Национализм с особенностями

13Рубрика | Взгляд на общество

Текст | Мария ЛИПМАН

Погромы в московском районе Бирюлево-Западное и последовавший «Русский марш» заставили аналитиков вновь разбираться в причинах роста русского национализма.

Среди чрезвычайно важных причин роста националистических настроений в России то, что поток трудовой миграции в нашу страну очень спрессован во времени.

Столкновение с людьми, которых раньше мы не видели, — всегда какой-то болезненный процесс. Это, в общем, проблема и для европейских стран, но там прирост мигрантов растянулся на десятилетия. В России поток резко увеличился с повышением уровня жизни, все произошло менее чем за десять лет.

Проблема усугубляется тем, что еще недавно российские граждане, которые назывались тогда советскими, жили иначе, в дружбе с другими народами.

Справедливо говорят, что в Советском Союзе почти не существовало масштабных этнических конфликтов, связанных с физическим столкновением. Возникали, конечно, конфликты в призывной армии, но такого, как сейчас, не было. В большей степени это связано с тем, что Советский Союз позднего периода был полицейским государством, где ограничивалось право людей на передвижение. Просто так «сняться» и приехать из Узбекской ССР в Москву, устроиться там на стройку — и чтобы таких людей были десятки, сотни и тысячи, было невозможно, потому что государство строго контролировало с помощью прописки передвижение граждан, а также трудоустройство, которое все являлось государственным.

Жить в дружбе с другими народами всегда проще, когда они находятся от тебя далеко, на своей территории.

Мы видим, как вопросы миграции с трудом и не всегда успешно решают европейские страны. Более того, в последнее время они справляются с этим хуже, чем прежде. Но в России существует проблема, которой нет в этих странах, — а именно наши собственные сограждане, тоже воспринимаемые значительным числом наших граждан как не свои — как чужие, подозрительные, непонятные и вообще «лучше бы их не было». Речь идет, конечно, о Северном Кавказе.

Проблема эта есть, все про нее знают — и лозунг «Хватит кормить Кавказ» пользуется колоссальной популярностью. А если спросить людей, что они думают, если отгородиться забором — как физическим, так и политическим — от Северного Кавказа, то я думаю, многие одобрили бы эту идею. Такая российская специфика очень усложняет ситуацию.

Политика российских властей состоит в смешивании этих процессов и сосредоточении на вопросе миграции, особенно нелегальной, чтобы канализировать те неприязненные чувства, которые люди испытывают в направлении нелегальных мигрантов. Хотя совершенно очевидно, что, когда люди испытывают неприязнь, они не проверяют документов — они реагируют на внешность, на, скажем честно, расовые признаки. От того, что власти камуфлируют эту проблему, она усугубляется.

Плюс ситуация, о которой многие говорят и пишут, но власти предпочитают сосредоточиваться не на ней, — это проблема коррупции, связанная с любыми приезжими, будь то из соседних регионов России или из других стран. Всегда находятся хищнические рекрутеры и недобросовестные работодатели, которые пользуются бесправием таких людей, и это сеет вокруг них обстановку криминальности. 


Липман Мария, журналист, эксперт Московского центра Карнеги. В 1974 году окончила филологический факультет МГУ имени Ломоносова.

Была заместителем главного редактора журналов «Итоги» с 1995 по 2001 год и «Еженедельного журнала» с 2001 по 2003 год. Также работала переводчиком, исследователем и сотрудником московского бюро Washington Post. С 2001 года ведет в Washington Post ежемесячную колонку.

Председатель программы «Общество и региональная политика» и главный редактор выпускаемого Московским центром Карнеги журнала Pro et Contra.