Турецкий бумеранг

24Рубрика | Вокруг России

Текст | Тимур ХУРСАНДОВ

За что боролись протестующие на площади Таксим и во что это вылилось.

С самого начала июня Турцию лихорадит. По крупным городам то и дело прокатываются акции протеста — угасающие, но пока не потерявшие запала окончательно.

Формальным поводом для них стала судьба парка Гези в центре Стамбула на площади Таксим, чье название за это время выучили далеко за пределами страны. Турецкие власти, как и руководство других мусульманских стран, в которых в последнее время возникают беспорядки, привычно обвинили во всем «иностранную руку» и социальные сети — Twitter и Facebook, которые якобы дезинформируют население и провоцируют недовольство. Но на этом, пожалуй, сходство со странами «арабской весны» и закончилось — турки пошли своим путем, что, как ни банально это звучит, неудивительно для страны, живущей на стыке Европы и Азии.

Собственно говоря, Гези и парком-то назвать сложно — крохотный сквер из нескольких деревьев в самом центре турецкой столицы. Но именно здесь начались нынешние протесты. Недовольство горожан вызвали планы властей вырубить парк и восстановить на его месте историческое здание артиллерийских казарм, ну и заодно построить по соседству торговый центр. Изначально защищать его вышло всего около полусотни людей, и акция эта так бы и осталась незамеченной, не примени полиция против них слезоточивый газ.

И тут турков прорвало: количество вышедших на улицы людей в крупнейших городах исчислялось десятками тысяч, акции протеста прошли в 67 провинциях, а общее число манифестаций превысило 200, обустраивались палаточные городки, стихийно возникали оргкомитеты. Плечом к плечу в Стамбуле, Анкаре, Измире, Бурсе стояли либералы-рыночники и футбольные фанаты, левые интеллектуалы и махровые националисты. Стояли и не выстояли.

И дело не в жестокости полиции, хотя она имела место — были и водометы, и газ, и другие «спецсредства», тысячи пострадавших, не менее четырех погибших. Просто при первом же серьезном нажиме выяснилось, что вышедших на улицы объединяет только одно — нелюбовь к существующему «кровавому» режиму. И, как и в случае с российским протестным движением, такая скудность общих интересов и подвела турецких «революционеров»: нет у них ни четко сформулированных целей, ни программы, которая позволила бы двигаться дальше, противостоять давлению. Ради чего?

Пока не весна

А ведь вначале некоторые эксперты утверждали, что до Турции пусть и летом, но добралась «арабская весна». Хотя аналогия эта по большому счету тут совсем неуместна.

События в странах Северной Африки, откуда и пошел этот термин, почти во всех случаях привели к усилению исламистов, собственно, все это и затеявших. В Турции же ситуация противоположная: здесь на улицы в большинстве своем вышли люди, настроенные проевропейски, требующие прав и свобод, демократических стандартов, не желающие возвращения к средневековым, по западным меркам, обычаям. А именно в попытке их насаждения, введения шариатских норм все чаще обвиняют турецкого премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана. И, надо признать, не всегда безосновательно.

Но сказать, что в Турции жестко проводится исламизация, причем просто ради исламизации, конечно же, нельзя. Дело тут в том, что Эрдоган давно примеряется к роли лидера мусульманского мира. А без поворота — хотя бы в некоторых масштабах — к шариату о возвращении влияния, подобного политическому и духовному ­весу Османской империи, которая, видимо, представляется премьеру Турции моделью мечты, говорить не приходится. Отсюда и злополучные хиджабы, и ужесточение правил продажи алкоголя, и многое другое.

А сквер на Таксиме… Ну что сквер? Он, можно сказать, вообще к делу отношения не имеет. Кстати говоря, в самый разгар протестов — 8 июня — стамбульский суд вынес решение об отмене вырубки этого самого маленького парка города. Но и власти, и протестующие об этом смолчали, хотя наверняка кто-то да знал.

Значит, и тем, и другим невыгодно было зачехлять «главное знамя» демонстраций. Первые, возможно, рассчитывали, что народ выпустит пар и подуспокоится, а вторые, наверное, надеялись, что вдруг да и удастся додавить правительство. Но если вернуться к теме Гези, разве можно себе представить, например, что разрушение очередного исторического особняка где-нибудь в Москве вызовет масштабные протесты по всей стране? Очень вряд ли. Так же и в Турции. Причина не в строительстве нового торгового центра, а в простом и банальном недовольстве властями. А Гези — просто последняя капля.

По-нашему

Кстати, по мнению многих экспертов, турецкие события в целом развиваются именно по российскому варианту — довольно ощутимый всплеск недовольства и его постепенное затухание до маргинальных размеров при авторитарном и при этом популярном лидере.

А популярность Эрдогана — не преувеличение. Объясняется она очень просто: жить стали лучше. За последние десять лет доход на душу населения увеличился в Турции больше, чем в три раза, массово строится жилье, дороги. Так что плевать на исламизацию, тем более плавную и мягкую, пока благосостояние растет.

С другой стороны, напрашивается сравнение с Египтом. Если там президент Мохаммед Мурси действовал напролом, наскоком, разом изменив Конституцию и введя практически шариатское право, то Эрдоган — осторожнее. Он шел к этому годы. Сначала вывел из игры армейскую верхушку, арестовав несколько десятков видных чинов, устроив над ними показательные суды по обвинениям в попытке переворота, а потом и вовсе протащив через референдум идею об ограничении полномочий военных. Ведь именно армия со времен Ататюрка была главным гарантом светского характера турецкого государства, контролировала практически всю политическую жизнь страны.

Затем премьер более или менее купировал еще одну давнюю головную боль — наладил худой, но мир с курдами. И, подготовив почву, Эрдоган уже мог с одинаковым успехом как продолжать все больше причесывать страну под исламскую гребенку, так и подавлять протесты различной степени. Чем он занялся и на этот раз.

Так что получается, что в выигрыше, пусть и далеко неоднозначном, пока все-таки Эрдоган. Да, немного подпорчен имидж. Да, властям пришлось извиняться. Да, стало ясно, что влияние премьера еще далеко не дотягивает до веса султанов.

Но популярность главы правительства по-прежнему высока, шансы на продолжение политической карьеры — тоже. Тем более что в отличие от того же Мурси Эрдоган не дал слабину и не предоставил военным шанса вмешаться под видом миротворцев.

А вот протестующие попали в ловушку. По иронии своими действиями они отдалили себя от того, за что ратовали, — от западных ценностей, европейской демократии. И дело не только в том, что теперь Эрдоган постарается закрутить гайки.

Кроме этого, Европейский союз, вступления в который Анкара добивается десятилетиями, опять отложил переговоры по этому поводу. Причем именно из-за беспорядков в Турции и методов их подавления. Понятно, что наказать хотели Эрдогана, но фактически это удар по защитникам Гези и всем тем, кто к ним присоединился. Такой вот турецкий бумеранг.