Андрей МАРГОЛИН: программы МВА и МРА — это высшая лига образовательного процесса

70-72Рубрика | Образование

Текст | Анастасия САЛОМЕЕВА

Фото | Архив МГУУ Правительства Москвы

Московский городской университет управления Правительства Москвы (МГУУ Правительства Москвы) объявил о выходе на рынок с новой программой — МРА (Master of Public Administration). В отличие от «родственной» ей МВА эта программа в нашей стране еще известна мало. Об истории МРА в России, ее специфике и перспективах размышляет исполняющий обязанности ректора МГУУ Правительства Москвы, доктор экономических наук, профессор, заслуженный экономист Российской Федерации Андрей Маркович Марголин.

— Андрей Маркович, МГУУ Правительства Москвы запускает новую программу — МРА. В России МРА появилась относительно недавно и пока не очень распространена. Что, на ваш взгляд, тому причиной — недостаточно активная позиция вузов, инертность со стороны государственных служащих — потенциальных слушателей программ МРА, что-то другое?

— Рынок МРА в России только формируется. Так сложилось, что я принимал самое непосредственное участие в подготовке государственных требований к программе МРА, которые были введены в действие в 2008 году. Незадолго до этого Российская академия государственной службы при президенте РФ, где я тогда работал, запустила первую в стране программу МРА. Тогда эта ниша была в России абсолютно пустой и неинтересна большинству вузов. Вместе с коллегами из Высшей школы экономики, Академии народного хозяйства при правительстве Российской Федерации, Российского университета дружбы народов и ряда других вузов мы собрали команду людей, видевших потенциал развития этой программы. Она разработала государственные требования к программе МРА, а после их утверждения при Министерстве образования был создан совет, ответственный за формирование научно-методического обеспечения реализации программы. После того как все это состоялось, в российском дополнительном образовании появился новый и очень интересный сегмент.

Тем не менее программа МРА еще плохо раскручена в нашей стране, вузов, в которых она реально существует, немного. Причин, на мой взгляд, несколько. Среди них и те, что вы перечислили, и сложности, связанные со спецификой российского законодательства. Например, государственным учреждениям, де-факто заказчикам этой программы для своих служащих, не очень просто профинансировать обучение чиновников по долгосрочной программе, к которой относится и двухлетняя МРА, за счет бюджетных средств. Возникают сложности с размещением государственного заказа с учетом требований 94-го Федерального закона, нужно каким-то образом резервировать деньги на второй год обучения, распределять финансовые потоки. Очевидно, что при такой системе государственным учреждениям значительно проще оплачивать краткосрочные программы повышения квалификации своих сотрудников.

— Существует мнение, что программа МРА — это почти то же самое, что и МВА, только для чиновников. Насколько справедливо это утверждение? Что общего у этих программ, в чем их отличия?

— Общее то, что МВА и МРА — это высшая лига образовательного процесса. В идеологии программ МВА и МРА, которые реализуются во всем мире, заложена практическая ориентация. Их целевая аудитория — не вчерашние бакалавры, а люди, уже имеющие определенный опыт работы. И с этой точки зрения МВА и МРА, конечно, похожи. Однако говорить об их полной идентичности неправильно.

Цель МВА — подготовка руководителей для корпоративного сектора, а МРА — руководителей для государственного аппарата, муниципальных организаций, некоммерческих структур, предприятий с большой долей участия государства. Принципы управления в бизнесе и госсекторе в чем-то схожи, в чем-то кардинально различаются, что отражено в содержании этих программ.

— А как быть с сегодняшней тенденцией сближения функций государственного и корпоративного управления, с трансфертом управленческих технологий из корпоративного сектора в государственный и наоборот? Ведь откликаясь на это, бизнес-школы вводят в свои программы МВА все больше дисциплин, связанных с госуправлением. Может быть, в скором времени изменится содержание и МРА, а в будущем вообще произойдет слияние этих двух программ?

— Да, тенденция сближения государственного и корпоративного управления и усиления государственно-частного партнерства во всех сферах общественной жизни, безусловно, есть. Сегодня ГЧП активно развивается во всем мире и часто в самых неожиданных форматах. Мы можем видеть его и в России, очень заметно оно, в частности, в Москве. Конечно, в свете этой тенденции бизнес должен понимать механизмы публичного управления, а государство, в свою очередь, знать, чем живет бизнес. И учебные заведения действительно откликаются на потребности своих слушателей. У нас здесь есть свои оригинальные наработки, мы предоставляем слушателям программы МРА возможность параллельного обучения по нашей программе МВА, понимая, что профессиональные навыки управленцев из бизнеса сегодня очень востребованы в государственном секторе.

Однако я не считаю, что МВА и МРА ждет полное слияние. На мой взгляд, в отдаленной перспективе эти две образовательные программы останутся самостоятельными. Специфика принятия управленческих решений в бизнесе и в государственном управлении разная. И я не думаю, что слушателю, который видит развитие своей карьеры, скажем, в среднем бизнесе, будет интересно и полезно изучать в рамках программы МВА слишком много дисциплин по государственному управлению в ущерб другим предметам.

— А если работа этого слушателя в какой-то мере связана со сферой государственного управления, например с госзакупками или с GRом?

— На мой взгляд, в этом случае ему стоит выбрать именно программу МРА и изучать государственное управление.

— В скором времени в России может произойти отмена государственной аккредитации программ дополнительного профессионального образования, к которым относятся и МВА и МРА. Каковы в свете этого перспективы развития МВА и МРА у нас в стране?

— В МВА отказ от государственных дипломов уже состоялся, аккредитационные функции по программе переданы общественным организациям. После ввода в действие нового закона об образовании регулирующие функции государства по программам МРА также будут переданы общественным организациям.

Как руководитель вуза я приветствую эти тренды. С переходом к общественной системе контроля качества образования станет ясно, чего стоит конкретный вуз. Пока слушатель получает диплом государственного образца, различия между выдающими их вузами во многом нивелируются, и неясно: действительно ли там качественное образование или дипломы просто «продаются».

Поскольку МГУУ Правительства Москвы позиционирует себя как вуз, в котором нужно учиться серьезно, а учеба — это вообще-то очень тяжелый и ответственный труд, мы делаем все для того, чтобы поддержать качество своих образовательных продуктов, и считаем их конкурентоспособными на рынке. Запуская свою программу МРА, мы настроены амбициозно. Мы хорошо понимаем этот рынок и специфику программы, поскольку команда, которая начинала первую в стране МРА и принимала участие в разработке стандартов МРА в России, сегодня работает в Московском городском университете управления Правительства Москвы.

— Российский рынок МВА — это высококонкурентная среда, здесь много как отечественных, так и зарубежных игроков. Западных программ МРА на нашем рынке пока нет, но, возможно, они в скором времени появятся. На ваш взгляд, в этой нише может быть такая же острая конкуренция российских и западных бизнес-школ, как в МВА? Ведь, с одной стороны, конкурентное преимущество иностранцев — хорошее знание специфики МРА и годы ее существования за рубежом. А с другой стороны — западные бизнес-школы часто не знают и не понимают нюансов публичного управления в России.

— Очень непростой вопрос. Считаю, что, если тренд, связанный с отменой госдипломов в дополнительном профессиональном образовании, дойдет до своего логического завершения и МРА перейдет на общественную аккредитацию, западные школы государственного управления получат дополнительный импульс для реализации своих программ на российском рынке. Пока же у российских вузов есть несколько лет для того, чтобы создать конкурентоспособные программы МРА. Если мы воспользуемся этой возможностью, то сможем играть с иностранными школами государственного управления на равных.

Что же касается плохого знания иностранцами специфики государственного управления в России, то я не думаю, что это станет для них серьезным барьером. Иностранцы не будут запускать свои программы МРА здесь «с нуля». Каналы входа на зарубежные образовательные рынки у них уже давно отработаны, и, скорее всего, это будет партнерство с какой-нибудь школой государственного управления известного или менее известного российского вуза. Соответственно, адаптация западных программ МРА к российским реалиям произойдет достаточно быстро, и российские вузы получат серьезных конкурентов.

— Кажется, именно в государственных требованиях к МРА впервые был заложен принцип овладения слушателем в процессе обучения комплексом ключевых компетенций, то есть компетентностный подход?

— Требования к МВА тоже опираются на компетентностный подход. МВА и МРА — практико-ориентированные программы, вне компетентностного подхода они не могут реализовываться по определению. А вообще сегодня компетентностный подход — мейнстрим в российском образовании. Он лежит в основе стандартов большинства программ, в том числе бакалавриата и магистратуры.

Что же касается государственных требований к программе МРА, то там выделено несколько блоков ключевых компетенций, которые должны освоить их слушатели. В первый включены компетенции, лежащие в области ценностей и этики. Второй блок компетенций связан с выработкой у слушателей стратегического мышления. К сожалению, с этими компетенциями, так же как с этическими ценностями, в России большие проблемы — критическая масса управленцев ориентирована преимущественно на краткосрочные результаты, пренебрегая долгосрочными целями, за что потом наступает неизбежная расплата.

Третий блок — компетенции в области так называемых soft skills. «Мягкие навыки» — еще одна наша проблемная зона, как в государственном управлении, так и в бизнесе. Освоить эти компетенции слушателям МРА помогут всевозможные интерактивные курсы по лидерству, кросскультурному менеджменту, управлению временем, переговорному процессу, развитию навыков коммуникации, проведению презентаций и пр.

Четвертый блок — навыки проектного управления. Это как раз то, чему государственный сектор может и должен учиться у бизнеса. И, наконец, последний блок компетенций связан со сферой управления ресурсами — человеческими, финансовыми, временными.

— Основные дисциплины, которые изучают слушатели программы МРА, тоже разделены на смысловые блоки?

— Да, на три блока — это обязательные для всех слушателей базовые дисциплины «Основы государственного и муниципального управления», а также профессиональная и функциональная специализации, набор курсов в которых формируется в зависимости от потребностей каждого конкретного заказчика. Базовые дисциплины должны сформировать у слушателя общее представление о государственном управлении, тенденциях его развития, познакомить с мировым опытом в этой сфере, основными законами экономики общественного сектора. Профессиональные дисциплины — это комбинация курсов по совершенствованию у слушателя «жестких» и «мягких» управленческих навыков, тех, без которых его работа немыслима. Этот цикл дисциплин предлагается вузом с учетом государственных стандартов. Функциональный блок — это специальные дисциплины по углублению знаний и развитию навыков слушателя, исходя из профиля его работы и дальнейшего развития карьеры. Дисциплины этого блока слушатель выбирает самостоятельно из рекомендованных вузом.

— Вузы имеют определенную свободу, предлагая слушателям программы МРА дисциплины из двух последних блоков — они могут быть, например, связаны со специализацией вуза, его научно-практическими наработками и пр. Что с этой точки зрения может предложить слушателям своей программы МРА МГУУ Правительства Москвы?

— Во-первых, весь богатый научно-педагогический опыт в области взаимодействия университета с его учредителем — Правительством Москвы. Основная образовательная деятельность нашего вуза связана с подготовкой специалистов в сфере управления в целях удовлетворения потребностей города, речь идет как о подготовке и повышении квалификации государственных гражданских слушателей, так и о подготовке управленцев для корпоративного сектора. В МГУУ Правительства Москвы работает очень сильная команда преподавателей. При этом у нас нет задачи закрыть 100% своих дисциплин штатной профессурой, напротив, мы считаем необходимым обеспечить единство теории и практики и поэтому активно привлекаем к преподаванию действующих руководителей органов исполнительной власти столицы, людей с огромным опытом практической работы и уникальным знанием своих специализаций. Например, кафедру общественных финансов, бухучета и аудита в университете возглавляет руководитель Главного контрольного управления города Москвы Марина Евгеньевна Оглоблина. Во главе нашей новой кафедры управления государственными и муниципальными заказами стоит директор Департамента города Москвы по конкурентной политике доктор юридических наук Геннадий Валентинович Дегтев. Под его руководством мы недавно запустили магистерскую программу «Управление государственными и муниципальными заказами», сегодня одну из самых востребованных программ университета. Профессионалы такого уровня могут многому научить слушателей эксклюзивных программ повышения квалификации университета, в том числе и тех, кто будет учиться на МРА.

Во-вторых, при реализации программы МРА мы намерены задействовать свои наработки в области программ повышения квалификации государственных гражданских служащих, которые некоторое время назад были сильно реформированы университетом совместно с Управлением государственной службы и кадров Правительства Москвы. В частности, на базе государственных программ развития столицы на 2012–2016 годы были созданы эксклюзивные программы дополнительного профессионального образования. Сейчас в этот блок входят программы «Развитие системы образования в московском мегаполисе», «Управление развитием здравоохранения г. Москвы», «Управление развитием ЖКХ и благоустройства в городе Москве», «Пути повышения эффективности управления развитием транспортной системы г. Москвы», «Пути повышения качества и доступности государственных услуг в столичном мегаполисе». Программы идут в модульно-отраслевом формате и ориентированы на практику, в процессе обучения слушатели рассматривают лучший российский и мировой опыт публичного управления в конкретной области, изучают кейсы — реальные проекты, продвигаемые сейчас в Москве, участвуют в тренингах, дискуссиях, мастер-классах. Реализуя эти программы, мы тесно сотрудничаем с рядом столичных департаментов. Конечно, все это будет использовано и в МРА.

В-третьих, университет много работает с российскими и зарубежными бизнес-тренерами. Например, у нас традиционно сильный блок дисциплин, связанных с развитием у слушателей soft skills, и мы сотрудничаем с лучшими практиками в этой сфере. У МГУУ Правительства Москвы очень серьезные партнеры в области проектного управления. Отмечу, что в начале прошлого учебного года проректором по повышению квалификации университета стал доктор экономических наук, профессор Лев Александрович Соколов, ранее отвечавший за развитие и обучение персонала компании «МегаФон», опытный бизнес-тренер с большой сетью профессиональных контактов, активно привлекающий в университет своих коллег.

Кроме того, в программе МРА мы задействовали свои международные связи. Слушатели имеют возможность проходить зарубежные стажировки с посещением ведущих образовательных центров по повышению квалификации государственных гражданских служащих в Германии, Канаде, Сингапуре, Нидерландах и др. странах. Зарубежные преподаватели приезжают в университет для чтения лекций и проведения мастер-классов. В частности, у МГУУ Правительства Москвы есть договор с американской компанией CM Partners, эксперты которой регулярно проводят для наших студентов и преподавателей тренинги — по переговорному процессу, лидерству, управлению эмоциями и т.д.

— Какие требования вы предъявляете к слушателям программы МРА? Какие вступительные испытания им предстоят?

— Требования: высшее профессиональное образование, не менее двух лет стажа государственной или муниципальной службы или стажа работы в социальных департаментах и службах по связям с общественностью, по связям с государственными учреждениями в бизнес-структурах и некоммерческих организациях. На программу может поступить человек без опыта работы в публичном секторе — при условии не менее четырех лет стажа работы после окончания вуза.

Помня о том, что программа МРА ориентирована не на всех государственных гражданских служащих, а на руководителей и их заместителей, и также на лиц, включенных в кадровый резерв, мы приветствуем наличие у кандидата направления-рекомендации с места работы.

Вступительные испытания похожи на те, что проходят абитуриенты программы МВА, — это экзамен в формате собеседования, вступительное эссе, тест на знание иностранного языка.

— В конце года в жизни МГУУ Правительства Москвы произошло два важных события. Первое — переход вуза в статус автономного государственного учреждения. Второе — инициатива университета о присвоении ему имени Петра Аркадьевича Столыпина. Не могли бы вы их прокомментировать?

— Я был сторонником перехода на автономию с первого дня своего появления в университете и очень рад, что наш учредитель — Правительство Москвы — принял такое решение. Это очень правильная логика развития нашего вуза. Переход к автономии — дополнительный импульс для развития университета. При этом свободу, которую дает этот статус государственному учреждению, мы воспринимаем в первую очередь как повышение ответственности — и в части создания конкурентоспособных образовательных программ, и в части получения и использования внебюджетных доходов.

Что же касается присвоения университету имени Петра Аркадьевича Столыпина, то Межведомственная комиссия Правительства Москвы уже приняла положительное решение, у нас есть поддержка Фонда изучения наследия П.А. Сто­лы­пина. Надеюсь, что в начале 2013 года это произойдет. От себя могу сказать, что считаю убийство Петра Аркадьевича Столыпина большой потерей России, оказавшей огромное влияние на ее развитие. И хотя история не знает сослагательного наклонения, могу предположить, что если бы этой трагедии не случилось, шансов миновать потрясения начала ХХ века у нас было бы гораздо больше. Петр Аркадьевич Столыпин был действительно великим реформатором и государственным деятелем, носить его имя для нас большая честь. В идеале же я очень хочу, чтобы на фасаде МГУУ Правительства Москвы помимо имени Петра Аркадьевича Столыпина была написана его максима: «Управлять — значит предвидеть». 

 

 

Марголин Андрей Маркович — исполняющий обязанности ректора Московского городского университета управления Правительства Москвы. Доктор экономических наук, профессор, заслуженный экономист РФ.

Родился 14 ноября 1957 года. В 1979 году с отличием окончил Московский гидромелиоративный институт по специальности «инженер-экономист».

В 1987 году защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата технических наук. С сентября 1993 года, после защиты диссертации доктора экономических наук, работал в Российской академии государственной службы при Президенте РФ (РАГС) в должностях доцента, профессора, заместителя заведующего кафедрой.

С 2004 года занимал должность проректора по международным связям РАГС, возглавлял Международный институт государственной службы и управления. В сентябре 2010 года назначен исполняющим обязанности ректора РАГС на период реорганизации вуза.

В феврале 2012 года назначен исполняющим обязанности ректора Московского городского университета управления Правительства Москвы.

Автор более 100 научных работ. Имеет более чем 25-летний опыт проведения лекционных и практических занятий по экономической проблематике, а также опыт руководства научными исследованиями по заказам органов государственной власти и корпоративных структур, управления международными образовательными и исследовательскими программами. Подготовил более 30 докторов и кандидатов экономических наук.

В качестве эксперта неоднократно принимал участие в государственной экспертизе федеральных целевых программ и реализации проектов, финансируемых Европейской комиссией.