Конец света от Минфина


Александр ПОЛЯНСКИЙ


Министерство финансов раскритиковало Минэкономразвития за недостаточно пессимистичные, на его взгляд, Кризисные сценарии социально-экономического развития на 2013—2015 годы — как в специальном письме в Правительство России, так и публично. Минфин считает, что в документе не хватает как минимум еще одного, третьего сценария — самого негативного.

Поясню: МЭР пишет о двух вариантах развития событий для России, связанных с возможным разрастанием европейского долгового кризиса. При мягком варианте цена на нефть на мировом рынке упадет до $80 за баррель, и темпы роста ВВП России снизятся до 1,5—2%, при жестком (связанном с исключением ряда государств из еврозоны) — до $60, и в России наступит спад: ВВП упадет на 2—2,7%. Однако само по себе разрастание не выглядит очень вероятным: Евросоюз пока достаточно успешно управляет этим кризисом. И не видно причин, которые помешали бы ему это делать в дальнейшем…

Да и МЭР сгустил краски по максимуму — предложил именно кризисные, крайние сценарии. Однако Министерству финансов черной краски показалось мало: оно предполагает, что экономика будет падать вплоть до 2015 года…

В комментировании экономической ситуации у нас господствуют две крайности. Либо государственные мужи рассказывают сказки: про небывалую крепость рубля — накануне его девальвации в 1998 году, про островок финансовой стабильности — накануне биржевого обвала в 2008-м… Либо обещают экономический конец света: такие разговоры очень любят Алексей Леонидович Кудрин и живущий по его заветам Минфин.

Эти стили комментирования взаимосвязаны. Именно из-за обилия вранья деловое сообщество и граждане верят прогнозам околовластных кликуш — поскольку предполагают их большую объективность. А Минфин — и это большая его пиар-победа — рассматривается как наиболее трезвомыслящее, «надежное» ведомство. Минэкономразвития еще предстоит заработать репутацию не менее объективного ведомства — для чего у него при новом министре Андрее Белоусове есть все шансы.

Совершенно очевидно, что Министерство финансов в данной полемике руководствуется бюрократическими резонами: показать себя в очередной раз честным и бескомпромиссным, вступить в конкуренцию с другими ведомствами за влияние на принятие политических решений. А заодно снять с себя ответственность при негативном развитии событий. Это нормальная бюрократическая логика.

Но совершенно непонятно, почему бюрократическая по существу полемика должна вестись публично — и тем самым оказывать влияние на настроения хозяйствующих субъектов. Я не за закрытость правительственного экономического анализа — я за то, чтобы не вести на публике заведомо спекулятивных разговоров!

Да, компетентные инвесторы слушают не только и не столько чиновников, и цену подобным дискуссиям аналитики знают прекрасно. Но массовый бизнес, домохозяйства не работают с аналитиками, они склонны доверять государственным и общественным институтам, выигравшим (не всегда честно) репутационное противоборство.

Мне кажется, власти следует продумать антикризисную информационную политику. Какой-то один правительственный институт должен комментировать экономическую ситуацию — при этом комментировать структурированно: есть такие-то вероятности, такие-то сценарии, такие-то риски… Это даст инвесторам и гражданам, с одной стороны, понимание, что российская власть адекватно видит ситуацию и у нее есть определенный курс в экономической политике, к которому нужно подстраиваться. С другой — власть не рассказывает сказок, и не нужно ловить утечки с властного олимпа и внимать экономическим «правдолюбам».