Новаторы

Эммануил Нобель-старшийБОСС-стиль | Попал в историю
Текст | Анастасия САЛОМЕЕВА

Почти два столетия представители трех поколений семьи шведских предпринимателей Нобелей несли службу Российской империи — укрепляли ее обороноспособность, поднимали машиностроение и развивали нефтяную отрасль.

В 1837 году в Россию приехал 36-летний шведский предприниматель, строительный инженер, изобретатель и знаток пиротехники Эммануил Нобель. Объявился он здесь в поисках лучшей доли. В Стокгольме у энергичного, но не очень удачливого в делах Эммануила осталась жена с тремя малолетними сыновьями на руках, обанкротившиеся строительная фирма, резиновый завод (первый в Швеции) да пепелище сгоревшего со всем имуществом родного дома.

Как неоднократно бывало с талантливыми иностранцами в Российской империи, здесь Нобелю-старшему повезло. Военное ведомство заинтересовалось образцами изобретенных им подводных мин и купило у него патент. Швед в партнерстве с полковником Николаем Огаревым стал хозяином механических мастерских с литейным цехом и химической лабораторией, вскоре выросших в большой механический завод, работавший главным образом на оборонные нужды. Первые успехи позволили Эммануилу Нобелю в 1842 году перевезти в Санкт-Петербург жену и детей. Отныне его сыновья — Роберт, родившийся в 1829 году, Людвиг, появившийся на свет в 1831-м, и Альфред, рожденный в 1833-м, были избавлены от необходимости работать (в Стокгольме мальчики помогали матери сводить концы с концами, торгуя на улице спичками) и смогли сосредоточиться на учебе. Спустя год в Санкт-Петербурге у Нобелей родился четвертый сын, Эмиль. Всего у четы Нобелей было восемь детей, но до совершеннолетия дожило лишь четверо.

Роберт, Людвиг и Альфред учились дома под присмотром лучших преподавателей Санкт-Петербурга. В их учебной программе Эммануил Нобель сделал ставку на практически полезные и близкие ему самому технические науки, не забывая при этом хорошо обучить наследников и иностранным языкам. Все сыновья Эммануила Нобеля-старшего унаследовали его смекалку и склонность к техническому творчеству и очень рано стали проявлять талант к изобретательству. Заключительным же этапом образования отпрысков, по мнению отца, должна была стать работа на его предприятии.

На нужды армии

В 1851 году Эммануил Нобель выкупил долю своего партнера и дал механическому заводу новое название — «Нобель и сыновья». К этому времени его верными помощниками на предприятии стали Роберт и Людвиг.

Альфред НобельС началом Крымской войны дел на заводе «Нобель и сыновья» прибавилось. Предприятие, где к тому времени работало уже более тысячи человек, было загружено крупными военными заказами. В частности, Нобели выполняли масштабную установку минных заграждений в акватории Финского залива (благодаря чему удалось остановить вторжение англо-французского флота в Кронштадт и Санкт-Петербург), занимались производством паровинтовых двигателей для военных кораблей.

Печальный для Российской империи исход Крымской войны стал началом конца бизнеса Нобеля-старшего в России. Лишившись военных контрактов, завод «Нобель и сыновья» попытался перестроиться на работу для гражданских нужд. Но заказы на строительство речных пароходов не могли ни полностью загрузить мощности предприятия, ни помочь Нобелю расплатиться по взятым в лучшие времена кредитам на расширение и техническое перевооружение производства. В 1859 году завод был объявлен банкротом, Эммануил Нобель вместе с женой и младшим сыном вернулись в Швецию, где Нобель-старший сосредоточился на исследовательской работе в области взрывчатых веществ.

Роберт, Людвиг и ненадолго Альфред остались в России. Братьям нужно было начинать собственную предпринимательскую карьеру. В будущем Людвигу предстояло навсегда связать свою судьбу с Россией и ее промышленностью и стать главой клана «русских» Нобелей, Роберту — внести весомый вклад в создание нефтяного бизнеса семьи в Российской империи.

Альфреда же ждал иной путь. Пройдет совсем немного времени, и он, с юности увлеченный прикладной химией, изобретет практичный детонатор для взрыва нитроглицерина, а потом получит патент на динамит. Это изобретение сделает Альфреда богачом, самым известным представителем семьи Нобелей в мире и принесет ему нелестные прозвища «торговца смертью» и «миллионера на крови». Он станет акционером десятков предприятий, расположенных в Европе, Америке, Африке, обладателем более 350 патентов на изобретения. Этот неразгаданный современниками интеллектуал, язвительный и сентиментальный, замкнутый и впечатлительный, предприимчивый и щедрый, будет жить в нескольких странах Европы, но ни одну из них не назовет своей родиной, ведь «мой дом там, где я работаю, а работаю я везде». Выросший в большой и дружной семье, Альфред Нобель так и не заведет собственную и никогда не прервет отношений с братьями.

Людвиг НобельТерпение и труд 

До нас дошли характеристики, которые дал когда-то Эммануэль Нобель своим старшим сыновьям. Роберт, по мнению отца, больше был наделен склонностью к спекуляциям, Альфред — работоспособностью, Людвиг же — гениальностью. Жизнь показала, что способности Людвига Эммануиловича Нобеля действительно выдающиеся. Он оказался не просто талантливым изобретателем, чьи идеи во многом способствовали прогрессу российской промышленности, но и дальновидным предпринимателем и блестящим производственным менеджером. 

Именно трудолюбивому, рассудительному и чрезвычайно щепетильному в деловых вопросах Людвигу пришлось закрывать отцовское дело в России. В 1862 году, после того как все вопросы с кредиторами решились, молодой человек купил находившиеся на Выборгской стороне Санкт-Петербурга, по соседству с бывшим заводом «Нобель и сыновья», механические мастерские. Так появилось новое предприятие — «Механический завод Людвига Нобеля» (это предприятие в советские годы получило название «Завод “Русский дизель”»), основным профилем которого стало сначала литейное и котельное производство, а потом еще и станкостроение.

Связи Людвига Нобеля позволили ему получить крупные заказы от Главного артиллерийского управления на выпуск винтовок, орудийных лафетов, пушек, снарядов, мин. Он также стал делать оборудование для казенных военных заводов и выполнять заказы частных гражданских предприятий. Дела быстро пошли в гору — Механический завод Людвига Нобеля вскоре вышел в лидеры российского машиностроения, удивляя современников новациями на основе изобретений своего владельца и других инженеров.

Среди предпринимателей Людвиг Нобель выделялся особым отношением к подчиненным. Просвещенный капиталист, инвестировавший огромные средства в оснащение своего предприятия, прекрасно понимал, что у высокотехнологичного производства нет будущего без квалифицированной рабочей силы. Откуда ее было взять в стране, едва вступившей на путь индустриализации? Воспитать самим. И Людвиг Нобель организовал при своем заводе обучение рабочих.

Роберт НобельУбежденный в том, что те, кто трудится на предприятии, имеют право на долю в барышах, которую получает его собственник, Людвиг Эммануилович выделял значительную часть прибыли на выплату премиальных служащим и квалифицированным рабочим. Он создавал вспомогательные кассы, сокращал продолжительность рабочего дня, строил рабочие городки с парками, больницами, библиотеками, столовыми, домами и училищами для рабочих и школами для их детей — и при Механическом заводе на Выборгской стороне Санкт-Петербурга, и при других предприятиях, которые появились с вхождением Нобелей в нефтяной бизнес. Наибольшую известность помимо рабочего городка Нобелей в Северной столице получили «нобелевский район» в Баку, где находились заводы и нефтяные промыслы семьи, и в Царицыне (ныне Волгоград). Там располагалась основная перевалочно-распределительная нефтебаза созданного Людвигом Нобелем нефтяного «Товарищества Бранобель».

Нередко рабочие, начинавшие на заводе Нобеля, переходили на другие предприятия. Так происходило, например, с Ижевским оружейным заводом, который в 1860-х государство отдало в коммерческое управление. В 1871 году арендатором завода стал полковник Петр Бильдерлинг, привлекший Людвига Нобеля к управлению предприятием и его переустройству. Модернизация завода прошла успешно: новое оборудование, расширение номенклатуры и увеличение в десять раз объемов выпускаемого оружия, открытие при заводе сталелитейного производства.

Социальная активность Людвига Нобеля распространялась и на не связанные с его бизнесом проекты. Он, в частности, был одним из учредителей и активных участников Императорского Русского технического общества (ИРТО), финансировал научные исследования и учебные заведения, дающие техническое образование.

Сокровище Каспия

С начала 1870-х делами Механического завода своего брата стал также заниматься Роберт Нобель, до этого пытавшийся вести и собственный бизнес по продаже керосина в Финляндии, и управлявший «Нитроглицериновой компанией» Альфреда Нобеля в Швеции. В 1873 году Роберт Нобель оказался в Закавказье, на западном побережье Каспийского моря. Сюда он приехал по поручению брата, получившего от государства заказ на изготовление огромной партии винтовок и ищущего лесоматериалы, необходимые для прикладов. И, хотя пригодных ореховых деревьев Роберт Нобель в этих местах не нашел, он увидел нечто более интересное — бакинские нефтяные источники.

Людвиг Нобель (стоит справа) и его коллеги на Ижорском заводеЭто было время, когда нефтяная лихорадка на Апшеронском полуострове только начиналась, и, верно угадав перспективы нового дела, Роберт Нобель стал собственником одного из 120 небольших нефтеперегонных заводов в Баку и двух месторождений — на Апшеронском полуострове и острове Челекен. Купить их в 1875 году старшему брату помог Людвиг Нобель. Он также принял участие в техническом переоборудовании предприятия, за которое энергично взялся Роберт. К нефтяному делу Нобели привлекли и капиталы младшего брата Альфреда.

Роберт Нобель вплотную занимался заводом и месторождениями до 1880 года, потом он покинул Баку, поселился в Швеции и отныне не слишком вникал в оперативные дела основанной им когда-то фирмы. Людвиг же чем дальше, тем больше втягивался в нефтяной бизнес — и как инвестор, и как организатор, и как изобретатель, и как лоббист интересов молодой отрасли в правительстве.

С легкой руки Людвига Эммануиловича на семейном нефтяном предприятии была проведена механизация буровых работ, освоены более совершенные методы очистки нефти, здесь внедрялись передовые технологии, и многие — впервые в российской нефтяной промышленности. Проанализировав опыт нефтяной промышленности США, чьи успехи в те годы оказались поразительными, Людвиг Нобель понял: нужно отказываться от привычной для Апшерона транспортировки нефти гужевым транспортом (в специальных бурдюках, которые перевозились на арбах) и строить нефтепроводы от промыслов до нефтеперегонных заводов. Он было предложил другим бакинским нефтепромышленникам построить такой нефтепровод на паях, но те отнеслись к его идее скептически. Тогда Нобели взялись за дело в одиночку. В 1878 году по их заказу компания «Бари, Сытенко и Ко» построила в Баку первый в Российской империи нефтепровод. Автором и руководителем проекта являлся молодой и тогда еще мало кому известный инженер Владимир Шухов. Позже на предприятиях Нобелей было внедрено множество изобретений великого русского инженера. 

Следующий шаг Людвига Нобеля — отказ от дорогостоящей и неудобной транспортировки нефти в бочках из бакинского порта во внутренние регионы России. Так, в 1878 году появился первый в мире нефтеналивной танкер — пароход «Зороастр», построенный на шведском судостроительном заводе Motalа по проекту Людвига Нобеля и руководителя завода, инженера-конструктора Свена Альмквиста. Затем были сооружены и другие нефтеналивные суда, и Нобели стали владельцами первой, а позже и самой крупной в мире танкерной флотилии. Также Нобели впервые начали изготовление железнодорожных цистерн для транспортировки нефти (конструкция Людвига Нобеля), а хранили на складах нефтепродукты в особых огромных цилиндрических железных резервуарах. 

Эммануил Людвигович НобельНовый этап нефтяного бизнеса Нобелей стартовал в 1879 году, когда их семейное предприятие было акционировано и получило название «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель» (также оно известно под сокращенными названиями «Товарищество Бранобель» и «Бр. Нобель»). Основной капитал общества составил 3 млн рублей, его акционерами выступили Людвиг, Роберт и Альфред Нобели, которым принадлежало более половины паев компании, Петр Бильдербинг и его брат Александр и еще несколько предпринимателей. Первым председателем правления был избран Людвиг Нобель.

«Товариществу Бранобель» предстояло стать крупнейшей нефтяной компанией Российской империи, объединившей как нефтяные промыслы, нефтеперерабатывающие заводы и вспомогательные предприятия, так и складские и распределительные базы в десятках городов Российской империи: Москве, Варшаве, Астрахани, Саратове, Самаре, Уфе, Рыбинске, Минске, Нижнем Новгороде, Туле и Харькове, Царицыне, Бердичеве и других. 

Вхождение Людвига Нобеля в нефтяной бизнес повлияло и на деятельность его машиностроительного завода в Санкт-Петербурге. Предприятие стало выпускать нефтяное оборудование: насосы, паровые машины, цистерны, резервуары, котлы, форсунки. 

Масштабные инвестиции в нефтяной бизнес принесли впечатляющую отдачу. Если в 1879 году объем добычи на промыслах товарищества составлял 321 тыс. пудов нефти, то в 1881-м он превысил уже 2,6 млн пудов, в 1887 году приблизился к 29 млн пудов. К середине 1880-х переработанный на заводах «Бранобеля» керосин (основной продукт перегонки нефти, использовавшийся в XIX веке для освещения и приготовления пищи) вытеснил с российского рынка доселе господствовавший на нем американский керосин производства основанной Джоном Рокфеллером компании Standard Oil. Между «Бранобелем», приступившим к экспорту нефтепродуктов, и Standard Oil началась борьба и за мировой рынок. А вскоре в этой игре возник третий игрок — могущественный клан банкиров Ротшильдов, с 1870-х проявлявший большую заинтересованность в закавказской нефти и скупавший небольшие нефтеперегонные заводы в Баку, сливая их со своим Каспийско-Черноморским нефтепромышленным и торговым обществом — самым опасным соперником компании «Бранобель» на внутреннем российском рынке. 

Наследник 

Увы, Людвигу Эммануиловичу Нобелю не было суждено встретить первое десятилетие основанного им Товарищества нефтяного производства братьев Нобель. Он умер в 1888 году на лечении в Каннах. Считается, что это событие подтолкнуло его младшего брата, Альфреда, к решению написать свое знаменитое завещание. После смерти Людвига тот вынужден был несколько дней читать во французских газетах некрологи… на самого себя: журналисты перепутали «своего» Нобеля (Альфред долго жил и вел дела из Франции) и его «русского» брата и не поскупились на критические резюме жизненного пути «торговца смертью». Расстроенный такой оценкой окружающих, Нобель решил сделать что-то, что способствовало бы его более доброй славе в глазах человечества. 

Во главе «Товарищества Бранобель» стал старший из десяти детей Людвига Нобеля 28-летний Эммануил. Спустя пять лет после преждевременной смерти своего младшего брата Карла, талантливого изобретателя, руководившего машиностроительным заводом Людвига Нобеля, Эммануил возглавил и это предприятие.

Уроженец Санкт-Петербурга Эммануил Людвигович Нобель получил блестящее образование в Политехнической школе в Берлине и в Стокгольмском технологическом институте. По семейной традиции он с юных лет привлекался отцом к делам его компаний и в 22 года уже заведовал финансами «Товарищества Бранобель». Именно он, представитель третьего поколения династии в России, стал первым Нобелем, получившим российское подданство. Это Эммануил Людвигович сделал в 1889 году по предложению императора Александра III.

Надо сказать, что в то время, несмотря на впечатляющие внешние успехи, дела Товарищества нефтяного производства братьев Нобелей шли неблестяще. На грань банкротства предприятие неоднократно ставили и постоянная необходимость крупных финансовых вложений, которые требовались для поддержки стремительного развития бизнеса в условиях обострявшейся конкуренции на российском рынке, и часто случавшиеся кризисы перепроизводства нефти, сопровождавшиеся резким падением на нее цен. По-настоящему встало на ноги и окрепло товарищество именно при Эммануиле Людвиговиче. В 1890 году объем добычи нефти на промыслах «Бранобель» превысил 45 млн пудов. И объемы добычи компании год от года увеличивались. Помимо керосина, которого в 1890-м было переработано более 16 млн пудов и половина из них ушла на экспорт, компания продавала мазут, бензин, смазочные масла, парафин, асфальт и т.п.

Однако в конце 1896 года, когда Товарищество нефтяного производства братьев Нобель впервые получило звание «Поставщика Его императорского величества», бизнес вновь оказался под ударом — из-за завещания Альфреда Нобеля, ставшего неожиданностью как для законных наследников изобретателя динамита, так и для всего мира.

Завещание дяди Альфреда

О своем замысле Альфред Нобель, ушедший из жизни в декабре 1896 года, не говорил никому: ни родственникам, ни тем, кого выбрал душеприказчиками, ни тем, на кого возложил честь распоряжаться его щедрым даром. И, когда в первых числах января 1897 года текст его завещания был обнародован, случился международный скандал.

Состояние холостяка-миллионера превышало 33 млн шведских крон. И лишь около 2 млн он, не веривший в традиционный институт наследования и считавший, что полученные по наследству огромные капиталы не идут впрок ни самим наследникам, ни обществу, завещал своим родственникам, друзьям, служащим. Все оставшееся имущество, движимое и недвижимое, Альфред Нобель велел перевести в ценные бумаги, создав фонд, «доходы от которого будут выплачиваться в виде премии тем, кто за предшествующий год внес наибольший вклад в прогресс человечества», — за достижения в области физики, химии, медицины и физиологии, литературы и за деятельность по укреплению мира.

Даже будучи совершенно неискушенными в юридических вопросах душеприказчики миллионера — его секретарь и ассистент Рагнар Сульман и инженер Рудольф Лилеквист — прекрасно понимали, что воплотить волю покойного в жизнь — задача почти невыполнимая. Дело в том, что немало натерпевшийся в свое время в битвах за патенты Нобель не выносил юристов и предпочел составить завещание без их помощи, отсюда множество размытых формулировок в документе, благодаря которым завещание можно было без большого труда оспорить. А искушение сделать это появилось у многих. И прежде всего у значительного числа законных наследников Альфреда Нобеля, особенно его шведских племянников, детей Роберта Нобеля, начавших подготовку к судебным разбирательствам.

В столь сложном положении, когда и у самого опытного поверенного опустились бы руки, как вспоминал потом Рагнар Сульман, он услышал слова, во многом повлиявшие на дальнейший исход дела: «В России исполнителя завещания называют «душеприказчик», то есть представитель души. Вот и действуйте соответственно с этим смыслом». Произнес их глава «русского» дома Нобелей Эммануил Людвигович Нобель.

Здание «Товарищества Бранобель» в БакуДля старшего и самого любимого племянника Альфреда Нобеля завещание дяди, несомненно, тоже явилось большим потрясением. Нет, ему, человеку и так весьма богатому, не нужны были дядюшкины миллионы, хотя на кону стояло семейное дело — Товарищество нефтяного производства братьев Нобель, совсем недавно вышедшее на рентабельность, а до этого неоднократно спасаемое от банкротства с помощью дядиных же денег и его связей в банкирских домах Европы. Что станет с «Бранобелем», когда из него изымут ту солидную долю, которая принадлежала дяде Альфреду? А если, не дай бог, его пакет акций попадет в руки кому-то далекому от семьи Нобель и ее проверенных компаньонов в этом предприятии? Такие вопросы не мог не задавать себе глава самой крупной российской нефтяной компании. Однако разве можно спорить с «волей души»? Тем более что Эммануил Нобель не мог не оценить всю красоту и величие дядиного замысла.

Позже Эммануил Людвигович, испытывающий колоссальное давление как со стороны родственников, портить отношения с которыми ему совсем не хотелось, так и акционеров и деловых партнеров, которых ни в коем случае нельзя было нервировать в столь сложной ситуации, открыто заявил о своей поддержке завещания дяди. Ему хватило стойкости вынести нажим представителей правых и левых общественных кругов, проявивших поразительное единодушие в критике последнего волеизъявления Альфреда Нобеля. Ему хватило выдержки отказаться от предложения шведского короля Оскара II, как и многие другие предлагавшего влиятельному Эммануилу Нобелю опротестовать завещание, сказав монарху: «Я не дам повода упрекать наше семейство в том, что оно присвоило денежные средства, принадлежащие заслуженным ученым». Ему хватило настойчивости и такта договориться с кузенами, убедив их в обмен на не самые большие отступные отказаться от претензий на дядино наследство.

В переводе на шведские кроны стоимость российского имущества Альфреда Нобеля превысила 5,2 млн крон. Эти средства были перечислены в созданный в 1900 году Фонд Альфреда Нобеля и составили примерно одну шестую часть его общего капитала (31,5 млн шведских крон).

Энергия нефти

Благодаря умелому управлению Эммануила Людвиговича Нобеля Товарищество нефтяного производства братьев Нобель без тяжелых последствий пережило все трудности 1897–1898 годов, связанные с выводом из дела средств Альфреда Нобеля. ХIХ век оно проводило с рекордным объемом добычи нефти, превысившим 93 млн пудов (примерно пятая часть общероссийской и около 8% общемировой добычи нефти) и встретило новое столетие с уставным капиталом в 15 млн рублей.

1899 год стал особым и для Механического завода Людвига Нобеля. Впервые в мировой практике здесь было начато серийное производство дизельных двигателей, работающих на сырой нефти. Триумфальному шествию «русского дизеля» (такое наименование получило это изобретение в мире) предшествовала грандиозная сделка 1898 года, когда Эммануэль Нобель за 800 тыс. марок купил у немецкого изобретателя Рудольфа Дизеля патент на его двигатель внутреннего сгорания. В Санкт-Петербурге в конструкцию внесли изменения. Отныне двигатель Дизеля, ставший к тому же более компактным и мощным, мог работать не на керосине, а на доступной и дешевой сырой нефти. На заводе «Людвиг Нобель» наладили производство трех типов двигателей внутреннего сгорания — стационарного, быстроходного и судового (именно тут впервые в мире создали судовые дизельные двигатели, а в 1903 году по заказу Нобелей построили первое в мире дизельное судно — нефтеналивную речную баржу «Вандал»).

Современникам Эммануил Нобель (с 1914 года также глава совета директоров Волжско-Камского банка) запомнился не просто как один из самых дальновидных менеджеров своего времени, но и как известный общественный деятель и благотворитель. В этой области его интересы распространялись в первую очередь на науку и социальную сферу: многолетняя финансовая поддержка Императорской академии наук и подшефных ей учреждений, Императорского института экспериментальной медицины, Русского технологического общества, Общества содействия нравственному, умственному и физическому развитию молодых людей «Маяк», ремесленного училища Цесаревича Николая, Дома призрения и ремесленного образования в Санкт-Петербурге и других.

Нефтеналивной танкер «Зороастр»Эммануил Нобель не остался в стороне и от социальных проектов, начатых его отцом. Как было заведено еще при Людвиге Нобеле, 40% чистого дохода «Товарищества Бранобель» отводилось на поощрение служащих и рабочих компании. При Эммануиле Нобеле окончательно сформировался рабочий городок вокруг Механического завода на Выборгской стороне Санкт-Петербурга, где, в частности, возвели знаменитый Народный дом Нобеля с библиотекой, кинематографом и лекционным залом, и была достроена Вилла Петролеа — комфортабельный жилой поселок для служащих Нобелей в пригороде Баку. Прославилась своими инициативами и сводная сестра Эммануила Людвиговича — врач Марта Людвиговна Нобель-Олейникова.

Товариществу нефтяного производства братьев Нобель и Механическому заводу Людвига Нобеля суждено было пережить тяжелый экономический кризис, поразивший Российскую империю в начале ХХ века, волнения 1905–1907 годов и продолжить стабильную работу во время начавшейся в 1914 году Первой мировой войны. Однако с октябрем 1917 года бизнес семьи Нобелей в России закончился. Все «русские» Нобели вернулись в Швецию. Эммануил Людвигович Нобель скончался 31 мая 1932 года и был похоронен на Северном кладбище Стокгольма — там же, где за несколько десятилетий до этого нашел свой последний приют его знаменитый дядя Альфред Нобель.