Сергей МАЛИКОВ: деятельность СРО нужно наполнить реальным содержанием

66Рубрика | Строительная безопасность

Текст | Федор ПЕТРОВ

Фото | Александр ДАНИЛЮШИН

Компания «РемЭнергоМонтаж» (г. Салават, Республика Башкортостан) специализируется на строительстве промышленных и энергетических объектов. Генеральный директор компании Сергей Маликов поделился с нашим журналом своим мнением о состоянии регулирования в строительной сфере, обеспечении строительной и промышленной безопасности.

— Сергей Викторович, как вы оцениваете роль СРО в строительной отрасли?

— Система саморегулирования несколько лет назад сменила традиционное административное регулирование в строительной отрасли. Она подразумевает регулирование прежде всего со стороны профессионального сообщества, «цеховое».

Принципиальное направление, на мой взгляд, совершенно правильное — оно соответствует мировому опыту. Ре­гу­ли­ро­ва­ние со стороны профессионального сообщества, ответственность, которую берет на себя сообщество за своих членов, должны заставлять участников СРО заниматься качеством и безопасностью не для галочки. Такой способ регулирования способен учитывать новые технологии в строительно-монтажных работах (СМР), а это очень инновационная сфера, и традиционная система технического регулирования всегда запаздывала с таким регулированием.

Итак, СРО теоретически механизм хороший. Но, как часто у нас бывает, гладко было на бумаге, да забыли про овраги… В реальной жизни возникла масса проблем.

Во-первых, мы видим огромное число СРО: выбирай любую. Сегодня условный рынок участия в СРО — это рынок потребителя, то есть строительной организации — потенциального участника СРО, а не продавца, то есть самих СРО. Соответственно, именно потребитель, иными словами, строительная организация, диктует на нем свою волю.

СРО живут за счет взносов и не заинтересованы в том, чтобы терять плательщиков этих взносов. При этом механизмы наступления ответственности за те или иные инциденты в деятельности строительных организаций на сегодняшний день вызывают вопросы.

Но если тем не менее та или иная СРО стремится ужесточить контроль, недобросовестная строительная организация или организация, не желающая расходовать необходимые средства на качество и безопасность строительства, переходит в другую СРО, менее привередливую.

Сегодня на рынке представлены СРО на любой вкус. Для участия же в тендерах все свидетельства СРО равнозначны, будь то солидная организация из Москвы, Санкт-Петербурга, Татарстана, Башкортостана, других субъектов Федерации, где господствуют закон и порядок, до виртуальных структур, занимающихся, по сути, только продажей свидетельств и нимало не заботящихся о своей репутации.

Этот рынок недостаточно отрегулирован. Я считаю, не должно быть бесконечного количества неспециализированных СРО в области СМР…

— Что делать? Как менять ситуацию?

— На мой взгляд, корректировать законодательство о строительных СРО.

Во-первых, государству необходимо стимулировать качество проверок со стороны СРО. Они обязаны реально контролировать деятельность фирм, которые в них входят. Для этого ответственность СРО за любой инцидент должна наступать автоматически, а уже после ее наступления СРО должны получить возможность выставлять регрессные требования к строительным организациям, которые, может быть, манкировали технологические требования или требования безопасности. Возможно, СРО в области СМР должны контролироваться государственными органами — тем же Ростехнадзором, получать от него аккредитацию на определенный период, причем по отдельным видам СМР, а не скопом.

То есть, оставаясь организациями негосударственными, СРО могли бы, по моему мнению, выполнять и государственные задачи — «по доверенности» со стороны государства.

Во-вторых, финансовые средства, аккумулируемые СРО, не могут лежать мертвым грузом, как сейчас. Текущие взносы должны работать — за счет них могут формироваться своего рода кассы кредитной взаимопомощи, оказываться консалтинговые услуги, осуществляться программы развития инноваций.

В-третьих, тендерные комитеты — например комитеты крупных корпораций — должны получить право принимать свидетельства одних СРО и не принимать свидетельства других, не вызывающих, на их взгляд, доверия. А также проводить предварительную проверку СРО. Государственные тендерные комитеты, службы экономической безопасности муниципалитетов и субъектов Федерации тоже, считаю, должны проверять СРО: работает ли та или иная организация, или это не более чем лавочка по раздаче свидетельств для всех желающих, можно ли доверять ее свидетельству и допускать с этим свидетельством до участия в тендере.

В-четвертых, в «чистку» СРО необходимо включиться правоохранительным органам. Если СРО торгует свидетельствами, их руководители должны привлекаться к уголовной ответственности.

При внесении таких изменений этот общественный институт будет позитивно сказываться на развитии рынка. Сейчас же он в лучшем случае не сказывается почти никак.

Много говорится о том, что СРО за счет высоких взносов устанавливают барьеры для участия в тендерах для малого бизнеса, занимающегося СМР. На мой взгляд, это как раз позитивное явление: допускать для выполнения работ нужно финансово состоятельные организации с ресурсным потенциалом и опытом работы.

Что до малого строительного бизнеса, то сфера для него — субподрядные работы. Их выполнение дает возможность приобрести опыт, накопить ресурсы и постепенно начать работать самостоятельно в качестве генподрядной организации. Ничего нерыночного в таком ограничении нет.

На мой взгляд, именно в «бесхозном» малом бизнесе коренится множество проблем строительного комплекса в целом. Это фактически серая зона с точки зрения качества, безопасности, а также уплаты налогов. Я уже не говорю о сомнительной эффективности подобного бизнеса.

Приходят к нам такие предприниматели: помогите, мол, погибаем, не можем работать… Изучаем ситуацию: контроля эффективности нет, финансовые потоки нерациональные… Надлежащая подготовка у специалистов отсутствует — современными технологиями не владеют.
Предлагаю: «Всем коллективом переходите ко мне, оставим юрлицо, расчетный счет. Сможете при возможности сами себе искать работы на стороне. Но при этом станете работать под нашим флагом, мы наладим обучение специалистов, технологический, финансовый контроль, работа будет происходить в рамках единого бюджета, потому что без бюджета работать невозможно». Ответ: «Нет».

— Но ведь это выгодно и им самим, и потребителям?

— Безусловно. И государство должно стимулировать переход малого бизнеса под крыши холдингов. Кстати, во всех отраслях — не только в строительстве, но и, например, в сельском хозяйстве.

Многие малые предприниматели этого не очень хотят, потому что цели чисто спекулятивные. Часто это деятельность на грани мошенничества, а, как мы знаем по тендерной практике, иногда и за этой гранью…

Эффективная модель бизнеса в строительстве — крупный холдинг с автономными, хозяйственно самостоятельными подразделениями. Такой структуре по плечу крупные объекты строительства.

Ненормальной является ситуация, когда до тендеров допускаются организации, не имеющие свидетельств СРО, и тендеры выигрывают организации, у которых отсутствуют финансовые и ресурсные возможности, а также опыт для выполнения основных составляющих комплекса работ в рамках объема, выставляемого на тендер.

Для тех или иных объектов строительства должны быть специфические требования. Согласитесь, не могут претендовать на строительство дома 20–30 тыс. кв.м компании, у которых в штате пять каменщиков. Сегодня же это обычная практика… Отсюда проблемы и с качеством, и с безопасностью…

— То есть очень многое в регулировании строительства зависит от регулирования тендеров?

— Совершенно верно.

Довольно часто объявляют тендеры на отдельные этапы работ. Это в основном строительстве недопустимо — нужно проводить комплексный тендер на строительство объекта в целом.

Если объявлять тендеры на этапы работ, по крупным стройкам складывается ситуация, когда работы по договору с заказчиком выполняет до 20 организаций! Каждая делает свою часть в соответствии со своим разумением… Как в миниатюре Райкина: к пуговицам претензии есть?

Наша компания стремится к тому, чтобы выполнять весь комплекс работ под ключ. Заказчик при этом контролирует только ценовые листы, то есть наше ценообразование. С нашей точки зрения, это оптимальная практика. На тендер должен выставляться весь комплекс работ: законодательство позволяет это делать.

— Насколько адекватны существующие сегодня органы стройнадзора и госстройэкспертизы?

— Органы стройнадзора в различных субъектах Федерации, а также федеральных ведомствах отличаются по эффективности. Мне кажется, на федеральном уровне должен тиражироваться опыт тех регионов и ведомств, где возникает минимум нештатных ситуаций в строительстве, где всегда порядок на стройплощадках. На основе этого опыта необходимо составлять методические рекомендации, указания, обязательные для всех стройнадзоров.

Что касается органов госстройэкспертизы, здесь также есть структуры, осознающие ответственность перед государством и обществом за оценку проектных решений, и те, кто, грубо говоря, штампует все, что им принесут. Достаточно плачевное состояние строительного проектирования в нашей стране во многом связано с тем, что органы госстройэкспертизы многих субъектов Федерации плохо фильтруют непрофессиональные проекты.

Во многих органах госстройэкспертизы кадровый кризис. Привлечь туда специалистов высокой квалификации оказывается довольно проблематичным из-за низкого уровня заработной платы. Для того чтобы ситуация изменилась, губернаторы должны осознать важность качества строительного проектирования.

— Вы работаете прежде всего в сфере промстроя. Как оцениваете ситуацию в сфере промышленной безопасности?

— Это очень проблемная сфера. Качество контроля со стороны государства, нормативно-методических документов постоянно снижается, уровень инспекторов тоже. Это происходит за счет разного рода пертурбаций в Ростехнадзоре, смены генерации инспекторского состава, которые теперь более юристы, чем инженеры. А также нового законодательства в сфере промышленной безопасности, согласно которому государство, по существу, отказывается от ответственности за эту сферу, перекладывая ее на самих хозяйствующих субъектов и на саморегулируемые экспертные организации.

Это опасные тенденции, которые приведут к ухудшению состояния дел в данной сфере. А оно и так неблестящее, учитывая, что в последние 20 с лишним лет технологические системы в основном приходили в упадок.

— В какой мере в сфере промышленной безопасности может быть использован советский опыт?

— В советской модели контроля было много положительных моментов, которые вполне можно взять на вооружение и сегодня. Первое — единство и обязательность базовых технологических требований для всех. Второе — централизованный контроль со стороны высококвалифицированных, опытных и — немаловажная деталь — высокооплачиваемых экспертов. Третье — аккумулирование и тиражирование научно-методического потенциала в сфере строительной и промышленной безопасности.
Названные составляющие не могут быть эффективно реализованы только рыночными и общественными институтами, и потому государство должно активно участвовать в обеспечении промышленной безопасности. Так же как и в наведении порядка в строительстве.

 

Маликов Сергей Викторович родился 23 июля 1971 года в рабочей семье, представитель очередного поколения рабочей династии электриков.

В 1990 году окончил Салаватский индустриальный техникум.

После службы в армии, в ВДВ, начал работать электриком 4-го разряда и параллельно учился в Салаватском филиале Уфимского нефтяного института (вечернее отделение), в 1998 году успешно окончил вуз.

К тому времени уже работал начальником электроцеха, потом — главным энергетиком завода (2007–2009 гг.).

В 2009 году возглавил созданное общество с ограниченной ответственностью «РемЭнергоМонтаж».

Женат. Двое взрослых сыновей — 18 и 19 лет.