Министр отпущения

Рубрика | Страница редактора

Текст | Александр ПОЛЯНСКИЙ

Беспрецедентный случай в истории правительств последних 13 лет: все четыре фракции Государственной думы (три письменно и одна, «Единая Россия», устно) потребовали от президента и премьера отставки министра образования и науки Дмитрия Ливанова. Отрицательное отношение к министру со стороны всей нижней палаты парламента подтвердил спикер Думы Сергей Нарышкин. Причем это произошло уже после публичной защиты министра со стороны Дмитрия Медведева во время ежегодного отчета правительства. К кампании против Ливанова присоединился и Общероссийский народный фронт — он начал сбор подписей граждан за его увольнение.

Безусловно, кампания инициирована на достаточно высоком уровне. Ливанов — единственный министр, которого публично, персонально критикуют в Кремле: прежде всего Андрей Фурсенко, помощник президента и предшественник Ливанова в кресле главы Минобрнауки. (Хотя Ливанов сделал карьеру в этом министерстве именно благодаря Фурсенко и был его правой рукой.)

Фурсенко, наверное, за год успел забыть, как сам был мишенью критики со стороны парламентариев и общественности. Хотя он не вошел в мае 2012 года в состав кабинета Медведева именно в силу своей непопулярности.

Однако Фурсенко был одним из непопулярных министров, в числе которых — министр обороны Анатолий Сердюков, министр внутренних дел Рашид Нургалиев, министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова, министр транспорта Игорь Левитин и министр сельского хозяйства Елена Скрынник.

С Сердюковым или Голиковой по степени непопулярности Андрею Александровичу конкурировать было тяжело…

В новом правительстве — другая ситуация. Бывшая должность Голиковой разделена на три поста: каждому из занимающих их достается солидная порция общественного недовольства, но существенно меньшая, чем доставалась Голиковой (или ее предшественнику Михаилу Зурабову). Новый же министр обороны Сергей Шойгу, поставив на радикальный пересмотр решений Сердюкова, оказался самым популярным политиком после Путина.

Активно критикуем помимо Ливанова глава Минкомсвязи Николай Никифоров, но его сфера не является такой общественно значимой, как сфера деятельности министра образования и науки.

Таким образом, почти все стрелы недовольной общественности летят именно в Ливанова.

В сложившейся ситуации велика личная вина Дмитрия Викторовича и вина его команды. Многие из начинаний министерства — от оценки эффективности вузов до повышения эффективности управления наукой — не были должным образом объяснены основным целевым аудиториям министерства. При этом Минобрнауки под его руководством работает явно не хуже, чем во времена Фурсенко, а на многих направлениях и лучше. Это касается и наведения порядка в системе вузов, и пересмотра правил ЕГЭ, и жестких мер по борьбе с липовыми диссертациями.

Министр благодаря своему жесткому стилю и любви к высказываниям на грани и за гранью фола популярен в так называемом креативном классе. Но более широкая аудитория воспринимает его и его команду в штыки.

Неумение работать с гражданским обществом — ошибка министра, которая может стать для него фатальной: хотя бы потому, что он делает кабинет Медведева уязвимым для критики.