Босс №10 2014 г.

Мария ДЕМЬЯНЕНКО: надеюсь лучше познакомить российских слушателей со стилем classical crossover

72Рубрика | Культура

Текст | Анна ЖУКОВА

Фото | Личный архив М. Демьяненко

Путь творческого поиска — всегда самый трудный в жизни человека. Особенно если речь идет о творческом пути музыканта. Таким же непростым и оттого интересным стал путь Марии Демьяненко — молодой певицы, актрисы и начинающей поэтессы, родившейся в династии артистов: музыкантов, актеров и режиссеров.

Чуть больше года назад наш журнал уже публиковал интервью певицы (См. «БОСС» №5/2013.), но, как известно, у активных людей за год наступает абсолютно новая жизнь. Мы побеседовали с Марией, узнав, что поменялось в ее творческой деятельности. Оказалось, что практически все.

— Мария, так получилось, что вы стали практически первооткрывательницей жанра классического кроссовера (classical crossover) в нашей стране, поскольку этот жанр если и был развит, то в инструментальных ансамблях, коллективах. Расскажите, как вы пришли к нему?

— Путь действительно был долгий и непростой. Я начала занятия вокалом с академического стиля, позже перейдя в классическую эстраду, соул и авторскую песню. Таким образом, прошла все этапы и окунулась во все разновидности вокала. Но ключевым, поворотным моментом для меня стало выступление 5 декабря 2013 года в Большом зале консерватории с Государственной академической хоровой капеллой России им. А.А. Юрлова под управлением Геннадия Дмитряка.

В том концерте среди прочих произведений я исполнила арию Памины из оперы «Волшебная флейта» В.А. Моцарта в современной обработке, и ария зазвучала в чем-то даже как романс, плач. Это означает, что музыка Моцарта приобрела новое звучание, прочтение. Ария была исполнена на русском языке. По реакции публики и дальнейшим отзывам стало ясно, что это прочтение произведения произвело хорошее впечатление, да и мне очень понравилась та свежесть музыки и комфорт для голоса, который я почувствовала при исполнении. Таким образом, я поняла, что стоит двигаться в этом направлении.

— Но ведь дальше начинается самое интересное. Кто из исполнителей оказал на вас влияние или просто впечатлил, были ли среди них российские исполнители? В чем изюминка вашего кроссовера?

— Из зарубежных исполнителей мне нравятся Сара Брайтман, Андреа Бочелли, Кэтрин Дженкинс. Среди российских интересно творчество Муслима Магомаева. Это был некий прообраз будущего кроссовера. Но главное отличие в том, что у большинства этих исполнителей песни все же ближе к эстраде, а обработок классических произведений очень мало. Я беру классическое произведение за основу, пишу к нему стихи и придаю ему современное звучание совместно с аранжировщиками. Это самое интересное — творческий процесс вдвойне, даже втройне.

—Тогда почему именно кроссовер? Ведь вы могли выбрать и джаз, и соул, в котором вы себя пробовали, и прекрасно получалось. Или это, что называется, любовь с первого взгляда к такого рода музыке?

— Да, здесь действительно и фактор любви, когда уже не можешь жить без классической музыки в определенном смысле слова: ведь я с детства впитывала ее в себя. Родители — академические музыканты, это во-первых. Во-вторых, я росла в среде их друзей и коллег — среди таких крупных музыкантов и интересных людей, как Юрий Башмет, Виктор Третьяков, Геннадий Дмитряк и многие другие… Это не могло не сказаться. И конечно, мой замечательный педагог, если можно так сказать, мама моего голоса — Эмма Васильевна Радциг, которая очень поддерживала меня в вопросе вокального развития в новом стиле и новой манере, за что я ей очень и очень благодарна.

— А что вы можете сказать об особенностях классического кроссовера в отношении концертных площадок и аудитории, которая посещает эти выступления? Ведь аудитория явно шире, чем на абонементах классических концертов, но и при этом она не столь консервативна…

— Это правда. Аудитория здесь самая разнообразная. Для кого-то кроссовер является ступенью на пути к академической музыке, кто-то предпочитает остановиться на нем вообще, а кто-то, например, как я: попробовав себя в обоих жанрах, я обратилась к синтезу стилей. Поэтому мой слушатель — это и несмышленое дитя, и молодежь, и люди пожилого возраста. Концертные площадки также очень разнообразны. У Сары Брайтман есть видеозапись ее знаменитого концерта в соборе Святого Стефана в Вене. Это очень хорошая по акустике площадка, к тому же и создающая особую атмосферу…

Ну а Лучано Паваротти с его парковыми концертами? Нью-Йоркский Центральный парк, лондонский Гайд-парк. Ведь он, хотя и был академическим певцом, очень любил обращаться к кроссоверу и песенному жанру. Я выступаю и на академических крупных концертных площадках, и в камерных залах, и даже хотела бы попробовать себя на сцене на открытом воздухе или на воде. В зависимости от площадки можно придумать очень интересную программу, ведь не стоит забывать, что я еще и актриса, поэтому хоть маленький, но сценарий происходящего всегда храню в своей голове. Ближайшее мое выступление состоится тоже в интересном зале, который и не очень велик, и не камерен.

— Можно поподробнее об этом выступлении? Каковы вообще ваши творческие планы?

— Для меня сейчас наступает очень важный период, потому что 27 октября состоится мой первый сольный концерт в Театральном зале Московского дома музыки. Это и своего рода презентация, потому что прозвучит много премьерных исполнений произведений — результат нашего совместного творчества с Павлом Овсянниковым и Сергеем Гавриловым, которые сделали аранжировки, окончательно превратив мои переложения инструментальной музыки в вокальную. Надеюсь, что это послужит началом новой поры в развитии стиля classical crossover.

Мой проект так и называется, а прекрасные музыканты, с которыми мы уже не первый раз будем работать вместе, — это Капелла им. А.А. Юрлова под управлением Геннадия Дмитряка и Оркестр XXI века под управлением Павла Овсянникова. Жду моих слушателей на этом концерте и надеюсь на их поддержку. Б