КОММЕНТАРИИ БИЗНЕСМЕНОВ


Дмитрий ГРИН, генеральный директор компании COMDI:

Я воспринимаю вступление в ВТО как достаточно позитивную новость. Единое торговое пространство позволит создать новые условия для конкурентной борьбы как на внутреннем, так и на внешних рынках. Все это будет стимулировать компании к росту, к оптимизации бизнеса. Безусловно, компаниям потребуется какое-то время на то, чтобы адаптироваться и реорганизовать свою деятельность.

Также я надеюсь, что после либерализации банковской системы и с приходом на рынок зарубежных банков у организаций появятся возможности для получения более дешевых кредитов и, как следствие, вложения данных средств во внедрение новых технологий.

Еще одним положительным результатом может стать замедление процесса оттока капитала из России, и, возможно, это снимет остроту проблемы утечки ценных кадров из страны.

Григорий СИЗОНЕНКО, генеральный директор компании ИВК:

Наша отрасль (ИТ) уже давно интегрирована в мировую систему разделения труда. Все крупные вендоры давно работают на нашем рынке, вряд ли здесь что-то кардинально изменится. А наши компании никто на зарубежные рынки не пустит, что бы ни говорилось. Поэтому никаких сюрпризов от вступления в ВТО я не ожидаю. Не исключаю, что еще острее станет проблема нехватки квалифицированных ИТ-специалистов. С другой стороны, несколько расширится рынок аутсорсинга. То есть для сервисных компаний могут открыться новые возможности, а разработчикам легче не станет. Но их немного, и им не привыкать.

Но, конечно, такая ситуация характерна не для всех отраслей. Есть зоны повышенного риска, например агросектор. Он и так далеко не в лучшей форме, а тут придется конкурировать с высокотехнологичными агропроизводствами, опирающимися на целостную систему господдержки. Ситуация не безнадежная, но встряска неизбежна.

С другой стороны, насколько я знаю, крупные компании должны будут производить в России больше половины комплектующих. Вряд ли это будут высокотехнологичные комплектующие, но для реального сектора это может стать хорошим источником заказов. В принципе, вокруг таких предприятий могут сложиться конгломераты поставщиков, причем зарубежные компании, в принципе, готовы к аутсорсингу и к работе с малым бизнесом. Но готовы ли к нему российские предприятия? Тут много проблем. По пальцам одной руки можно пересчитать отрасли, где культура ведения бизнеса, качество товаров и услуг, даже простая обязательность находятся на приемлемом для западных компаний уровне. Поэтому или наши предприятия этому быстро научатся, или западные компании создадут здесь свои структуры.

Но даже если российское предприятие технологически и организационно готово быть поставщиком западной компании, этого недостаточно. «ОПОРА России» составила рейтинг проблем и препятствий для малого бизнеса, как его видят сами предприниматели. Первые три позиции в нем занимают: нехватка квалифицированных кадров, низкий спрос и слабое финансовое обеспечение. Хорошо, спрос появился. А что делать с остальными проблемами? Наши финансовые институты малый бизнес не жалуют. Но они все же могут «раскачаться», увидев рынок, или если их кто-нибудь «подтолкнет». А вот что делать с кадрами, совершенно неясно. Образование инерционно, за несколько месяцев ситуацию не изменить в принципе. Пожалуй, эта проблема и может стать лимитирующим фактором, который будет серьезно мешать нашему бизнесу воспользоваться позитивными последствиями вступления в ВТО.

Александр ФАЛЕВ, председатель правления РОСГОССТРАХ БАНКА:

Важнейшая задача для России на сегодняшний день — стать частью глобальной экономической системы на равных. Не секрет, что в настоящее время в мире вес, значимость страны определяет не мощь вооруженных сил и даже не объем бюджета, в том числе направляемого на финансирование армии, а глобальная конкурентоспособность национальной экономики. Одним из важнейших путей к обеспечению глобальной конкурентоспособности страны является современная, эффективная финансово-банковская система.

В этой сфере в связи с вступлением в ВТО ожидается довольно серьезная конкуренция, причем наши банки отстают по целому ряду параметров, например, надежности, уровню менеджмента. Иностранные банки обладают новейшими технологиями и ноу-хау. В связи с этим возможно вытеснение с рынка небольших кредитных организаций. При этом либерализация доступа иностранным финансовым институтам на российский рынок заставит российские банки повышать эффективность своей деятельности, улучшать качество работы и сокращать издержки. В итоге сократившаяся в институциональных размерах отрасль будет работать в гораздо более жестких условиях, но гораздо более эффективно.

Формирующиеся рынки развивающихся государств в принципе могут извлечь немалые выгоды из импорта финансовых услуг. Иностранные банки играют в принимающей стране более существенную роль, чем просто субъекты, обслуживающие иностранные компании и сделки в международной торговле. Приход этих банков вызывает значительные изменения в конкурентной среде, а также в качестве регулирования и раскрытия информации. Анализ случаев проникновения иностранных банков в такие страны, как Аргентина, Австралия и Венгрия, свидетельствует об их динамичном влиянии на эффективность и конкурентоспособность местной банковской системы. Одной только угрозы проникновения часто было достаточно для того, чтобы заставить национальные банки пересмотреть структуру своих издержек, а также диапазон и качество предоставляемых услуг, в результате чего оказывалось, что приход иностранных банков был для них не столь невыгодным, как они ожидали. Статистический анализ данных о счетах отдельных банков подтверждает мнение о том, что приход иностранных банков может сделать национальную банковскую систему более конкурентоспособной. Чем выше доля иностранных банков, тем ниже прибыльность и выше резервы на покрытие сомнительных долгов (хотя и компенсируемых за счет более высокой чистой процентной маржи) национальных банков. Качество услуг повышается, цены стабилизируются, а риски становятся умеренными, и их повышение можно сдерживать

В целом открытие доступа к национальному рынку для квалифицированных и пользующихся хорошей репутацией иностранных банков и финансовых учреждений может оказать существенное благоприятное воздействие на экономический рост.

На сегодня потери России в торговом обороте из-за того, что она не является членом ВТО, оцениваются в $3 млрд в год. Вступление России в ВТО также даст толчок проведению необходимых и важных реформ внутри страны и предоставит России место за столом, где устанавливаются международные правила торговли. Для Запада членство России в ВТО означает снижение тарифных и нетарифных ограничений, совершенствование отчетности и прозрачности при заключении сделок.

Галина БАНДУРКИНА, президент ГК «Астарта»:

Оценивать перспективы вступления России в ВТО достаточно сложно, однако с уверенностью можно сказать, что российским компаниям при вступлении в ВТО придется работать в жесткой конкуренции, одновременно решая задачи, связанные с надвигающейся волной кризиса.

При этом мы уверены, что зарубежная конкуренция только усилит стимулирование российских компаний к развитию в сфере новых технологий, выходов на региональный рынок и инновационное развитие.

Положительные моменты вступления в ВТО заключаются также в возможности модернизировать свой бизнес, выйти на новые рынки, расширить производство, получить новую прибыль и новые рабочие места. В Россию должны прийти новые технологии, а следом — инвестиции. К тому же, выйдя на международный уровень, мы сможем взаимодействовать в рамках национальных объединений, работать с профильными зарубежными союзами и ассоциациями.

Кроме того, вступление в ВТО может стать стимулом к решению таких проблем, как устаревшие ГОСТы и слабая инвестиционная привлекательность.

Безусловно, многое будет зависеть от законодательной поддержки российских предприятий со стороны государства, поэтому что-то прогнозировать сейчас сложно.

Государство должно предусмотреть комплексные меры, направленные на развитие региональной инфраструктуры поддержки конкурентоспособных предприятий, а также регулярно мониторить положение бизнеса для адаптации программ государственной поддержки.

Также необходимо на законодательном уровне утвердить поддержку предпринимательства в сфере инновационного развития, например компенсировать затраты за оформление патентов и подготовку бизнес-планов. Например, в одном из интервью Александра Галушки, президента «Деловой России», членом которой я являюсь, было сказано, что государству сегодня нужно по-новому посмотреть на механизмы защиты предпринимателей, ориентированных на внутренний рынок, а также уделить особое внимание поддержке экспорта, ведь ВТО — это в первую очередь открытие внешних рынков. Соглашусь с ним, что ВТО — это всего-навсего инструмент, который можно использовать как во благо, так и во вред, и важно, чтобы российская система управления внимательно изучила практику стран, на которых пребывание в ВТО сказалось наиболее благотворно.

Но несмотря на все нюансы вступление в ВТО неминуемо, а чтобы избежать опасений, организациям необходимо повышать квалификацию в языковой подготовке, мировой экономике, международном торговом праве, международном рынке труда, финансах, патентах и т.д.

Александр ТАСЕВ, генеральный директор компании «ПиТиСи Россия» (PTC Россия):

Вступление России в ВТО положительно повлияет на всех игроков. Четкие и прозрачные правила игры необходимы для положительной динамики экономики. Да, вступление в ВТО, безусловно, усилит конкуренцию, что как раз положительно скажется на активности отечественных предприятий. В ожидании «открытия» экономических границ крупные российские компании вынуждены думать о своих конкурентных преимуществах. С нашей точки зрения, интересен тот факт, что ИТ-технологии могут стать ключевым фактором успеха. И речь идет уже не об улучшении личной производительности офисными приложениями, а о бизнес-платформах, которые позволяют построить совместную работу, информационный обмен, контроль и оптимизировать процессы от концептуального проектирования изделия до вывода из эксплуатации — например, как это делает PLM-система (Product Life Cycle Management — управление жизненным циклом изделия) для машиностроителей. Эта та самая автоматизация и «умное» производство, о которых недавно говорил глава правительства Дмитрий Анатольевич Медведев, определяя четыре направления, по которым должна развиваться российская промышленность. C помощью бизнес-платформ класса PLM возможно решить многие проблемы машиностроения: ускорить вывод продукта на рынок, увеличить количество вариантов изделия и одновременно снизить затраты, улучшить пост-продажное обслуживание, объединить разработки «железа», электроники и софта, которые все больше существуют вместе в современных машинах. Емкость российского рынка PLM, на котором мы работаем, уже сейчас оценивается в $200 млн. И мы прогнозируем, что эта цифра может увеличиться раза в три, если менеджмент промышленных предприятий приобретет ясное понимание, какие дивиденды бизнесу может принести внедрение бизнес-платформ, подобных нашей. В свое время эти же ступени развития прошли разработчики ERP-систем. Теперь пришла наша очередь с PLM-системами.

Однако только лишь вступление в ВТО границ не откроет. Например, на рынке разработки программных решений гораздо большим препятствием является разница в отраслевых и государственных стандартах каждой страны. Тем разработчикам, которые выпускают специфические программные продукты, базирующиеся на российских законах и стандартах, на международный рынок будет выйти нелегко. Однако с этими же проблемами столкнутся, и уже столкнулись, зарубежные производители, которые импортируют свои продукты в Россию Например, мы были вынуждены учитывать местные стандарты подготовки документации (ЕСКД, ГОСТы и пр.) и вносить значительные доработки в наши программные решения. Отечественные разработчики востребованы в сегментах, в которых отраслевые стандарты и законы схожи по всему миру, например разработка антивирусных решений. Ситуация не так проста в сферах, где используют специфические законы и стандарты, например разработка юридического или бухгалтерского программного обеспечения, а также при создании инженерного ПО, где необходимо учитывать множество отраслевых стандартов (DIN, ISO). Неполная адаптация ухудшает перспективы наших соотечественников на Западе.

Я считаю, что импортные пошлины станут меньше, но не намного и не так скоро. Также вступление ВТО сделает наш рынок более привлекательным для зарубежных компаний и снизит психологические барьеры, но и на это потребуется десятилетие.

Российское правительство добилось хороших условий для России, что даст отечественным промышленникам время подготовиться и адаптироваться к новым условиям для дальнейшего успеха в конкурентной борьбе. А с учетом того что цены на нефть поползли вниз, думаю, что самое время обратить внимание на сектор общего машиностроения (включая двигателестроение, станкостроение и др.). То есть сейчас настал подходящий момент для инвестиций в организационные преобразования, в новые технологии и новые знания.

Ирина ОСТРЯКОВА, директор по коммуникациям Евразийского региона компании «Санофи»:

Фармацевтический рынок и до вступления в ВТО сильно зависел от импорта — отечественные производители составляют сегодня около 30% рынка. Согласно условиям вступления в ВТО, снижение таможенных тарифов на импортные лекарственные средства будет проходить первые три года, до конца 2016-го. Таможенные пошлины на лекарственные средства значительно сократятся — с 15 до 5—6 %. При этом необходимо предусмотреть более жесткое сертифицирование импортных лекарственных средств, чтобы некачественные дешевые товары не вступали в конкуренцию с изделиями отечественной промышленности.

С целью поддержки локального производителя государство разработало ряд программ, в том числе и в рамках стратегии «Фарма 2020». Это позволит отчасти защитить локального производителя, а также мотивирует западные компании открывать в России производства современных лекарственных средств.

«Санофи» — первая крупная международная компания (из числа «Большой Фармы»), уже запустившая в России производство инновационных биопрепаратов для лечения социально значимых заболеваний: инсулинов, жизненно важных препараторов для лечения пациентов с сахарным диабетом, а также выпуск препарата, входящего в международные стандарты лечения рака молочной железы. Производство построено с учетом стандартов надлежащей производственной практики (GMP). Качество продукции идентично производимой на площадке «Санофи» в Германии. К концу 2012 года завод выйдет на полный цикл производства.

Эдуард ТАРАН, президент «РАТМ Холдинга»:

Говоря о том, какую пользу и издержки несет Российскому государству, частному бизнесу вступление в ВТО, менее всего хотелось бы в этом вопросе что-либо прорицать. Чтобы оценить последствия этого важного шага, необходимы исследования не одного, а всех отраслевых НИИ и исследовательских групп, а также годы работы в этой новой торговой системе.

Если приблизительно оценивать перспективы по отраслям только на основании сбалансированных изменений в таможенном кодексе, то уже сейчас ясно, что кто-то получит явные, хотя и небольшие преференции, а кто-то будет вынужден мириться с потерями и пытаться их компенсировать. В целом же есть надежда и уверенность, что вступление в ВТО все-таки даст ожидаемые перспективы для российского бизнеса и государства.

Отвечая на критику оппозиционно настроенных специалистов и бизнесменов, хотелось бы отметить, что в ней существует множество спорных, ничем не подкрепленных предположений. Напротив, вполне очевидных аргументов «за» гораздо больше.

Российский бизнес не должен «вариться в собственном соку» — ему давно нужна встряска, завершающим этапом которой будет вывод отечественной продукции на новый уровень, позволяющий успешно конкурировать на внешнем рынке, научиться производить востребованное, качественное, передовое. Для примера обратимся к опыту Китая. Все мы прекрасно помним, с чего начиналась новая китайская промышленность: с «китайского» качества. На сегодняшний день эта проблема там практически изжита, и местные товары успешно продаются на мировом рынке через участие в ВТО. Интересовался ли кто-нибудь, какими коллизиями для рядовых китайских бизнесменов обернулось вступление страны во Всемирную торговую организацию? Сколько предприятий разорилось, так и не научившись делать что-то стоящее? Сколько пострадавших оказалось на обочине бизнеса в результате радикальных мер по улучшению качества продукции и насколько адекватным будет горько сожалеть об этом на фоне явных успехов адаптировавшегося в итоге бизнеса и оказавшегося в выигрыше государства?

Вступление России в ВТО всех нас неизбежно поставит перед тем же выбором: или ты производишь продукт (услуги) мирового качества, или твое предприятие никому не нужно.

На освободившееся место придут другие — те, кто хотят, стремятся, умеют. Это жесткий подход, но это справедливо и необходимо. Тем более что на переход к новым правилам игры даются годы.

Страна должна постепенно отказаться от роли сырьевого придатка мирового рынка. Это говорят все: здесь российский бизнес солидарен, и именно ВТО является отличным инструментом для выполнения этой стратегической задачи. Потому и существует стремление государства пойти по пути глобальной интеграции в мировую торговую систему, что иного выхода решить задачу по масштабной модернизации экономики просто не существует. Ее невозможно модернизировать указами сверху. Должны быть жесткие условия, стимулы, реальная конкуренция, предсказуемый мировой рынок, защита интересов на этом рынке. Все это нам дает ВТО. Еще год назад Владимир Путин отмечал, что этот шаг приносит нам защиту своих интересов на мировом уровне — начиная с арбитража и заканчивая эффективным международным лоббированием.

Конечно, несколько тревожно становится за наше сельское хозяйство, авиапром — государству понадобится коренным образом менять в процессе интеграции отраслевую структуру, ценовую политику, неизбежно встанут кадровые вопросы, потребуется помощь в решении организационных и финансовых проблем в этих, а возможно, и в других отраслях.

В целом представляется, что все проблемы в конечном итоге выходят на личностный уровень. Насколько адекватно отреагирует на новые условия руководство отрасли, конкретного предприятия, персонально каждый руководитель, насколько он окажется готов к решению сложнейших задач, настолько и успешным будет его дело. Очевидно, что этот момент будет определяющим на всех уровнях.

Алексей УШАКОВ, генеральный директор «DATA+»:

В области ИT я не вижу серьезных последствий от вступления в ВТО в ближайшем будущем. Определенные проблемы в перспективе возникнут у отечественных производителей аппаратного обеспечения. В отдаленной перспективе следует ожидать возникновения конкуренции со стороны зарубежных крупных системных интеграторов. По мере роста российского ИT-рынка этот процесс неизбежен. Вступление России в ВТО может служить спусковым крючком для принятия решения об экспансии со стороны крупных системных интеграторов.

В своей предметной области (внедрение геоинформационных систем) я не ожидаю никаких последствий от вступления в ВТО. Мы сами уже начинаем успешно конкурировать с зарубежными компаниями как в России, так и за рубежом. Главный наш потенциал — квалифицированные кадры. Мы тратим ощутимые суммы на повышение квалификации персонала и в России, и особенно за рубежом. Доступ к современным геоинформационным технологиям у нас не меньший, чем у любого потенциального западного конкурента.

Борис БОБРОВНИКОВ, генеральный директор компании КРОК:

В ИТ-отрасли многие рассматривают вступление в ВТО с точки зрения того, какие опасности таит в себе приход на российский рынок крупных зарубежных сервисных ИТ-компаний. Многие считают, что появление в России этих гигантов представляет опасность для ведущих российских системных интеграторов. На мой взгляд, вступление России в ВТО ничего не изменит на ИТ-рынке. Я убежден, что все те, кто хотел, в Россию уже пришли.

Сегодня большинство западных компаний, которые напрямую работают с заказчиками, не слишком активны. Безусловно, на рынке есть позитивные примеры, но, несмотря на заявления этих компаний о росте своего российского бизнеса, на общую картину рынка этот «рост» не оказывает особого влияния. Доля их бизнеса в России очень мала — просто потому, что сейчас сервисный бизнес активно развивается практически у всех интеграторских компаний.

И, пожалуй, главное. Зачем кому-то из западных игроков идти на российский рынок? Прежде чем они чего-то здесь добьются, пройдут десятилетия. А вероятность того, что усилия окажутся напрасными, огромная. Представьте, что завтра некая российская компания поедет в Париж предлагать услуги системной интеграции. Мне это представить сложно, хотя с регионами мы отлично работаем. По аналогии, я не могу себе представить, что к нам придет какая-нибудь французская компания и сразу начнет здесь работать. На рынке есть примеры, когда формально компания принадлежит западным акционерам, но фактически управляют ею «наши». Но в таком случае, на мой взгляд, это все-таки больше «российская» компания.

Хочу отметить еще один важный момент. Сегодня появление новых игроков на ИТ-рынке можно только приветствовать. В России не так много серьезных компаний-интеграторов, причем их количество не увеличивается. Более того, за последние десять лет компаний стало меньше. А миром движет конкуренция. ИТ-рынок находится в постоянной динамике, конкуренция на нем достаточно высока, и это то, что позволяет динамично развиваться рынку, расти в объемах. А это выгодно всем игрокам. Кроме того, у ИТ-рынка практически неисчерпаемый запас развития. Все время появляются новые направления и новые заказчики со своими новыми потребностями. Работы хватит всем, было бы желание.

Игорь ЧЕПЕНКО, генеральный директор компании «Брок-Инвест-Сервис»:

Вступление России в ВТО действительно является одним из ключевых событий текущего года. На мой взгляд, это откроет новые перспективы для производителей — российских металлургических комбинатов, поскольку сделает экспортный рынок более открытым для них, позволит российским металлургам получить те же условия торговли на зарубежных рынках, которые есть сейчас у их иностранных конкурентов, возможно, ослабит заградительные пошлины, увеличит возможности российских металлургических комбинатов.

Кроме того, вступление в ВТО должно поднять инвестиционную привлекательность страны, что при правильном подходе может быть использовано представителями металлургической отрасли для развития и усовершенствования производства. Также вхождение в ВТО поможет активнее использовать лучший опыт, инновации, технологии, оздоровит рынок, сделает его более конкурентным, но при этом и более цивилизованным, соответствующим международным нормам и стандартам.

Пострадают же от конкуренции в первую очередь неэффективные предприятия с устаревшим оборудованием, которые используют старые, энергоемкие технологии или привыкли работать в советском «сбытовом» режиме: когда-то они могли позволить себе выпускать продукцию любого качества, и за неимением лучшего на рынке она всегда продавалась. Таким предприятиям придется в изменившейся ситуации срочно принимать меры для повышения конкурентоспособности, в частности привлекать новые инвестиции в производство и технологии, менять политику работы с клиентами, прислушиваться к запросам рынка, заняться обучением и переподготовкой кадров, обеспечить должный уровень качества продукции. Придется решать вопросы устаревшей нормативно-технической базы, ГОСТов, стандартов качества, модернизировать производства.

Компаниям, нацеленным на долгосрочное развитие, постоянно работающим над оптимизацией производства и повышением эффективности, опасаться ВТО, на мой взгляд, не следует. По крайней мере, «Брок-Инвест-Сервис» видит для себя скорее позитивные перспективы. Внутри своей компании мы давно уже стремимся работать по западным стандартам.

Игорь БОГАЧЕВ, генеральный директор SAP СНГ:

Вступление в ВТО, как все мы знаем, достаточно длительный и сложный процесс, но понятно, что ряд вопросов просто невозможно решить, пока Россия не станет реальным участником этого международного объединения, с соответствующими обязанностями и правами.

Среди наиболее обсуждаемых опасений стоит выделить рост конкуренции. Отечественным предприятиям предстоит на равных конкурировать с зарубежными, а это, в условиях неравномерной модернизации производства и технологического отставания ряда отраслей, будет сложно. С другой стороны, мы все знаем, что именно в условиях конкуренции рождаются новые идеи, новые технологии и возможности. Никому не хочется оказаться побежденным и вытесненным с рынка.

Возьмем, к примеру, такую отрасль, как грузоперевозки. В нашей стране, с учетом ее масштабов и разнообразия природных условий, создать единую и эффективную транспортную сеть — задача очень сложная. Необходимо организовать совместную работу множества компаний, обеспечить «сквозное» управление перевозками. При этом рынок требует более совершенного логистического сервиса — с меньшими затратами и более высокой точностью и скоростью доставки. Мы так или иначе будем зависеть от комбинированного типа грузоперевозок, от способности и желания поставщиков различных транспортных услуг взаимодействовать, работать эффективно, не терять и не задерживать грузы, которых ждут потребители.

Могут ли в этой сфере нас чему-то научить зарубежные транспортные компании? Безусловно: у них за плечами опыт выстраивания системы грузоперевозок не только внутри своих стран, но и в рамках ВТО, Евросоюза и других международных объединений. Конечно, это не будет похоже на обучение в школе, это будут уроки открытого рынка — более жесткие, но и более реальные, влияющие на экономические показатели, на удовлетворенность потребителей, в конечном итоге. Приведу пример: недавно стартовало первое внедрение решения SAP в сфере транспортной логистики в странах СНГ, в транспортной группе FESCO. Для всех своих партнеров FESCO, по сути, создает новый стандарт взаимодействия, основанный на мировом опыте: решения SAP используют более 500 транспортных компаний мира. Уверен, что именно такие шаги позволят российским предприятиям быстро адаптироваться к новым условиям рынка.

Есть еще момент, о котором мало говорят, но о нем стоит задуматься. Россия вступает в ВТО как в сложившуюся организацию, с уже устоявшимися принципами партнерства, накопленным опытом. У нас есть возможность изучить этот опыт и оперативно применить его для своих потребностей, с учетом специфики нашей транспортной инфраструктуры, структуры экономики. То есть те лучшие практики, которые ВТО уже накопила, мы можем адаптировать и, с учетом значимости нашей страны для всей мировой экономики, улучшить и развить.

Андрей МЕДВЕДЕВ, исполнительный директор ГК «Промышленные силовые машины (ГК «ПСМ»):

В первую очередь вступление в ВТО негативно скажется на сельскохозяйственной отрасли и сельхозмашиностроении, особенно на производителях тракторов и уборочной техники. В данной сфере необходимо предпринять целый комплекс мер, иначе сельское хозяйство сильно пострадает. Среди таких мер, например, могло бы быть продление срока действия налоговой ставки в размере 0% на прибыль для сельхозпроизводителей на весь переходный период вступления России в ВТО, то есть до 2020 года. Для нашей отрасли и еще целого ряда машиностроительных производств ситуация при вступлении в ВТО сильно не поменяется.

Что касается машиностроения в целом, мне кажется, текущая ситуация в отрасли красноречиво говорит о необходимости принятия российскими властями ряда мер по повышению конкурентоспособности отечественной продукции и по привлечению в машиностроение новых инвесторов. И эти мероприятия особенно актуальны в свете грядущего вступления в ВТО. С этой целью вовсе нет необходимости вводить псевдопошлины, типа утилизационного сбора на автомобили. На наш взгляд, необходимо предпринять меры по улучшению инвестиционного климата: пересмотреть налоговую политику — сократить часть налогов, а также ввести налоговые каникулы для новых производств, принять меры по сокращению ставок по кредитам. Следует обеспечить опережающее развитие инфраструктуры, в первую очередь в сфере газоснабжения, остановить рост тарифов на ближайшие три-пять лет. Все это рыночные механизмы, имеющие реальную силу, и они гораздо более эффективны, чем лобовое введение хитрых пошлин.

Наталья ЯКОВЛЕВА, руководитель ГК «АВИС»:

Реальность ВТО будет шоком для большинства сельхозпроизводителей, они не выдержат конкуренции с растущим импортом. Большинство средних и мелких сельскохозяйственных производителей могут быть перекуплены иностранными компаниями. Большая вероятность создания сельскохозяйственных предприятий с 100-процентным иностранным капиталом на территории России или различных форм совместных предприятий. Ценовые войны за рынок сбыта вынудят сельскохозяйственных производителей фокусироваться на снижении себестоимости производимой продукции.

В наиболее выгодном положении окажется потребитель, за внимание которого будут бороться мировые производители продуктов питания. Ассортимент продукции вырастет, и цены станут более доступными за счет конкуренции.

Ввиду того что ритейл представлен российскими и иностранными торговыми сетями, обеспечение безболезненного проникновения на российский рынок будет осуществлено посредством таких торговых сетей, как «Ашан», «Билла», «Метро» и др. Российский ритейл уже представляет интерес для иностранных инвесторов.

Длительная отсрочка в переговорном процессе о вступлении России в ВТО, по моему мнению, не была использована отечественными сельскохозяйственными производителями. До сих пор себестоимость производства отечественной сельскохозяйственной продукции выше, чем закупочная цена в Америке или Европе.