Шаг в ВТО


Текст | Дмитрий ДИКОВ


Россия 22 августа вступает во Всемирную торговую организацию.

Дискуссии вокруг вступления России в ВТО разгораются с новой силой, притом что последним рубежом между Россией и этой организацией являются, по сути, бумажные формальности. 10 июля Государственная дума ратифицировала протокол присоединения к международному торговому клубу. 21 июля документы о ратификации были подписаны, и 22 августа Россия станет членом ВТО. В этих условиях споры о целесообразности вступления уже не имеют смысла — эта тема, обсуждаемая еще с прошлого года, отступает на второй план. В чем действительно стоит разобраться, так это в том, насколько Россия готова к игре по новым правилам.

Вступить любой ценой

То что в обществе по прежнему отсутствует согласие по поводу места России в ВТО, было наглядно продемонстрировано в ходе думских обсуждений протокола о присоединении РФ к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации. Фактически документ был утвержден силами партии «Единая Россия» — оппозиционные фракции и даже псевдооппозиционная ЛДПР не дали ни одного голоса «за». Более того, они попытались перенести ратификацию.

20 июня 130 депутатов из фракций КПРФ и «Справедливой России» выступили с иском в Конституционный Суд: парламентарии просили проверить соответствие соглашения о присоединении к ВТО главному закону страны. Кроме того, заявители указывали на нарушения, допущенные в процессе подготовки к ратификации протокола. Об основных нарушениях журналу «БОСС», рассказала Людмила Балеевских, старший юрист юридической фирмы «Муранов, Черняков и партнеры» — один из авторов запроса в Конституционный Суд.

Во-первых, депутатам не были предоставлены в надлежащий срок все документы на ратификацию. «Надо понимать, что ратифицируется огромный пакет документов, тысячи страниц, — говорит г-жа Балеевских. — Вместо этого на ратификацию был представлен протокол (два листа) и приложения к нему в виде двух перечней обязательств по товарам и услугам, разобраться в которых неспециалисту просто невозможно. А где само Марракешское соглашение, а где те десятки многосторонних торговых соглашений, которые станут обязательными для России? Где их официальный перевод на русский язык?» Вместе с тем, по словам эксперта, после того как запрос был направлен в Конституционный Суд, текст соглашения на русском и английском языках все таки был представлен.

Еще одно нарушение: власти «забыли» согласовать ключевые положения процедуры ратификации с регионами. «Сфера действия протокола о присоединении к ВТО и приложений к нему охватывает целый ряд вопросов, требующих согласования с субъектами РФ, — объясняет Людмила Балеевских. — В частности, вопросы владения, пользования и распоряжения землей, законодательства о недрах. Так, например, Россия приняла обязательства, касающиеся доступа иностранных лиц к оказанию услуг в отношении сделок с землей, а также обязательства ограничения тарифов и квот при экспорте различных природных ресурсов, в том числе минерального топлива, нефти, древесины, целлюлозы, различных металлов».

Между тем на состоявшемся 2 июля в Госдуме совместном заседании Комитета по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству и Комитета по бюджету и налогам министр экономики Андрей Белоусов рассказал, что определенная работа с регионами была все же проведена. «Приведу несколько цифр, — сказал он. — В 2006—2009 годах в 38 субъектах были разработаны программы адаптации экономики к условиям ВТО, в 29 — проведена работа по гармонизации регионального законодательства, в 23 — осуществлялись программы подготовки кадров, в 43 — анкетирование предприятий, представители 51 региона участвовали в интернет-конференциях по различным аспектам обязательств ВТО и возможных адаптационных мер, проводимых Минэкономразвития России».

Помимо процедурных нарушений, противники присоединения высказывали ряд претензий к содержательной части протокола. Так, например, по мнению оппозиции, вступление страны в ВТО приведет к сокращению рабочих мест и нарастанию в обществе напряженности, а также утере экономического суверенитета России. Кроме того, следование правилам торговой организации ведет к нарушению статьи 55 Конституции РФ, которая запрещает издавать законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Логика проста: уравнивание внутренних и внешних цен, как того требуют партнеры по ВТО, в условиях нынешнего валютного курса станет причиной инфляции и, как следствие, снижения жизненного уровня населения страны.

Тем не менее Конституционный Суд не счел приведенные заявителями аргументы достаточными для отмены процедуры ратификации. При этом в его заключении было отмечено, что проводилось рассмотрение не вступившего в силу законопроекта, что в общем-то противоречит принципу невмешательства Конституционного Суда в законотворческую деятельность. Другими словами, после подписания протокола главой государства появился еще один шанс проверить конституционность вступления страны в ВТО. Оппозиционные депутаты уже заявили о готовности этим шансом воспользоваться.

Однако эта попытка едва ли что-нибудь изменит. Власти продемонстрировали твердость своих намерений довести процедуру вступления до конца, невзирая ни на какие протесты. В частности, звучали заявления о том, что любые помехи на пути к ратификации протокола о присоединении России к ВТО сведут на нет весь 18-летний переговорный процесс: если бы 21 июля протокол не был подписан, начался бы новый раунд переговоров, который наверняка привел бы к ужесточению условий вступления. «Так называемое возобновление переговоров в таких условиях может означать не что иное, как обсуждение проблем и установление нового срока для ратификации, — возражает Людмила Балеевских. — Ведь детально то, как должна та или иная страна вступать в ВТО, какие есть сроки, что делать в той или иной ситуации, просто нигде не описано и не регламентировано. Хотя надо признать, что внешнеполитическая конъюнктура в таких условиях может наложить отпечаток».

Наброски будущей стратегии

Вместе с утвержденным протоколом о ратификации Госдума направила в правительство ряд рекомендаций. Во-первых, было предложено вести ежеквартальный мониторинг импорта иностранных товаров и оценивать его влияние на производство и количество аналогичных товаров отечественного производства. Во-вторых, парламентарии посоветовали правительству разработать федеральную стратегию по защите национальной экономики от негативных последствий вступления в ВТО. В-третьих, был сформирован список, содержащий 148 рекомендаций, отобранных из гораздо большего числа предложений, поступивших за последние месяцы от представителей бизнеса, депутатов и ведомств. Считается, что до конца года правительство представит в Госдуму информацию о реализации мер.

О том, какие конкретно меры собраны в постановлении, рассказывает газета «Ведомости» от 9 июля в статье «Защитят Россию». Все предложения разделены на две большие категории: отраслевые и системные. Системные предложения затрагивают тему ВТО только косвенно: по сути, в этом разделе собраны основные ожидания бизнеса в связи с налоговым и экономическим реформированием. В частности, предлагается замена НДС на налог с продаж, снижение до 15% налога на прибыль для финансовых компаний, вкладывающих дивиденды в капитал, ограничение тарифного роста.

Не меньше важных предложений собрано в отраслевой части. Как сообщают «Ведомости», «есть предельно конкретные идеи: например, текстильной промышленности поможет ношение чиновниками льносодержащей одежды. Есть более общие: отраслевики просят преференций при госзакупках и субсидий. Одни сформулированы жестко (17 млрд руб. субсидий на десять лет производителям высококачественной говядины), другие допускают вариативность (дать рисоводам субсидий на 1—1,3 млрд руб. в год)».

От того, как отреагирует правительство на эти меры, зависит многое: в первую очередь, будет ли успешной стратегия поддержки национальной экономики от стран — партнеров по ВТО. Позитивен и сам факт предоставления главам министерств столь обширного комплекса мер: он свидетельствует о том, что работа по подготовке бизнеса к вступлению в торговую организацию ведется. В частности, ряд предложений был еще в мае сформулирован межфракционной группой по законодательному обеспечению присоединения Российской Федерации к ВТО. А сразу после того, как Госдума одобрила протокол о присоединении к Марракешскому соглашению, Андрей Белоусов заявил о создании еще одной рабочей группы: теперь уже по адаптации России к ВТО.

Китайский пример

В то же время, поводов для оптимизма не так уж и много. «В прошедшие месяцы Министерство экономического развития предпринимало масштабную работу по информированию заинтересованного бизнеса об условиях вступления в ВТО и методах торговой защиты, провело заметное количество ознакомительных встреч и семинаров, — рассказывает Владимир Таланов, эксперт практики международного таможенного права АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». — Вместе с тем, к сожалению, приходится признать, что проделанной работы недостаточно: большинство страхов, вызванных низкой информированностью бизнеса об условиях вступления, сохраняется и поныне. В том числе и этим объяснялся запрос в Конституционный Суд РФ, подготовленный рядом депутатов: ратификация Протокола о присоединении проведена лишь в отношении текста на английском языке, существует лишь неофициальный перевод документов, прочитать которые даже на русском неподготовленным лицам не под силу. Очевидно, что работа по подготовке российского бизнеса к вступлению в ВТО должна приобрести более масштабный характер, в том числе с использованием СМИ».

При этом, судя по количеству представленных в правительство мер поддержки национальной экономики, общее, хотя и сумбурное, представление о том, как работать в новых условиях, у власти и у бизнеса есть. Но вот кто именно будет работать в этих условиях — на этот вопрос ответа пока что нет. В России пока что нет специалистов и структур, подготовленных к работе в ВТО. «Нет ничего, ни одного серьезного курса для экономистов, юристов по праву ВТО, — считает Людмила Балеевских. — Фактически у нас сейчас единственные специалисты по этой теме — десять человек из департамента торговых переговоров МЭРа во главе с Медведковым, которые и согласовывали условия вступления России в ВТО по всем отраслям. Соответственно, ни осознания рисков, ни осознания последствий и того, как к ним подготовиться, ни у кого толком нет».

Отдельно стоит отметить, что сам факт присутствия России в ВТО не отменяет многочисленные торговые барьеры, которые страны — члены организации выстроили на пути российского экспорта. Снятие этих ограничений — задача недалекого будущего. «Основная причина для тревоги в части будущих торговых переговоров — отсутствие единого органа, компетентного в вопросах торговой политики и обеспечивающего оперативное согласование всех интересов по системе «одного окна», — считает Владимир Таланов. — Успех в рамках ВТО напрямую зависит от постоянного представительства в комитетах и советах организации, постоянного мониторинга. В мировой практике также нередко случается, что заинтересованный бизнес осуществляет частичное софинансирование расходов государства на представление своих торговых интересов. К сожалению, пока говорить о создании подобной системы в России не приходится. В России, безусловно, есть компетентные в торговых переговорах дипломаты, однако в настоящее время наиболее сложным остается вопрос их прямого взаимодействия с отечественным бизнесом».

С этой точки зрения важным для России является пример Китая — страны, которая умудряется получать максимум преимуществ от членства в ВТО. «Китай, например, мало того что вступал долго, первое, что начал делать (не после, а в начале и параллельно с обсуждением условий вступления) — готовить специалистов, юристов по праву ВТО», — рассказывает Людмила Балеевских.

Судя по всему, момент для России уже потерян. По всей видимости, в правительстве это понимают. «Как мы знаем, уже сегодня многие наши торговые партнеры, готовясь к ратификации нашего соглашения, начали параллельно готовить претензии и иски к российской стороне», — заявил недавно Андрей Белоусов, предложив следом создать систему приема, обработки и выработки наиболее эффективных ответов по подобным искам. О том, что конкретно станет причиной претензий, министр экономики не рассказал, но, судя по всему, речь идет об оставшихся нетарифных барьерах, мешающих свободному проходу на внутренний рынок европейских и американских товаров.

Хотя разговоры о создании переговорной структуры ведутся только сейчас, у России все же есть возможность воспользоваться еще одной успешной китайской тактикой по отношению к партнерам по торговому клубу. «Китай, несмотря на крайне экспортно ориентированных характер промышленности, всеми правдами и неправдами пытался не выполнять взятых на себя обязательств, — рассказывает Иван Смирнов, партнер адвокатского бюро “Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры”. — Образно говоря, это была методика “шаг вперед — два шага назад”: исключение одного барьера с последующим введением дополнительных». По всей видимости, именно в эту игру российскому правительству предстоит скоро сыграть. И первые шаги здесь уже сделаны. Так, например, Госдума одобрила законопроект, предусматривающий введение в России утилизационного сбора для производителей и импортеров легковых и грузовых автомобилей. Фактически речь идет о попытке заменить сниженные пошлины на продукцию автопрома аналогичным сбором, что вряд ли понравится другим странам — участницам ВТО. Кстати, отечественные потребители, которые в теории должны были от вступления в ВТО только выиграть, при таких раскладах обещанного снижения цен на автомобили так и не дождутся. Однако, похоже, в игре по новым правилам все средства хороши.