Роман ВАСИЛЕНКО: мы даем простым россиянам возможности крупного бизнеса

Рубрика | Босс номера
Текст | Яна ЛЮТЫНСКАЯ
Фото | Международная бизнес-академия IBA 

Основатель и президент Международной бизнес-академии IBA Роман Василенко уверен, что в скором времени российское бизнес-образование сможет на равных конкурировать с зарубежным. О работе бизнес-академии, особенностях ведения дел в России и новой философии доверия — об этом и многом другом бизнесмен рассказал нашему корреспонденту.

Делиться опытом как потребность 

— Роман Викторович, вы являетесь президентом Международной бизнес-академии IBA. Как молодому учебному заведению удается конкурировать с опытными зарубежными школами? 

— Начнем с того, что бизнес-образование — это в первую очередь сочетание знаний и огромного опыта преподавателей. Главная проблема отечественных учебных заведений в том, что все знают теорию, подготовили тома научных исследований и монографий. А вот успешным, работающим и стабильным бизнесом могут похвастаться единицы.

В моей академии преподают только практики. Ни один человек без собственных достижений, будь он сотню раз специалистом-теоретиком, не будет проводить у нас семинары. Ему попросту нечем поделиться с людьми, которые учатся зарабатывать деньги. Это наш главный критерий отбора преподавателей. 

— А академия при таком подходе испытывает дефицит кадров? Не думаю, что успешные деловые люди стремятся тратить свое время на педагогическую, в российских реалиях даже, можно сказать, просветительскую деятельность… 

— Ваше утверждение верно. Но лишь для России. Именно такой подход вредит как бизнес-образованию, так и деловой сфере в целом. Если ты успешный человек, у которого есть работающий бизнес, значит, ты обладаешь не просто знаниями и опытом. Это признак… я бы сказал, свое­образного излишка знаний.

Обучая других, делясь опытом, успешный человек формирует себе круг единомышленников. И из общения с ними постоянно выносит новые идеи. А запертые в одной голове знания, они как деньги, спрятанные под подушку, — постепенно девальвируются и утрачивают свою силу. Появляется губительная уверенность, что ты уже знаешь все и обо всем, и больше ничего делать не надо. Вот в этот момент твой бизнес и начинает свой путь к краху! Потому что сознание «костенеет», появляется консерватизм — в деловом мире это недопустимо.

— То есть вы считаете, что преподавательская деятельность обязательна для руководителя? 

— Не совсем так. Делиться знаниями — это способ саморазвития для руководителя, достигшего определенного уровня. Помните пирамиду потребностей Маслоу? Так вот, достигнуть верхней ступеньки в одиночку невозможно. Любой бизнесмен должен стремиться к чему-то важному для общества. Стремиться изменить мир, помочь окружающим, внести свою лепту в эволюцию своей страны, своего народа. Это главная цель бизнеса. И это залог его успеха и стабильности.

Если же действовать иначе, рано или поздно найдется рыба покрупнее и… 

— Для наших широт это звучит довольно странно… 

— Есть булгаковская формула: «Каж­до­му воздастся по его вере». Я много учился и работал за рубежом. Именно там я понял, что восприятие бизнеса как суровой и аморальной среды не более чем очередное заблуждение. И приводит оно к последствиям не менее плачевным, нежели атеизм булгаковского Берлиоза.

Деньги — всего лишь средство. Это синоним возможностей, перспектив или удовольствия. Для кого-то это путешествия, для кого-то — хорошее вино. А вот стремление копить монеты в чулке или ноли на банковском счету — это уже болезнь.

Для меня деньги — это способ менять окружающую действительность. Каждый человек, которого наша академия привела к личному успеху, указала правильный путь, — вот это мой настоящий капитал. 

Мотивация и коммуникация  

— Как вам удалось прийти к таким взглядам, начиная бизнес-путь в России?  

— Мне помогли мои друзья — замечательные люди, которые когда-то, как я сегодня, захотели поделиться своими открытиями в сфере бизнеса с другими. Моя заслуга только в желании учиться и умении доверять другим. На одном из семинаров я познакомился с прекрасным бизнес-тренером Аланом Пизом. Его выступления многому меня научили — как в вопросах практики публичного общения, так и в житейском плане. Он очень открытый и доброжелательный человек, поэтому с радостью согласился на мое предложение приехать со своими семинарами в Россию. 

Еще один лектор нашей академии, Боб Дойл, тоже оказал на меня важное влияние в плане формирования мировоззрения. Из его философии я вынес умение верить в успех, фокусировать силы на результате и всегда добиваться поставленной цели. 

Или Даг Вид, который был консультантом двух президентов США! Он знает настолько много, что попросту не может удержать это в себе. Когда мы впервые встретились, я сразу понял: я обязан привезти эти лекции, этого человека в Россию! 

Знаете, как прозрение. Живешь здесь, враждуешь с конкурентами, ставишь жесткие рамки для партнеров и отовсюду ждешь подвоха. Внутри все время грызет: не так должно быть. Постепенно появляются и практические подтверждения таких размышлений. А потом едешь за границу на семинар — и… 

Я сейчас, наверное, скажу нечто, что вас удивит: базис моей бизнес-деятельности — это доверие. Доверие к сотрудникам, партнерам — доверие ко всем, с кем связан твой бизнес. Странно звучит? 

— Непривычно как минимум. 

— Вот, непривычно. У нас в России люди не привыкли доверять друг другу. А за рубежом эту теорию еще в конце 80-х сформулировал Стивен Кови. Главное в бизнесе — правильные люди: мотивированные сотрудники, заинтересованные партнеры, увлеченное своим делом руководство. И это очень прибыльно: все, чего я достиг в своей жизни, является результатом построения бизнеса по этим принципам. 

После этого многие подумают, что мои проекты долго не проживут. И моя философия приведет к тому, что меня, мягко говоря, обманут, лишат всего. Спешу разочаровать: доверие — это не безграничная вера в других. Речь идет о формировании круга единомышленников, сотрудничестве только с теми, на кого действительно можно положиться. 

— И это работает? Ведь у нас мало кто придерживается таких или даже похожих взглядов. 

— Это помогает строить бизнес и делать людей счастливыми. Да, в России очень много бизнесменов, которым доверять не стоит. Но есть и другие. Боб Дойл научил меня верить в себя, а Алан Пиз — разбираться в людях. И вот это сочетание действительно работает. 

Если сотруднику как цель работы предложить не зарплату, а реально очерченный успех, он будет работать на общее благо, приближая личное благополучие, а не ожидая каждый день наступления 18.00. То же самое касается партнеров: подписанный или даже выполненный контракт — плохая цель, которая плодит обман и стремление легкой наживы. Другое дело, когда речь идет о перспективах роста, о построении стабильного бизнеса, который приносит собственнику пассивный доход и постоянно растет. Это уже достойный мотив. Все, кто работает вместе со мной, мотивированны именно так. Они идут к цели всей своей жизни, а не к обеденному перерыву или пятнице (улыбается).

Главное в бизнесе

— Вы говорите о ваших партнерах, о бизнесе, построенном на доверии. А можно конкретнее?

— Вы хотите примеры? Моя компания LifeisGood на 100% построена на основе доверия. Это сплав знаний и опыта: моего, моих партнеров и всех, кто решил присоединиться к нам. Здесь нет боссов (улыбается) и подчиненных, нет мелких акционеров и собственников контрольного пакета. Мой холдинг построен по уникальному новому принципу, объединяющему b2c, глобальные инвестиции и мою жизненную философию. Можно сказать, что LifeisGood — это большой муравейник, в котором каждый делает свою работу для общего процветания и личного успеха.

Академия IBA — это тоже часть холдинга. Его фундамент. Чтобы вести дела, нужно иметь образование. И академия позволяет познакомиться с идеями и опытом практиков, посмотреть на мир глазами делового человека. Это необходимо, для того чтобы сбросить пелену с глаз, чтобы каждый смог определиться: или ты «акула» и нам не по пути, или ты готов идти к успеху вместе с нами. 

После этого в LifeisGood наши партнеры получают возможности для инвестирования средств с умом. А эти инвестиции очень прибыльны и надежны, ведь холдинг аккумулирует опыт всех его участников…

— Звучит амбициозно. Как это реализуется на практике?

— Мы даем людям, обычным россиянам, возможности крупного бизнеса. Партнеры LifeisGoodHermesMa­na­ge­ment — эксперты в сфере глобальных инвестиций. Через наш холдинг любой может вложить деньги в выгодные проекты, которые ввиду масштабов, как правило, недоступны для обычных людей.

Мы привыкли, что на депозите есть возможность заработать 7–10% годовых. А это в наше время не покрывает даже инфляцию. Можно смело сказать, что через банковскую систему деньги не удается защитить и от девальвации. Мы предлагаем систему Vista — сплав моего опыта и опыта партнеров из HermesManagement. Условия инвестирования в этот проект сполна компенсируют инфляцию и позволяют иметь стабильный пассивный доход.

Закономерный вопрос: как это работает? Банк деньги с депозита инвестирует в локальные проекты. При расчете годовых учитывается и прибыль самого банка, и экономические факторы, и состояние валютного рынка. Можно сказать, что банк работает с большой перестраховкой. Vista же — это глобальные инвестиции. С учетом актуального момента, рыночных условий, количества средств на счету компании и множества других факторов подбирается проект соответствующих масштабов, в который вкладываются средства. Наш продукт работает на мировом рынке, поэтому почти не зависит от региональных явлений. Инвестиции производятся в разных валютах и проектах.

Банк принимает коммунальные платежи, занимается кредитованием, обслуживает клиентов и выполняет множество других действий разных масштабов. У нас структура другая: IBA учит людей, LifeisGood занимается работой с партнерами, а HermesManagement — инвестированием. Они реагируют на минимальные колебания рынков, постоянно перераспределяют инвестиции. Это защищает деньги от любых рисков и обеспечивает стабильный прирост.

— Это довольно смело. Как вас с такими подходами воспринимает российский бизнес?

— Российский бизнес о нас знает, но не более того. Мы почти ни с кем не сотрудничаем, так как нет доверия с их стороны. Как следствие, и с нашей тоже. Я всегда говорил: без доверия не будет партнерства. Так что мы, можно сказать, сами по себе.

Однако совсем скоро это изменится. LifeisGood растет, и в перспективе у нас появятся новые партнеры и новые направления деятельности. Я верю: когда результаты нашей работы будут на виду, когда не только простые люди, но и российский бизнес увидит прибыльность моей философии, нас станет больше. И доверие обязательно возникнет.

Им просто нужно понять то, что понял я. Сейчас ведь как: люди — один мир, бизнес — другой. А я стремлюсь их объединить. И, когда остальные увидят, что есть LifeisGood, с которым миллионы, а есть старый «акулий» бизнес, сам по себе, они изменятся и примут мою философию.

— То есть главное в вашем деле все же прибыль?

— Нет, прибыль только средство. Глав­ное — это успешные люди, которые начинают свой путь вместе с нами. Я готов дать им образование и потенциал. Дать им возможности. А их часть сделки — реализовать все это и стать успешными.

Бизнес всегда нес социальную ответственность. Не все это понимают. Если бизнес не способен изменить окружающую реальность, он просто однодневка, созданная с целью заработать пару миллионов. Такой бизнес даже хуже мелкой пивной. Пивная хотя бы помогает людям утолить жажду (улыбается). 

Новый взгляд  на социальное жилье 

— Что лично вы подразумеваете под социальной ответственностью бизнеса? И как это реализуете на практике? Стипендии в бизнес-академии или что-то еще? 

— Нет, стипендий у нас нет. Хотя это и неплохая идея. Возможно, когда-нибудь мы воплотим ее в жизнь. Есть семинары и лекции для сотрудников холдинга по актуальным, нужным и полезным темам. Например, о риторике, ораторском мастерстве, искусстве переговоров, которые читаю лично я. Но, говоря о социальной ответственности бизнеса, я имел в виду в первую очередь важную часть нашего холдинга LifeIsGood — жилищный кооператив BestWay. 

— То есть вы выполняете, так сказать, организационную функцию. Собираете средства, чтобы построить кооперативный дом или ЖК? 

— Не совсем так. В некотором смысле мы связываем людей, желающих приобрести жилье, между собой. Но это не тот кооператив, который все помнят по советским временам. От того кооператива я взял основу, идею. Когда я разрабатывал эту концепцию, именно идея стала отправной точкой. 

Хотя я отлично понимал: с учетом современных реалий строительного бизнеса в России и СНГ даже средства для покупки участка под застройку, не говоря уже о самом строительстве, мы будем собирать очень долго. И не факт, что соберем. Поэтому я остановился на самой концепции: люди объединяются, для того чтобы приобретать собственное жилье. И придумал, как это сделать в современных реалиях. 

— А это вообще возможно? Без ипотеки, без огромных вложений… 

— В принципе нет. Невозможно, если ходишь, как вы сказали, по проторенным, истоптанным тропинкам — ипотека, кредиты… Моя задача как раз в том, чтобы предложить молодым семьям, которым нужна собственная квартира, другие, более щадящие с финансовой точки зрения варианты решения. В этом и заключается финансовый аспект нашего кооператива BestWay. 

Зоологи знают: некоторые животные в неволе, в скученности тесной клетки не хотят размножаться, ухаживать за своим потомством. Человек от животных отличается тем, что у него есть сознание и воля, которые можно использовать по-разному — либо делать что-то в неблагоприятных условиях, либо эти условия улучшить. У каждой семьи должна быть своя квартира, пространство для жизни, свобода. Там, где это есть, социальная среда становится более здоровой, более дружественной. Так всегда происходит, когда правительство начинает разрешать жилищный кризис, расселяет бараки, коммуналки. Многие переезжают в другие города, другие страны, если понимают, что там выше шансы обзавестись своим жильем.

Сложно в нашей современной городской реальности переоценить важность этого аспекта для человека. Посмотрите, как наши родители, бабушки с дедушками с особой теплотой вспоминают то время, когда они получили отдельное жилье… 

— Да, эта проблема есть. И она никуда не девается — была в СССР, существует сегодня… 

— Именно понимание этого и помогло мне создать современный жилищный кооператив. Как специалист в финансовом консалтинге, я изучил положение дел в сфере недвижимости и понял: строить наш кооператив не станет. Куда выгоднее консолидировать людей, которые начнут объединяться, чтобы купить «уже готовую» недвижимость: частный дом с участком, квартиру в новом доме или на вторичном рынке. Никаких ограничений нет — недвижимость покупаете в любом городе, в любом районе. 

— Что значит консолидировать? 

— Организовывать людей, у которых есть своя мечта, энтузиазм и желание работать, помогать им, направлять их энергию в правильное русло. Когда я учился за границей, общался там с людьми, отметил одну печальную закономерность. Мы, русские, очень талантливый, целе­устремленный, трудолюбивый народ. Но плохо умеем объединяться, делаем это только тогда, когда ситуация становится по-настоящему страшной. Во время Великой Отечественной войны, например. Социологи назвали бы это отсутствием группальности. Как написал Лев Николаевич Толстой в «Войне и мире», хороших людей намного больше, однако плохие лучше организованы. Именно на преодоление таких тенденций в России и направлены мои проекты. Мы в LifeIsGood хотим на практике показать людям, что можно по-другому. И закрепить это позитивным примером. 

— Допустим, человек хочет купить жилье через кооператив. С чего ему начинать? 

— Первичный взнос в кооператив — 35% от стоимости объекта. Если хотите получить деньги под более низкий процент, можно и 50%. Взносом может стать и материнский капитал, и субсидии для молодых семей. Такая возможность была для меня принципиальным моментом. Потому что наша аудитория — молодые семьи. Именно их нам важно обеспечить недвижимостью. Все строго в рамках федерального закона, Гражданского и Жи­лищ­ного кодексов РФ. 

Первый взнос — отправная точка, после которой новый пайщик встает в очередь. Можно также заплатить вступительный взнос за членство в кооперативе, а потом работой на его благо этот взнос приумножить. Членство в кооперативе — это сразу постановка в очередь на покупку выбранного вами жилья. За процессом вы сможете наблюдать фактически в режиме онлайн через личный кабинет на сайте: видно, какая сумма сейчас на счету ко­оператива, как движется очередь, в каком порядке пайщики приближаются к своей заветной цели. 

— И сколько времени нужно, чтобы получить ключи от квартиры? 

— От месяца до полугода. В процессе покупки своей квартиры человек не покупает еще две квартиры для банка. Он платит исключительно за свою недвижимость. Вначале — стартовым взносом за недвижимость, затем — вступительным взносом и работой на благо ЖК, потом — выплатой рассрочки под проценты, которые в пять раз меньше, чем у банка. На счету кооператива в Сбербанке РФ деньги появляются только таким образом — от новых пайщиков и от квартир, которые находятся в обременении до тех пор, пока их владелец не выплатит рассрочку. 

— Решение кажется простым… 

— Самые простые решения сложнее всего придумать. Есть такой термин — латеральное мышление. Его вывел и описал врач из Великобритании Эдвард де Боно. Это методика креативных решений, которая, поставив под сомнение вводные данные задачи, позволяет разрешить ее нетривиальным способом. Когда я обдумывал концепцию кооператива BestWay, я периодически применял этот метод. То есть вначале опровергал утверждение, что работающий эффективный жилищный кооператив невозможен. Исходил из того, что идея вполне реальна. И тогда в голову приходили варианты того, как ее воплотить. 

То же самое я предлагаю сделать потенциальным пайщикам. Им следует применить латеральное мышление, выйти из той парадигмы, в которой они не могут заработать на собственное жилье вне схем ипотеки под гигантские проценты. У человека может сейчас не быть средств, не быть навыков ведения бизнеса, не быть понимания принципов, по которым функционирует современный финансовый рынок. Это все поправимо… Есть возможность заработать деньги, выучиться, обрести опыт. Однако, если человек в принципе не готов действовать, доверять и работать на исполнение своей мечты, это резко снижает его шансы на успех, шансы начать жить настоящей, прекрасной жизнью. Во всяком случае, до тех пор, пока он не изменит взгляды. 

Большая ошибка, которую, к сожалению, совершают многие, недооценивать силу мысли, силу убеждения. Во время своих лекций, семинаров, да и просто во время работы своим сотрудникам я подчеркиваю: чтобы поставленная задача была решена, нужно не просто правильно действовать, но и правильно думать. Без мировоззрения, которое настроено в унисон с вашей целью, ничего не получится. Все усилия, которые вы приложили, уйдут в песок. Вы выдохнетесь, устанете и почти ничего не достигнете. 

Честь и бизнес 

— Какое мировоззрение нужно, чтобы стать членом, пайщиком кооператива BestWay? 

— В первую очередь мировоззрение, построенное на доверии. Доверии друг к другу. Это — наша корпоративная философия, которой пронизаны все проекты холдинга LifeIsGood. Как я уже говорил выше, в наше время, когда философия типа «человек человеку волк» и рассуждения о звериной сути успешного бизнеса являются на постсоветском пространстве нормой, для того чтобы выбрать доверие, а не подозрительность, открытость, а не кинжал за пазухой, следует распахнуть свое сознание, начать мыслить не шаблонно, по-новому. 

Я знаю, о чем говорю. Сам в свое время прошел через нечто подобное. Вынужден был буквально ломать себя, постоянно напоминая, что, если буду цепляться за прошлые неудачи, так и просижу всю жизнь в страхе и ожидании. В некотором смысле холдинг LifeIsGood помог мне укрепиться в своих убеждениях. Поэтому его создание, помимо прочего, для меня было терапевтическим. Я на практике убедился, что все, во что я верю, работает. Теперь иногда смеюсь над своими страхами и опасениями, которые возникали в тяжелый, кризисный момент.  

— А что тогда произошло? 

— Сейчас бы не хотел об этом распространяться. Если рассматривать все события в позитивном ключе, как мне неоднократно рекомендовал Боб Дойл, то один период моей жизни — с интересными проектами, с успешным растущим бизнесом — вдруг резко закончился. Не по моей вине. Пришлось начинать другой — с нуля, буквально посреди обломков. 

— В такие ситуации попадают многие бизнесмены. Очень много говорит о человеке то, каким он выходит из испытаний. Расскажите, как вам удалось начать с нуля. 

— Сперва за уши вытащил себя из депрессии и апатии. Сам того не зная, использовал на практике многие методики, о которых позднее услышал от бизнес-тренеров с мировым именем. Например, сознательно не допускал в голову негативных мыслей. Утром просыпался, пил кофе, садился за компьютер, обдумывал новый проект, искал сопутствующую информацию… Только в голову закрадывалось: «Денег нет, все плохо, ничего не получится…», гнал такие настроения, заставлял себя думать о чем-то другом или выходил пройтись, подышать свежим воздухом. Сейчас для перезагрузки мыслительных процессов, прочистки мозгов я уделяю время своим «морским» хобби — дайвингу и яхте. Но тогда финансовая ситуация к этому, мягко говоря, не располагала. 

Еще один важный момент. Я пытался придумать такой бизнес-проект, который меня самого поразит своим потенциалом. Банальные варианты — «вложи деньги туда-то», «купи-перепродай», участие в проектах друзей «на подхвате» — я отбрасывал, несмотря на то что деньги очень требовались. Я был буквально как Будда под деревом: не двинусь с места, пока не наступит просветление, пока не озарит. Шел ва-банк. И сейчас четко вижу, что все делал правильно. Выдержал искушение мелкими, ситуативными делами и создал все-таки главный проект своей жизни — холдинг LifeIsGood, основанный на доверии. 

— Он целиком ваша заслуга? 

— Конечно, нет. Сегодня существующая и работающая команда единомышленников уже внесла свою лепту, без которой проект не состоялся бы. Или был бы абсолютно другим. Их заслуга здесь столь же велика, как и моя. Свою роль в формировании Романа Василенко, который придумал LifeIsGood, сыграли разные события, разные люди. И, конечно же, моя семья. Родители в меня всегда верили, даже в самые сложные моменты. Оба — и мама, и папа — люди довольно сдержанные, все-таки бывшие военные. Но их поддержку я постоянно чувствовал — и в виде поступков, и просто в виде некоей атмосферы в доме. Иногда думаю, что именно из детства, из семьи идут истоки философии доверия лично для меня. Я ни в детстве, ни в подростковом возрасте родителям не врал. Потому что знал: они мне доверяют, а врать тому, кто доверяет, низко и преступно. 

Вторым фактором, повлиявшим на меня, стала моя первая и искренне избранная специальность — служба в ВМФ Рос­сии после учебы в Ярославском высшем военном финансовом училище. Если ты один раз надел погоны, они остаются с тобой на всю жизнь. Военная среда формирует особый стержень, внутреннюю честность, обмануть которую не сможешь в первую очередь ты сам. Это тоже сыграло свою роль. 

— Планируете ли использовать эти свои качества в новых проектах? 

— Зачем обязательно новых? У нас уже есть основа — холдинг LifeIsGood. Он собрал в себе ключевые элементы целостной системы, способной изменить жизнь человека и сделать ее действительно прекрасной. Однако все меняется, меняются запросы, вызовы. Я уверен, что холдинг будет расширяться. Сейчас мы работаем над тем, чтобы открыть представительство в каждом крупном городе России, провести как можно больше семинаров, охватив ими все регионы страны. Мы присутствуем в Казахстане. На повестке дня — другие страны СНГ. Что мы покорим мир, не обещаю. Но мы будем пытаться (улыбается).  Б

 


Роман ВАСИЛЕНКО, в прошлом начальник финансовой службы Ленинградской военно-морской базы, майор по званию, филантроп по призванию, кандидат экономических наук, меценат и человек, внесший неоспоримый вклад в развитие общества и социально-экономической среды Северной столицы России. 

Роман Василенко прошел бизнес-подготовку в семи странах мира и их лучших учебных заведениях, среди которых: Семинар Конгресса США и Курсы MBA во Франции, Австрии и Швейцарии. 

Сегодня он успешно совмещает семью и воспитание детей, бизнес, преподавательскую и научную деятельность. В 2015 году Роман Василенко получил степень кандидата экономических наук в Санкт-Петербургском университете экономики и управления, поэтому всецело направляет свои проекты на будущее экономики страны, предотвращает «утечку мозгов» за границу и создает лучшие альтернативы на рынке!

 


Холдинг Life is Good первый на отечественном рынке, который предложил комплексные решения для участников и сотрудников — от бизнес-образования до инвестирования, от ведения собственного дела до приобретения недвижимости. В основе проектов Романа Василенко лежит сочетание глобального инвестирования и стратегий b2c.

Миссия проекта — создание условий для жизни и деятельности современной молодежи и талантливых гениев с целью предотвращения «утечки мозгов» за границу и сохранения человеческого капитала. Проект имеет социально значимую направленность и огромную важность для развития государства в целом.

Из-за отсутствия возможности комфортно жить и творить многие гении страны покидают ее, внося огромный вклад в развитие, становление и укрепление сторонних государств. И это неправильно! Русские ученые всегда славились своими умами и находчивостью. Именно они, эмигрировав в США, создали первые телевизоры и вертолеты. Сегодня же, по официальной статистике, более 60% россиян — победителей различных международных конкурсов и олимпиад — уезжает на работу за границу, возвращается оттуда всего 9%. Ошеломляющие цифры!  

Роман Василенко разработал альтернативное решение этой проблемы. Он предоставил людям возможность купить жилье и заработать деньги с помощью инновационной технологии руководства.

LGN — это лично разработанная, потому и уникальная технология ведения бизнеса, которая делает его еще более успешным, держит ключевых сотрудников и партнеров в постоянном тонусе и развитии. Система, благодаря которой возможны выплаты пассивного дохода за работу, проделанную сотрудником ранее. То есть сегодня вы можете получить проценты от собственных наработок и клиентской базы, созданной в самом начале вашего пути. Кроме того, партнерам, достигшим уровня директора, помимо гонорара назначается еще и фиксированный оклад за их достижения и реализованные стремления.