себе, а в текущих экономических реалиях вопрос об энергоэффективности становится делом государственной важности. Цена вопроса очень велика: как минимум 25–30% тепла и электроэнергии мы сейчас производим и тратим впустую! А ведь на это расходуются огромные объемы природных ресурсов, происходит загрязнение окружающей среды!» — подчеркивает Сергей Чернин.

Большой путь по повышению энергоэффективности в жилищном строительстве прошли многие развитые страны. Энергетический кризис 1970-х годов и резкое подорожание нефти заставили ряд зарубежных государств приступить к разработке проектов по улучшению теплозащиты строящихся и уже эксплуатируемых зданий. В последующие годы в некоторых государствах были приняты законодательные нормы, позволившие в ограниченное время значительно снизить рост энергопотребления в строительстве. Сегодня лидерами в энергоэффективном жилищном строительстве выступают страны ЕС, в первую очередь Дания, Германия, Финляндия, Швеция, где действуют целевые государственные программы по энергосбережению и строительству энергосберегающих зданий.

«Перспективность энергоэффективных проектов наглядно доказана обширным мировым опытом, в частности опытом Дании», — утверждает заместитель директора отдела тепловой автоматики компании «Данфосс» Антон Белов. Благодаря повсеместному внедрению энергосберегающих технологий начиная с 70-х годов XX века, в первую очередь в жилищно-коммунальном секторе, общее энергопотребление здесь снизилось практически вдвое. Так, согласно данным статистики, при увеличении объема валового внутреннего продукта на 105% потребление тепловой энергии в стране выросло всего на 5%. Технологии, которые внедрялись в Дании, сегодня широко применяются и в России. И практический опыт их использования неоднократно доказывал, что 40%-ное сокращение потребления энергоресурсов в ЖКХ, обозначенное российским правительством и президентом как стратегическая задача, вполне достижимо. Более того, в некоторых случаях могут быть получены и более высокие результаты. Однако для этого необходима комплексная модернизация инфраструктуры», — отмечает Антон Белов.

Выгодно, но дорого

glt2«Энергоэффективность — это мировой тренд. В России на протяжении десятилетий теплоносители и энергии были достаточно дешевыми, и по этой причине вопрос энергосбережения не стоял так остро, как сегодня. У нашей страны есть серьезные перспективы. В последнее время об этом задумываются, но пока лишь на уровне инженерных разработок и пилотных проектов», — констатирует директор по развитию Московского представительства (СДОК) «НЛК Домостроение» Константин Блинов.

Отсчет энергоэффективного жилищного строительства в России принято вести с 2001 года, когда в московском микрорайоне Никулино-2 ввели в эксплуатацию 16-этажный экспериментальный жилой дом, где в комплексе был применен ряд энергосберегающих конструктивных решений (тепловые насосы, автоматизация жизнеобеспечения, индивидуальные тепловые пункты, наружные ограждающие конструкции с повышенной теплозащитой). Позже подобные дома появились и в других городах России.

В 2010 году строительство энергоэффективного жилья в России вышло на новый уровень. В ряде регионов заработала программа по переселению граждан в малоэтажные многоквартирные энергоэффективные дома из аварийного жилищного фонда с участием средств государственной корпорации — Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства. В настоящее время в стране сдано в эксплуатацию 117 таких домов, еще 18 находятся на стадии строительства или проектирования. Лидирует по пилотным проектам Фонда ЖКХ Северо-Западный федеральный округ, где построен 41 дом и 15 находятся на этапе реализации, за ним следуют Сибирский и Уральский федеральные округа (построено 17 и 16 домов). Как подчеркивают в Фонде ЖКХ, жители таких домов имеют возможность экономить на оплате тепла, горячей воды и электроэнергии в размере от 25 до 40% по сравнению с обычными многоквартирными домами, а в домах, где применяются возобновляемые источники энергии, экономия может составлять 50% и более.

Однако практика показывает, и это неоднократно признавали руководители и Фонда ЖКХ, и Минстроя России, что даже такие проекты, где в качестве заказчика стройки выступает государство, плохо стимулируют регионы и застройщиков к энергоэффективному строительству. Проблема в стоимости реализации энергосберегающих проектов. По оценкам экспертов, энергоэффективный дом обходится застройщикам примерно на 30% дороже построенного по традиционным технологиям.

«Рынок массового жилищного строительства пока не готов перейти на энергоэффективные технологии», — считает исполнительный директор ООО «Дудергофский проект» (ГК «БФА-Девелопмент») Василий Вовк. Дело, как поясняет он, конечно, не в консервативности застройщиков, которые привыкли строить типовые проекты и к инновациям не стремятся. Скорее, покупателей не обрадует удорожание стоимости квадратного метра жилья за счет внедрения таких новшеств. Пока это довольно затратное предприятие, увеличивающее себестоимость строительства. К тому же существующие нормативы никак не регламентируют использование энергосберегающих технологий.

Вместе с тем спикер полагает, что говорить о полном игнорировании энергосберегающих решений тоже нельзя. Так или иначе, к сокращению издержек и минимизации теплопотерь стремятся многие застройщики. В частности, за счет воздухонепроницаемости, качественной теплоизоляции и эффективной системы вентиляции достигается значительная экономия энергоресурсов.

Будущее уже сегодня

glt3Так, шаг за шагом российские застройщики начинают уделять внимание энергоэффективности своих объектов. Директор по развитию бизнеса и инвестиций ЮИТ Артак Макарян отмечает, что за последние несколько лет энергоэффективные технологии и материалы стали активно применяться в сегменте массового жилья. «Например, специалисты концерна ЮИТ при строительстве российских проектов уже имеют некий «пакет», который стандартно применяется. Это фасады и окна: использование многослойных наружных стен, теплоизоляционных материалов с низким коэффициентом теплопроводности, установка качественных 5-камерных оконных профилей со стеклопакетом с низкоэмиссионным покрытием, применение горизонтальной двухтрубной системы отопления. Также периодически мы пробуем что-то совсем новое, скажем, установку солнечных батарей», — делится опытом Артак Макарян.

«Сегодня в массовом жилищном строительстве обычной практикой стала установка современных стеклопакетов, утепление стен и оборудование горизонтальных систем теплоснабжения», — констатирует Сергей Чернин. Последнее можно смело назвать своего рода революцией, которая уже свершилась. «Дело в том, что в подавляющем большинстве старых домов разводка отопительных труб по этажам организована вертикально: снизить обогрев отдельно взятой квартиры невозможно без того, чтобы заодно не охладить и всех соседей по стояку. При горизонтальной же разводке системы отопления в каждой квартире и даже комнате можно установить свой режим отопления. Это удобно и крайне выгодно для жильцов, учитывая сегодняшний уровень коммунальных тарифов», — поясняет эксперт.

Не менее важное новшество, которое в последние годы применяется все чаще, по мнению Сергея Чернина, — оборудование общедомовых тепловых пунктов. Их можно устанавливать и в новых домах, и в старых, с вертикальной системой теплоснабжения. Тепловые пункты позволяют контролировать расход тепла на уровне всего дома и оперативно снижать обогрев помещений в случае резкого повышения температуры на улице. Кроме того, общедомовые тепловые пункты делают возможным так называемое фасадное регулирование. Оно необходимо весной и осенью, когда один фасад дома весь день облучен солнцем и жители вынуждены открывать окна, чтобы спастись от жары. В таких ситуациях можно просто меньше отапливать определенную часть дома и экономить на отоплении.

Еще один пример внедрения энергоэффективных технологий — снабжение домов холодом, создание общедомовых систем кондиционирования помещений. Это достигается путем строительства специальных тригенерационных станций в непосредственной близости от жилья. Сейчас на территории Новой Москвы планируется реализовать сразу несколько таких проектов.

Отложенные выгоды

Один из главных барьеров, сдерживающих массовое внедрение энергоэффективных домов в России, — неразработанность механизма компенсации затрат застройщиков на повышение энергоэффективности жилых домов.

«Эффективность проекта рассчитывается инвесторами исходя из стоимости его реализации. В этом свете в финансовую модель не включены расходы по дальнейшей эксплуатации. Застройщик не видит смысла в возведении домов с подобными характеристиками. Они не увеличивают стоимость на рынке и не имеют повышенного потребительского спроса в нашей стране. Для изменения ситуации девелоперу нужна экономическая целесообразность», — говорит Константин Блинов.

Актуальность темы энергоэффективности, как полагает директор по развитию Московского представительства (СДОК) «НЛК Домостроение», возникает при долгосрочном расчете, если застройщик в дальнейшем планирует заняться эксплуатацией, к примеру, при заключении контрактов с жильцами или использовании объектов для собственных нужд, когда экономия ресурсов способна стать постоянной статьей дохода. Либо это должны быть решения о льготах и преференциях для застройщиков на государственном уровне.

Коммерческий директор УК «Фонд Юг» Ольга Гусева убеждена, что проблема даже не столько в высокой стоимости инновационных энергосберегающих технологий, сколько в том, что ими пользоваться будет не тот, кто вложил средства. «Инновационные технологии стоят дороже, чем их обычные, уже известные и привычные аналоги. Эффективность новых технологий проявляется при эксплуатации зданий. Тот, кто строил здание, необязательно станет им управлять. Поэтому возникает проблема: у застройщика нет мотивации вкладывать в строительство инновационные технологии и оборудование, потому что он потратит на такое строительство больше, заработает меньше, а эксплуатировать это будет совсем другая организация. И это хоть как-то практикуется, когда у застройщика имеется своя управляющая компания либо когда есть дополнительная мотивация (масштабируемость на других проектах, например, или иные выгоды)», — поясняет эксперт. По мнению Гусевой, мотивацией для застройщика могли бы явиться какие-то другие выгоды — к примеру, снижение налогов за внедрение инноваций. Ведь чем чаще новые технологии применяются, тем быстрее они становятся более доступными.

Впрочем, когда инновационные технологии с течением времени оказываются сопоставимыми по стоимости с аналогами, они начинают активно использоваться. «Скажем, пять-шесть лет назад датчики движения в подъездах были большой редкостью, а сегодня многие застройщики их устанавливают. То есть застройщик применяет только то, что способно, незначительно увеличив стоимость, заметно улучшить качество», — говорит Ольга Гусева.

Спрос и регулирование

По мнению Артака Макаряна, преграды, препятствующие развитию массового энергоэффективного жилищного строительства, существуют как со стороны рынка, так и со стороны государственного регулирования отрасли. «С точки зрения покупателя, то есть спроса, бытует мнение, что подобные меры добавляют стоимости. Понятия «зеленое строительство» и «энергоэффективность» пока не укоренены в сознании среднего российского покупателя жилья как необходимость. Но нужно понимать, что постепенно на рынок жилья выходят более молодые покупатели, привыкшие к технологическим новинкам, в том числе и энергоэффективным. Им уже не придется доказывать необходимость этих нововведений», — уверен эксперт.

glt4Определенные преграды создают и пробелы в государственном регулировании отрасли. «К примеру, субсидирование энергетических тарифов, в то время как правильнее было бы субсидировать специальные «зеленые» кредиты на внедрение энергосберегающих решений и технологий. Возможна и разработка специальных грантов для проектировщиков в решении вопросов уменьшения энергопотребления. Хотя есть и позитивные сдвиги. Скажем, идея Минприроды РФ о «карте качества» жилья, то есть о документе, отражающем совокупное качество дома по следующим показателям: инсоляция квартиры, высота потолков, качество материалов, воздух, вода, окружающая экосистема, где построен этот дом, и прочее», — добавляет Артак Макарян.

В целом, с точки зрения эксперта, нынешнее российское законодательство как бы не мешает, но и позволяет строить по старинке. Немногие компании добровольно идут на реальное улучшение энергоэффективности возводимых зданий. В большинстве случаев это всего лишь маркетинговый ход. «Какие-то подвижки в области законодательного регулирования есть, например, внедрение энергопаспортов или обязательная установка счетчиков, что, в свою очередь, сподвигает застройщиков их устанавливать. Но в целом это, скорее, инициатива самих компаний», — считает он.

Стимулы и просвещение

Специалисты сходятся в одном: увеличению количества энергоэффективных проектов в жилищном строительстве будет способствовать совершенствование законодательства, введение мотивационных механизмов для застройщиков, а также привлечение населения путем просветительской деятельности.

«Для изменения ситуации в России необходимо несколько составляющих. Это заинтересованность застройщиков и поддержка государства. Но не менее важный аспект развития — информирование населения, популяризация преимуществ ресурсосберегающих зданий и развитие сообществ нового формата, деятельность которых направлена на объединение людей, разделяющих передовые интересы и ценности охраны окружающей среды», — говорит Константин Блинов.

«На мой взгляд, весьма целесообразным решением было бы создание госпрограммы по инвестиционной поддержке застройщиков, внедрение обязательного информационного моделирования здания, создание системы энергомониторинга, а также увеличение числа образовательных программ по повышению знаний об энергоэффективности», — уверен Артак Макарян.

Ускорить процесс перехода на новые энергоэффективные программы в строительстве, как полагает Василий Вовк, могли бы государственные субсидии застройщикам. «Покупатели жилья простимулировать этот рынок не смогут, в силу того что в масс-маркете главным критерием выбора по-прежнему остается цена квадратного метра, а не стоимость эксплуатации квартиры», — добавляет эксперт.

С ним согласна и Ольга Гусева: «Не хватает системы мотивации — налоговой, или с привлечением кредитования по низкой ставке, или иными методами. Причем не только для девелоперов, которые должны использовать эти технологии. Должен быть стимул и для тех, кто их создает, будь то финансирование от государства или помощь во внедрении, популяризации. Без такого рода поддержки технологии очень медленно проникают в нашу жизнь», — отмечает она.

В целом, по мнению всех экспертов, у строительства массового жилья с применением энергоэффективных технологий и материалов в России огромные перспективы. «Мы считаем, что спрос на такие проекты будет повышаться, ведь клиенты понемногу начинают осознавать необходимость экономии ресурсов как из экономических соображений, так и, пока, конечно, в меньшей степени, из экологических. Сейчас перед обществом стоит задача научиться бережнее относиться к природным ресурсам, ведь, вполне возможно, уже не так далек момент, когда нам придется искать альтернативные источники», — констатирует Артак Макарян.


МНЕНИЯ БОССОВ

Сергей ОГОРОДНОВ, председатель совета директоров компании Voltaware:

Низкая энергоэффективность стран — важная проблема современного общества, тогда как 20–30 лет назад этот вопрос был лишь «модной» темой для обсуждений.

Можно выделить два действующих госпроекта, которые сейчас осуществляются в России для повышения эффективности энергопотребления. В рамках проекта «Стимулирование программ развития жилищного строительства субъектов РФ» государство субсидирует деятельность производителей энергосберегающих конструкций, материалов, а также запуск новых энергоэффективных строительных предприятий. Это дает производителям огромное преимущество для выпуска новых продуктов, создающих условия для минимального потребления электричества. Такие проекты перспективны для всей инфраструктуры энергокомплекса России в целом.

Что касается развития энергосберегающих систем на уровне населения, здесь государство делает упор на внедрение в жилых домах «умных» технологий, позволяющих потребителям и управляющим компаниям вести контроль расходов электричества. При поддержке Фонда содействия реформированию ЖКХ с 2010 года по программам переселения из аварийного жилья граждане из 37 регионов РФ переехали в жилые дома, оснащенные «интеллектуальными» системами энергомониторинга. Например, в Республике Саха и Алтайском крае построены целые кварталы с домами самого высокого класса энергоэффективности.

Внедрение в жилищное строительство новых технологий, способствующих эффективному использованию энергоресурсов, — это шаг вперед, в будущее, где уровень жизни людей определяется не их доходами, а степенью информатизации. Оснащение домов и квартир «умными» счетчиками позволяет потребителям сократить расходы на услуги ЖКХ на 25–40%, а использование возобновляемых источников энергии — до 50%. Поэтому повышение энергоэффективности актуально для россиян в условиях нынешнего кризиса. Для экономики страны в целом сбережение энергоресурсов — природного газа, угля — тоже очень важно, так как это усиливает конкурентоспособность России на мировых энергетических рынках.

Даниил ЕГОРОВ, руководитель управления торговых стратегий Dukascopy Bank SA:

Теоретически проекты в сфере энергоэффективности и улучшения качества жизни с точки зрения долгосрочных инвестиций, пожалуй, самые перспективные: конечная стоимость обслуживания такого жилья достаточно низкая, использование экологически чистых материалов должно положительно отражаться на качестве жизни. В Европе эти проекты чрезвычайно востребованы в связи с высокими экологическими требованиями и весьма высокой конечной стоимостью энергоресурсов. В России же они лишь начинают набирать популярность, но опыт европейских стран едва ли приживется, и тому имеется несколько важных оснований.

Во-первых, инвестиции в энергоэффективные технологии, тем более жилищные, при существовании проверенной временем альтернативы будут находиться на достаточно низком уровне еще не менее пяти лет. Инвесторы предпочитают вкладываться туда, где есть внятный, хоть как-то прогнозируемый рынок. В сфере энергоэффективных технологий его как такового пока нет, причем даже в Европе. Напомню, что в 2014–2015 годах при низкой стоимости нефти совокупные прямые инвестиции в энергосберегающие технологии составили порядка $256 млрд. На первый взгляд это достаточно ощутимые вложения, однако на фоне суммарных инвестиций в строительство это капля в море. Прогнозы Всемирного института ресурсов, которые рисуют радужную картину роста инвестиций после 2018 года в геометрической прогрессии, довольно оптимистичны, однако, насколько реально увеличение до $1 трлн в «зеленую» энергию к 2020 году, можно лишь гадать.

Во-вторых, улучшение качества жизни, как бы это цинично ни звучало, отходит на второй, а иногда и на третий план, когда речь идет о становлении относительно новой отрасли. Пока даже в Европе энергоэффективные проекты остаются вспомогательными, отдельных решений, построенных исключительно на сбережении энергии, — единицы, и они до сих пор носят экспериментальный характер. Технологии не проверены временем, и это ключевой аспект при оценке их потенциала для России.

В-третьих, в России к настоящему времени подобные проекты просто нерентабельны, так как все или почти все технологии — зарубежного производства. О локализации компонентов энергосберегающих решений (даже бытовых солнечных батарей, которые являются наиболее известным элементом энергоэффективных решений в строительстве) речи не идет. За последние пять лет ни один из совместных проектов по локализации производства не доведен до конца. Потому что производятся компоненты за рубежом, при нынешнем курсе национальной валюты и ее противоречивой динамике их массовое использование нерентабельно. Без массового рынка сбыта любые решения обречены в лучшем случае на эксклюзивность, а это означает низкий уровень инвестиций, слабую динамику роста и умеренные темпы продвижения.

Потенциал у энергоэффективных проектов в сфере жилищного строительства, безусловно, есть, но в рамках существующих экономических отношений их активное развитие в России возможно не раньше, чем через пять лет. Некоторый импульс развитию отрасли способна придать актуализация экологической безопасности России, речь о которой шла в рамках Петербургского экономического форума. Если в ближайшем будущем удастся принять ряд нормативных актов, которые бы как-то регламентировали потребление электроэнергии и газа в жилищно-коммунальном хозяйстве, развитие сначала предприятий, создающих энергоэффективные компоненты, а после и принятие соответствующих решений, пойдет значительно более активными темпами. Правда, частные инвестиции потянутся в эту отрасль лишь при наличии внятной аналитики по востребованности таких технологий. Без этого мы можем говорить лишь о достаточно отдаленном будущем.

Александр ФИЛИМОНОВ, партнер Artisan Group Public Relations:

Любые проекты в области жилищного строительства, в том числе и энергоэффективные, упираются в вопросы инфраструктуры — краеугольный камень в любой градостроительной политике. Сейчас мы можем говорить только о локальных, малоэтажных жилищных проектах, при этом их должно быть довольно внушительное количество (не менее пяти — семи поселков), и локализованы они должны быть в одном месте. Пока ни вокруг Москвы, ни вокруг Санкт-Петербурга, ни в окрестностях существующих городов-миллионников подобных проектов нет и планов таких еще ни один девелопер не заявлял. С точки зрения оптимизации энергоресурсов это очень нужные проекты, но, для того чтобы они «выстрелили», надо вырастить целые поколения людей, готовых к оптимизации и экономии, а также к отказу от привычных и энергоемких коммуникаций, иначе подобные проекты останутся без спроса. Даже сбор вторсырья в крупных городах в настоящее время представляет собой существенную проблему: те же пластиковые бутылки, картон и металл люди скорее выбросят, нежели сдадут в специальные пункты приема. Что же говорить об использовании решений с низким расходом энергии?

Самая крупная и, на мой взгляд, единственная победа движения за энергоэффективные решения — задекларированный переход от ламп прямого накаливания к энергосберегающим лампам. Правда, от этого ни на рынках, ни в магазинах традиционных ламп меньше не стало, а энергосберегающие лампы экономят значительно меньше средств потребителям, чем разница в их цене по отношению к привычным «неэкономным». Сегодня обсуждение дальнейших шагов по оптимизации энергопотребления в жилищно-бытовой сфере активизируется каждый год в середине лета и в середине зимы, однако существенных подвижек пока нет ни по одному из заявленных направлений. Ни специальных нормативов по потреблению электроэнергии отопительными приборами, ни лимитов на расход газа газовыми плитами и котлами еще не разработано, да и информационные кампании по продвижению экономного отношения к энергоносителям имеют ярко выраженный эпизодический характер. К слову сказать, в Советском Союзе информационная кампания по приучению населения к низкому потреблению энергии была значительно эффективнее, чем в России.

Кирилл ИВАНОВ, коммерческий директор компании «Пеноплэкс»:

Наша страна ежегодно тратит 40% производимой энергии на обогрев и охлаждение жилья и социальных объектов. При этом эти энергоресурсы могли бы направляться на другие важные вещи: производство лекарств, научные разработки. Думаю, значение для экономики и общества здесь очевидно.

Перспективы энергоэффективного строительства будут во многом зависеть от государственной поддержки. Государство должно задать четкий вектор на энергосбережение во всех направлениях. Согласно «дорожной карте» (План мероприятий по повышению энергоэффективности зданий и сооружений, подготовленный Минстроем России совместно с профильными ведомствами и профессиональным сообществом, в настоящее время находится на рассмотрении Правительства России. — Ред.) к 2020 году мы обязаны уменьшить энергопотребление на 25% от текущего уровня. К этому моменту в странах Евросоюза все новые дома станут полностью энергонезависимыми, а к 2030 году Европа приведет к этому стандарту и уже существующие строения. И работа в этом направлении ведется комплексно: строго регулируется строительный рынок, идет разъяснительная работа с населением.

Важно разработать более жесткие требования по энергоэффективности для вновь строящихся домов и объектов капитального ремонта, четко регламентировать параметры в отношении строительных материалов, инженерного оборудования дома и т.д. Многие элементы уже реализованы в большей части новостроек: тепловые счетчики, терморегуляторы на радиаторах, датчики движения в подъездах. У широкого потребителя следует поднимать уровень образования в данной области, донести, что в условиях постоянно растущих тарифов на коммунальное обслуживание энергоэффективность — не просто модный тренд, а жизненная необходимость.

Наша компания много внимания уделяет разъяснительной работе: несколько раз в год проводим семинары для проектных организаций, рассказываем об энергоэффективных технологиях и материалах на конференциях, распространяем рекламные брошюры для частных потребителей, публикуем информационные материалы. Наша стратегическая задача — на конкретных примерах показать, что такое энергоэффективное строительство, какие преимущества и выгоды оно несет. Аналогичную работу проводят строительные компании, реализующие проекты экожилья, в том числе иностранные.

Если работу в этой области и дальше продолжит поддерживать государство и будут предложены реальные финансовые инструменты стимулирования граждан, есть шанс, что мы совместными усилиями достигнем желаемых показателей энергоэффективности. С точки зрения выгод для общества важным аспектом выступает то, что, сокращая потребление невозобновляемой энергии, мы закладываем будущее нашей страны и планеты с чистым воздухом и без угроз глобального потепления.

Алексей БУРОЧКИН, руководитель отдела управления продуктами электротехнического сектора Eaton в России:

Сегодня основным трендом в контексте энергоэффективных технологий является «умный дом». Речь идет об объединении в единую сеть всех компонентов жилища и возможности централизованно управлять ими. Интеллектуальные решения постепенно входят в нашу повседневную жизнь, и с каждым годом интерес населения к ним будет расти, в том числе и потому, что интегрировать такие технологии в свой быт становится проще и доступнее. Раньше подобные решения стоили баснословных денег, и проекты по созданию «умного дома» были, скорее, единичными. Теперь мы видим, как интеллектуальные технологии оказываются более доступными и понятными для потребителей. Их преимущества очевидны, ведь с их помощью можно управлять инфраструктурой своего дома дистанционно. Это не просто существенно экономит время, но и приносит значительную выгоду при подсчете затрат на оплату воды, тепла, света.

Одно из таких доступных решений, к примеру, «умная» розетка, с помощью которой можно легко управлять электрическими приборами у себя дома. Устанавливая приложение на свой смартфон, потребитель получает возможность точно знать, сколько электроэнергии потребляет тот или иной электроприбор, и контролировать это. Чтобы дом самостоятельно регулировал расходы ресурсов, не допускал потери воды, электричества и тепла, можно установить систему датчиков и приборов, которая будет контролировать работу всего оборудования в доме.

Возможности таких систем не ограничены: с их помощью появляется шанс практически полностью автоматизировать свой быт, например, регулировать теплые полы, включать микроволновую печь или кофеварку, поддерживать необходимую температуру, влажность и т.д.

На сегодняшний день внедрить «умные» системы управления жильем и ее отдельные элементы легче всего в частном доме, чем в многоэтажном комплексе, где есть свои ограничения, в частности определенная планировка, прокладка труб теплои водоснабжения. Тем не менее уже сейчас во многих современных жилищных объектах класса А «умные» решения закладываются на стадии проектирования, более того, их наличие становится неотъемлемым требованием к комфортабельному зданию нового поколения.