Елена МЕЩЕРЯКОВА: качественное, высокотехнологичное строительство — вполне женское дело

59Рубрика | Главная тема

Текст | Николай КОЧЕЛЯГИН, Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ
Фото | Лев ВЕРХОТИН

Генеральный директор компании «РИБСТРОЙ» Елена Мещерякова занимается такой специфической областью строительства, как реконструкция и дизайн клиентских офисов организаций сервисной сферы — от кафе и бутиков до офисов финансовых организаций. 

Она — профессиональный строитель, прошла все ступени карьеры в строительстве от маляра до генерального директора компании. Четыре гора назад Елена Николаевна создала собственную компанию. О роли женщины в строительстве она рассказала нашему журналу.

— Елена Николаевна, а что такое РИБСТРОЙ, как расшифровывается это название?

— Мы долго думали о том, как назвать компанию, и я остановилась на словосочетании «Работа и благополучие» (РИБ). На мой взгляд, это главное, что необходимо людям. Потому и такое название.

— А почему решили заняться строительством?

— Мне нравится созидать, создавать что-то новое, делать мир красивее. Приятно доставлять людям радость, приятно, когда заказчики приходят и целуют мне руки, пишут благодарственные письма, которые я получаю в огромном количестве. Один арабский бизнесмен подарил даже перстень с бриллиантом.

Это такое дополнительное, идущее от сердца вознаграждение за наш труд — оно убеждает меня в том, что когда-то случайный выбор профессии строителя был на самом деле не случайностью, а проведением.

Я хотела стать врачом — причем не просто каким-то участковым терапевтом, а хирургом: делать сложные операции, спасать людей, возвращать их с того света. В школе хорошо успевала по биологии, химии, окончила школу с серебряной медалью. Передо мной лежала прямая дорога в медицинский институт, если бы не мое упрямство.

Я жила с родителями в сельской местности, в 30 километрах от Саратова. И лет в 16–17 мне страстно захотелось иметь собственный мотоцикл, чтобы рассекать на нем и по проселочным дорогам, и по улицам Саратова. Водить я уже умела неплохо.

Я попросила родителей подарить мне мотоцикл по случаю успешного окончания школы — зарабатывали они в совхозе очень прилично. А поскольку знала, что к некоторым моим увлечениям они относятся с опаской, пригрозила: «Не купите, уеду в Москву».

Они подумали-подумали… И отказали: мол, ты слишком юная, а мотоцикл — слишком опасно. «Отучишься в институте, купим тебе машину», — сказали они.

А я и тогда слов на ветер не бросала. Заняла немного денег у бабушки и уехала в Москву с одним чемоданом.

Пыталась устроиться санитаркой в больницу, чтобы поступать в медицинский. Но куда там: все места заняты… В 80-е годы, как вы помните, существовал лимит.

И вакансии для иногородних оказались только в строительстве. Так я оказалась в строительном ПТУ. Отучилась на маляра, поработала немного после училища — и пошла в техникум. Ну а после техникума окончила МИКХиС, получив специальность инженера-строителя.

Без отрыва от учебы работала на стройках, на самых разных объектах. Прошла все ступени строительной карьеры: маляр, мастер, прораб, начальник участка, инженер, директор по развитию. Наконец, была назначена на должность генерального директора одной строительной компании. Не скажу, что это стечение обстоятельств — я стремилась стать генеральным директором.

У меня всегда все хорошо обстояло с амбициями. В молодости, когда я устраивалась на практику, на вопрос руководителя: «Зачем тебе это нужно?» — я как-то ответила: «Хочу занять ваше место!». Он был ошеломлен от такой наглости, а я в свое оправдание пролепетала, что имела в виду стать директором, как он…

И вот наконец это случилось — я генеральный директор. Я не была владельцем, но оказалась главным человеком в строительной компании: бизнес был фактически на мне. Компания как раз занималась реконструкцией офисов банков, магазинов, кафе, строительством и реконструкцией коттеджей, в том числе в престижных поселках… Владелец подолгу отсутствовал в России, да и когда он находился в стране, в силу некоторых проблем не мог заниматься компанией в полную силу… Мы в целом хорошо с ним уживались.

Однако в один прекрасный день я приняла решение уйти и создать собственную компанию с примерно тем же профилем.

— Почему решили уйти? Опять сказался характер?

— И характер сказался, и сказался трезвый расчет. Я понимала, что идти на риск самостоятельного ведения бизнеса для меня имеет смысл.

Во-первых, я знала, как вести этот бизнес, у меня были налаженные связи с клиентами, и «старший товарищ» мне был не нужен. Во-вторых, у нас с учредителем возникали определенные трения относительно стиля ведения бизнеса. Учредитель нацеливал нас на выполнение дорогостоящих заказов — иной раз прямо приказывал снимать бригады с «малоценных» объектов, прекращать работы на объектах, на которых есть задержки по платежам со стороны заказчиков.

Я считала такой жесткий стиль неверным. Заказчика нужно любить, стараться войти в его положение — это приносит в долгосрочной перспективе немалые дивиденды. Кстати, большинство моих заказчиков осталось со мной и на новом моем месте работы.

Когда я сказала о том, что хочу уйти, учредитель стал меня отговаривать — он понимал, что с высокой степенью вероятности теряет этот бизнес, так как второго такого генерального директора не найдет. Но я стояла на своем, и в конце концов он благословил мой переход и даже не чинил препятствий, когда за мной стала уходить моя команда. Несмотря на то что это бизнес-направление он действительно потерял, мы расстались друзьями и до сих пор ими остаемся — и, кстати, по возможности сотрудничаем.

Увы, не все строители в России обладают такой мудростью, как мой бывший наниматель…

— Итак, вы начали работать самостоятельно. На каких проектах стали специализироваться?

— Вообще мой конек — это банки. В бывших компаниях я обычно сотрудничала с Банком Москвы, Райффайзенбанком и банком «БСЖВ». Банковские офисы — это самые интересные объекты с точки зрения строительства. Здесь и новейшие технологии, и высокие требования к безопасности, и интересные дизайнерские решения, разработанные зачастую лучшими дизайн-бюро мира. Работать с банками для фирмы, занимающейся реконструкцией, — высший пилотаж.

Делаем бизнес-центры. Я сотрудничаю с группой компаний ПИК, реконструирую их основной бизнес-центр на Баррикадной. Они выбрали нашу компанию, потому что им нравятся выполненные объекты и качество выполнения работ.

Такой же высший пилотаж, как банковские офисы, только с точки зрения воплощения дизайнерских решений, организации зоны обслуживания клиентов — бутики и кафе премиум-класса. В Москве мы сейчас строим сети кафе-ресторанов «Жан-Жак» и «Джон Донн». Французы — владельцы этой сети — разочаровались в предыдущих строителях и пригласили нас. И теперь рекомендуют нас своим коллегам — владельцам других сетей кофеен.

Мы делаем объекты для торговых сетей, с которыми сотрудничаем, не только в Москве, но и в других крупных городах России. Это сети магазинов Next, Body Shop и многие другие. Занимаемся также коттеджами, коттеджными поселками, в том числе элитными.

— Вы ведете в основном реконструкцию, а не новое строительство?

— Мы ведем новое строительство коттеджей, но не занимаемся капитальным строительством магазинов, кафе, банковских офисов — только реконструкцией. Новое строительство бизнес-центров, банковских и торгово-сервисных офисов — не наша ниша.

— С кем конкурируете?

— У меня конкуренции нет, так как есть постоянные заказчики. К тому же добавляются постоянно новые по рекомендации от предыдущих заказчиков. Кроме того, есть компания «Монекс Трейдинг», которая заключила со мной контракт на обслуживание всех своих объектов.

Они меня запомнили по предыдущей работе и, когда я открыла свою фирму, заключили со мной в 2009 году контракт на обслуживание всех своих объектов. Бессрочный контракт — до тех пор, пока одна из компаний не захочет по каким-то причинам расторгнуть договор.

— Устойчивое положение на рынке позволяет вам выставлять более высокие цены?

— Наоборот, цены на некоторые услуги у нас даже ниже средних.

Понимаете, сейчас все научились считать деньги, и если бы у меня были завышенные цены, то, несмотря на мою репутацию, заказчики выбрали бы другую компанию. Поэтому я очень аккуратна в отношении цен — можно получить высокую прибыль один раз, но потерять клиента навсегда. Я предпочитаю сохранить клиента, даже если приходится работать с минимальной прибылью.

Еще одна наша особенность — мы умеем работать качественно в рекордно короткие сроки. Торговые предприниматели рекомендуют нас друг другу, так как знают, что мы, и только мы, способны работать качественно в ситуации, когда объект нужен «вчера».

У заказчиков кафе-ресторанов «Жан-Жак Руссо» был срочный объект на Маросейке, открыться планировали в течение месяца… И мы построили это кафе-ресторан в срок на высочайшем уровне, воплотив идеи французских дизайнеров. Работы велись круглосуточно, день и ночь.

— Как мотивируете сотрудников на такие подвиги?

— А в чем подвиги? Это обычная профессиональная работа строительной организации нашего профиля. Работа в три смены — как и должно быть в нормальном строительном производстве.

Разумеется, труд в ночную смену стоит дороже; сверхурочная работа, работа в выходные дни оплачивается в двойном размере. За месяц работы в таком режиме сотрудник получает часто две обычные зарплаты, а то и три.

— Где берете кадры? Ведь по строительным специальностям наблюдается колоссальный дефицит, тем более речь идет о рабочих для строительных работ в заведениях премиального класса.

— В РИБСТРОЙ пришел в основном тот коллектив, который работал со мной раньше, но, поскольку мы расширяемся, потребность в поиске специалистов очень велика. Сейчас в фирме уже порядка 40% новых специалистов — причем я стараюсь делать ставку на молодых.

У меня работает очень толковая девочка — студентка выпускного курса МИСИ. Я уже назначила ее на должность директора по развитию, несмотря на довольно юный возраст. Она быстро схватывает, прекрасно разбирается в сметах, отлично контролирует заявки, сроки, поставки… Сейчас она окончит институт, и я отправлю ее на стройплощадки, чтобы она проводила все время на стройке, чтобы понимала, как построить стену, из чего ее построить… Самое главное, она сама этого хочет.

Как ни странно, найти профессионалов-итээровцев проще, чем профессионалов по рабочим специальностям. Система строительных ПТУ потеряна: профтехучилища готовят поваров да товароведов, то есть тех, для обучения которых не требуется больших затрат, оборудования и — главное — тесной связи с производством. Раньше и в ходе учебы, и после учебы специалисты должны были обязательно отработать какое-то время. Таким образом, они могли научиться на практике, полюбить свою работу и остаться на предприятии, где проходили практику.

Сейчас в ПТУ либо дети из неблагополучных семей, либо ребята из детского дома — это дети, которые не хотят учиться, не любят свою будущую профессию. А поскольку у них нет еще и практических навыков, их никто не готов брать на работу. Получается замкнутый круг — разомкнуть его можно, только создав ПТУ при крупных строительных организациях. Пусть занимаются подготовкой молодых специалистов как видом бизнеса.

— Вам, наверное, много раз говорили, что строительство не женское дело и должность директора строительной компании не для женщины…

— Действительно, неоднократно говорили. Однако я справляюсь. Еще в советское время работала начальником участка, в подчинении у меня было 300 мужчин. Мы показывали прекрасные результаты, мой участок был лучшим в СМУ. Каждый год заканчивали с почетными грамотами, каждый квартал — с премиями… И на более высоких должностях чувствовала себя вполне на месте, и у моих коллег мое «командование» не вызывало дискомфорта. Так что качественное, высокотехнологичное, хорошо организованное строительство — вполне женское дело. 

 

Компания «РИБСТРОЙ» основана 29 июня 2009 года. За короткое время она смогла реализовать ряд комплексных ремонтных работ офисных помещений, магазинов, элитных квартир, коттеджей.

В настоящее время, сотрудничая с целым рядом архитекторов и проектировщиков, компания активно работает по реализации проектов создания новых офисных помещений класса «А» под ключ с выполнением всего комплекса работ, включая монтаж инженерных систем, поставку мебели.

В 2011 году сотрудники компании заняли второе место в соревновании «Лучший по профессии маляр».

В 2012 году в Национальном конкурсе российских строителей по Москве бригада РИБСТРОЯ была признана лучшей в номинации «Строймастер 2012 года».

Основные виды деятельности компании:

– организация и управление полным циклом строительно-ремонтных работ зданий и помещений;
– выполнение функций заказчика;
– выполнение функций генподрядчика;
– выполнение ремонтно-строительных работ;
– выполнение отделочных работ;
– выполнение технической укрепленности помещений;
– выполнение работ по монтажу инженерных систем;
– организация приемки и сдачи объекта в эксплуатацию;
– согласование проектов и получение разрешений;
– эксплуатация объектов недвижимости;
– поставка офисной и элитной мебели;
– организация строительства;
– выполнение гарантийных обязательств;
– обеспечение технической эксплуатации объекта;
– организация работы с подрядчиками.

Выполнение ремонтно-строительных работ:

– земляные работы;
– фасадные работы;
– штукатурные и облицовочные работы;
– устройство пола;
– малярные и обойные работы;
– устройство перегородок и подвесных потолков;
– выполнение работ по технической укрепленности помещений;
– облицовочные работы из деревянных и декоративных панелей.

Устройство внутренних инженерных сетей:

– прокладка сетей электроснабжения и устройство внутреннего освещения;
– проектирование и монтаж тепловых сетей, сетей холодного и горячего водоснабжения, канализации;
– проектирование и монтаж систем вентиляции и кондиционирования.


Елена Николаевна Мещерякова, генеральный директор компании РИБСТРОЙ, родом из Саратовской области.
Училась в ПТУ-49 г. Москвы с 1986 по 1989 гг.
С 1999 по 2001 гг. училась в строительном техникуме.
С 2002 по 2007 гг. — в МИКХиС.