Босс №11 2014 г.

Нужны другие деньги

6Рубрика | Президентские / Правительственные программы

Текст | Николай АНИЩЕНКО

Правительство утвердило схему проектного финансирования, которая будет применяться в России. Государство предоставит гарантии под реализацию отобранных проектов стоимостью от 1 до 20 млрд рублей, а банки, вызвавшиеся их кредитовать, получат особые условия фондирования со стороны Центробанка. При этом ставку по кредитам на такие цели планируется ограничить уровнем ключевой ставки ЦБ плюс один процент.

Член Комитета «Деловой России» по финансово-кредитному обеспечению бизнеса Александр Краснов объясняет, почему финансовый инжиниринг в России не работает и не заработает в той форме, в которой его предлагают внедрить.

«Проектное финансирование в Рос­сий­ской Федерации отсутствует как класс. Законодательство РФ, гражданское в первую очередь, не продумано с точки зрения проектного финансирования вообще», — говорит он, уточняя, что одними постановлениями правительства проблему не решить.

Представитель «Деловой России» обращает внимание, что даже в случае предоставления предпринимателем гарантий их финансирование все равно останется банковским, как почти все доступные деньги на российском рынке сейчас. «Есть некие фонды прямых инвестиций при правительстве размером около $10 млрд, но, как вы понимаете, туда обычным людям входа нет. Так что будет банковский кредит. Предположим, выдали какому-то абстрактному предпринимателю гарантии из фонда госгарантий. У него рентабельность, к примеру, 15% — это еще хорошо по западным меркам. Он приходит в банк, и ему говорят: мы тебе можем дать кредит под 25% годовых. Как вы думаете, возьмет он такой кредит?»

Возражения о том, что правительство привязало верхнюю границу кредитной ставки для таких проектов к ставке рефинансирования, эксперт парирует: в документах правительства важны не столько конкретные слова, сколько стилистика. «Смотрите: есть множество поручений и президента, и премьера о том, что при выдаче ипотечных кредитов, например, нужно стремиться к низким ставкам… Это уровень благих пожеланий. Нет абсолютно никаких законодательных инструментов, никаких нормативно-правовых актов, которые обяжут банкиров это делать», — говорит Краснов.

Поэтому, считает он, средства для проектного финансирования в России надо брать не в банках. «Деньги в России есть в двух источниках. Первый — население, частные инвесторы. Второй — Пенсионный фонд и страховые компании. Это два источника, которые в силах дать сотни миллиардов долларов, в том числе для национальных проектов, если их правильно «упаковать». Банки в данной конструкции не могут играть никаким образом. А для того чтобы деньги населения, и деньги пенсионные и страховые пошли в экономику, а не на финансовый рынок, необходимо принять определенные законодательные акты», — советует собеседник журнала «БОСС».

К слову, Пенсионный фонд сегодня не имеет права покупать инфраструктурные и другие облигации, кроме облигаций Минфина, и, по выражению Краснова, «западные фантики». «А в реальную экономику до сих пор эти деньги не идут».

«Пока выходит замкнутый круг: банки работают сами на себя, — уверен эксперт. — Два года назад во Внешэкономбанке находилось 1,5 трлн рублей пенсионных денег, за которые Пенсионный фонд получал 0,18–0,3% годовых. Эти деньги Внешэкономбанк продавал своим родным, любимым банкам — уже по ставке 3–6% годовых. Те, в свою очередь, предлагали эти же пенсионные деньги конечным заемщикам под 12–15% годовых. Видите, какая маржа? Возмутительно! Ничто бы не мешало тому же Пенсионному фонду купить облигации, к примеру, «Роснефти» или «Газпрома», и он бы имел не 0,18%, а 3–5% годовых. Но эти же деньги можно направить на уровень малого и среднего бизнеса. Просто нужны определенные государственные гарантии, что получатели — малые и средние бизнесмены — не украдут и не убегут». Б