Каим ГОЙГЕРЕЕВ: создать условия для тех, кто трудится, — залог развития России


Текст | Николай АГАФОНОВ
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН


Генеральный директор строительной компании «Ямад» (г. Гудермес, Чеченская Республика) кандидат экономических наук Каим Гойгереев уверен, что развитие России возможно только при создании условий для ведения малого и среднего производственного бизнеса.

— Каим Касумович, как вы оцениваете кадровые и структурные изменения в Правительстве РФ и Администрации президента?

— На высокие должности пришел целый ряд новых людей, созданы новые подразделения. Если это первый шаг к изменению системы — хорошо. Но от самих этих назначений система другой не стала. Как говорится, от перемены мест слагаемых сумма не меняется.

Сегодня в стране — система не-развития, система, блокирующая и имитирующая экономическое развитие. Блокировка происходит и за счет различных ограничителей развития малого и среднего бизнеса, и за счет некачественного и принимаемого в интересах лоббистов законодательства.

Правительство и Администрация президента несколько обновились, но в Думе обновления вообще не произошло — и ведь именно там принимаются главные правила экономической жизни! В парламенте полно функционеров-политиканов, артистов да спортсменов — какого результата можно от него ждать? Для того чтобы пересчитать профессионалов в Думе, хватит пальцев одной руки. Хотя бы по три специалиста по основным сферам экономики и социальной жизни должно быть в парламенте — и уже мы увидим улучшения.

А сегодня принимаются законы, написанные вне стен Думы лоббистами или далекими от жизни чиновниками. В результате — либо условия для коррупции, либо абсурд.

Пример абсурда. Максимальная скорость движения по новым скоростным трассам — 90 км/ч, даже если там установлен знак, отменяющий все ограничения скорости. Кстати, мы тратим на 1 км таких трасс денег в семь раз больше, чем Китай. Но по дорогам меньшей стоимости и более низкого качества у нас можно ехать со скоростью больше чем 100 км/ч! Абсурд? Только на первый взгляд. Анализируя такие решения, всегда нужно искать, кому это выгодно.

Во-первых, скоростные трассы более дорогие, значит, дорожники, получившие подряд от государства, окажутся в прибыли. Во-вторых, при ограничении скорости тратится больше бензина, что в интересах поставщиков бензина: вертикально интегрированных нефтяных компаний. Вот поэтому от всех жителей России требуют ехать на четвертой скорости по скоростным трассам.

— Зачастую качество этих трасс оставляет желать лучшего…

— Да, качество оставляет желать лучшего — там яма, здесь яма: чтобы можно было регулярно ремонтировать — и получать на это дополнительное финансирование…

— Вы, наверное, слышали о московском опыте: мэр Сергей Собянин принял решение о том, что все образующиеся на дороге ямы в течение гарантийного срока, допустим пяти лет, подрядчик должен будет ликвидировать за свой счет…

— Думаю, это не решение проблемы. Вполне возможно, что сверхприбыли, полученной на госзаказе, будет достаточно для такого ремонта. Нужно тех, на чьих трассах образуются такие ямы, навсегда отлучать от государственных контрактов на дорожное строительство — вот это будет настоящее решение!

Заказы должны получать, во-первых, действительно профессиональные строительные организации — такие в России есть, во-вторых, те, кто выполняют работы без отступлений от технологии. Потому что все эти ямы — от нарушения технологии. Нельзя делать бетонное покрытие из запесоченного щебня! А его используют сплошь и рядом. Для того чтобы было качественное покрытие, щебень должен быть чистый, мытый. Но этот технологический этап в целях экономии пропускают…

По технологии содержание глины должно быть не более 0,5 кг на один кубометр, а в реальности ее содержание доходит иной раз до 50%! Широко используется некачественный битум… При этом нет никакого контроля, проверки качества — все на честном слове…

…Идем в перечислении несообразностей дальше. Насколько я знаю от специалистов, с каждой тонны нефти выход солярки, дизтоплива, более 50%, а оставшаяся часть идет на производство бензина и т.д. Так почему же солярка стоит дороже, чем бензин? И куда смотрит государство? Ведь это губит сельское хозяйство! Насколько конкурентоспособна будет наша сельскохозяйственная продукция в условиях ВТО при такой цене дизтоплива?

— Государство, к сожалению, фактически срослось с нефтяными компаниями — их пожелания реализуются в первую очередь, поскольку они бюджетообразующие…

— Увы, это так. Где это видано, чтобы компании, имеющие сверхприбыли, получали еще и дотации от государства?! Чтобы на них как из рога изобилия лились льготные кредиты в период экономических кризисов? У нас это реальность — и даже мало кого удивляет…

Но главные несообразности — в налоговой сфере. Знаете, я защищал диссертацию по проблемам налогового администрирования, исследовал эффективность тех или иных форм взимания налогов.

Например, у нас 50 млн автомобилей, с каждого платятся налоги. Но где лопающиеся от денег дорожные фонды? Почему мы их не видим? Потому что система администрирования слишком сложна — идет массовое уклонение от уплаты налогов и использование разнообразных схем. И по-другому не будет: слишком много налогов, слишком сложно их платить и людям, и компаниям.

Самый вредный налог — текущий НДС. Его вообще надо отменить, будет намного легче от этого и участникам хозяйственного оборота, и государству. Сегодня с его уплатой и возвратом сплошная путаница.

Кто-то работает с НДС, кто-то по упрощенной системе — без НДС. Получается, компания на упрощенке покупает товар или услугу с НДС, включенным в цену. Но сам он НДС не платит. Однако ты у него покупаешь товар или услугу, за которую должен заплатить НДС вместо него, причем с полной стоимости!

— И это лишает смысла освобождение от НДС, так как при приобретении услуги тот, кто работает по упрощенке, не получает конкурентного преимущества…

— Это во-первых. Во-вторых, создает условия для коррупции. В-третьих, НДС — это налог на добавленную стоимость, следовательно должен, согласно экономической логике, платиться с добавленной стоимости. А в данном случае получается уплата и с общей стоимости, и с учетом того НДС, который заплатил поставщик товаров или услуг! Это какой-то театр абсурда!

Сегодня иной раз читаешь какое-то разъяснение налоговых органов, и, чтобы его понять, нужно несколько раз перечитать — так все сложно: пункты, подпункты, примечания… Даже при электронном ведении учета через систему 1С все архисложно.

Простой пример — моя собственная фирма, которой я мало занимаюсь, перейдя в «Ямад», несколько месяцев не функционировала. Так мне пришлось сдавать полный баланс по ней — во всех графах с нулями! Зачем это нужно?! Неужели нельзя было обойтись просто справкой о том, что компания с такого-то по такое-то число по таким-то причинам не функционировала? И зачем вообще в налоговую сдаются такие обширные балансы? Подробности, которые там содержатся, нужны только самому предпринимателю, и больше никому.

Почему пенсионный налог должен перечисляться на пенсионный счет? Почему не собирать все налоги в общую копилку? Произойдет же сокращение административного аппарата. К тому же единый счет даст четкий контроль за приходной и расходной частями бюджета.

Помню, в начале 90-х годов, когда мы уходили от советского производства и переходили к рыночному, была надежда, что советское бумаготворчество, бесконечная ненужная отчетность уйдут в прошлое. Какое там! В постсоветский период стало гораздо хуже.

— Но с некоторых пор разрешается передавать данные в электронном виде…

— Да, но данных по-прежнему колоссальное количество, и передаются они не напрямую в налоговую инспекцию, а в уполномоченную фирму, которая эти данные обрабатывает — за комиссию, к тому же передаются с задержкой…

Если мы не проведем коренной реформы налоговой системы, системы администрирования налогов, контроля за деятельностью предприятий, в России не будет никаких сдвигов. Отдельные шаги не дадут эффекта — а у нашей страны осталось не так много времени, чтобы вписаться в глобальную экономику, нас никто ждать не будет.

Подчеркну: речь идет именно о кардинальной реформе, а не о замене одной статьи НК на другую. Это должны, наконец, понять в Кремле и Белом доме на Краснопресненской. Нам не нужны митинги под лозунгами «Долой!». Я считаю, это не приемлемо — позорить лицо своего государства такими акциями. И это все равно ничего не даст, требуется спокойный разговор и конструктивная программа.

Нынешняя архитектура налоговой системы появилась в период борьбы с гиперинфляцией начала 90-х годов. Но эта эпоха давно ушла.

В первый срок президентства Владимира Владимировича Путина произошли определенные изменения — некоторое снижение налогов. Но действительно радикального изменения не произошло.

Однако сегодня перед страной стоят совершенно другие задачи — задачи быстрого развития! И налоговая система — главное препятствие на его пути.

Налоговый кодекс — это толстенная книга. К нему есть масса приложений — приказов ФНС, которые выходят буквально каждый месяц. Как со всем с этим можно совладать небольшому предприятию?! Я уже не говорю, что многие нормы не имеют однозначных трактовок. Предприниматель постоянно находится под ударом со стороны контролирующих органов!

Если радикально упростить систему, появится возможность, во-первых, вывести предпринимателя из положения без вины виноватого, во-вторых, наполнить бюджет минимум на 50% и высвободить колоссальное количество квалифицированных специалистов в налоговых органах и бизнесе. И никто ничего не будет скрывать! А сейчас вынуждены скрывать, потому что налоговые требования корректно выполнить просто невозможно — всегда остается пространство для трактовки. Кроме того, не использовать схемы — значит оказываться в заведомо проигрышном положении по сравнению с конкурентами. Это могут себе позволить только компании, выигрывающие за счет эффективности ведения бизнеса и управления и обладающие высокой социальной ответственностью.

— Как радикально упростить налоговую систему?

— На мой взгляд, нужны всего три налога: вмененный налог, подоходный налог для граждан и пенсионный налог, тоже взимаемый с граждан, но уплачиваемый, если они наемные работники, предприятиями. Все.

Для производственного бизнеса вмененный налог должен составлять 3%. Для торгового бизнеса — где купил-продал — 10—15%, а для сырьевого, где приватизируется национальная рента на природные ресурсы, — минимум 50%. Вот при такой ситуации будет реальная поддержка производственного бизнеса, начнутся процессы модернизации экономики не на словах, а на деле.

При этом государство должно прекратить произвольно забирать средства у владельцев сырьевого бизнеса «на спонсорские проекты». Если бы президентом был я, я бы собрал олигархов и сказал: «Ребята, заплатите налог 26% на все средства, которые вы вывезли за границу, и спокойно возвращайте их в Россию. Больше мы к теме справедливости получения этих средств не возвращаемся. Мы не будем искать, кто и что нечестно приватизировал, кто что украл, кто какие налоги не заплатил — это долго и создает почву для конфликта. Конфликт не нужен — заплатите налог за вывезенные капиталы и пользуйтесь ими в свое удовольствие. Это условие оформим специальным федеральным законом!»

Я вас уверяю, что мы получим такой приток капитала, который нам и не снился, с валютной выручкой за сырьевой экспорт, которая поступает в страну в значительной степени за счет различных административных мер. К тому же появится стимул инвестировать в перерабатывающие производства в России, а не за рубежом. Бюджет страны наполнится на десять лет вперед!

Если мы не проведем налоговую реформу, развития стране не видать. Сегодня производственный сектор по-прежнему в загоне. Фабрики и заводы в стране в основном стоят.

Может быть, я сгущаю краски, но у меня складывается такое впечатление, что некоторыми кругами сознательно проводится политика удушения малого и среднего бизнеса — в пользу крупного. Зачем это делается? Неужели авторы этого курса рассчитывают, что удастся установить новый рабовладельческий строй, где есть хозяева жизни и рабы, очень богатые и очень бедные? Сегодня это не получится — будет социальный взрыв.

В экономике, социальной сфере должно быть равновесие, баланс между типами бизнеса и слоями населения. Наибольший объем ВВП, наибольший объем налогов должен давать малый и средний бизнес. Крупный бизнес, компании — национальные чемпионы должны быть только вершиной айсберга, а не стоять как колоссы в пустыне! Сегодня это равновесие нарушено — и оно смещается в пользу крупного бизнеса все больше и больше. Когда оно сместится окончательно, что будет — новая Октябрьская революция?

Сегодня мы видим крупный бизнес — и вокруг пустоты. Масса бизнес-ниш совершенно незаняты, потому что заниматься ими предпринимателям невыгодно. Вы посмотрите: продукты питания в магазинах в основном импортные. Но ведь не только Россия в целом — каждый регион России в состоянии не только сам прокормить себя, но и поставлять сельскохозяйственную продукцию, продовольствие вовне! В одном из магазинов в Москве я видел камыш… привезенный из Китая! Вы представляете, до чего довели отечественный бизнес, если он не готов браться даже за очевидные ниши. Сегодня в России зачастую выгоднее свернуть бизнес, чем заниматься им — так тяжело налоговое и административное бремя.

И при этом вы знаете, что на Северном Кавказе колоссальная безработица. Но почему у нас в России, где столько всего не сделано, где такие перспективы развития производства, такое количество экологических ниш для бизнеса, вообще есть безработица?! У нас должен быть огромный дефицит рабочей силы!

Для того чтобы развивался массовый бизнес, нужно создать для него приемлемые условия. Это, во-первых, налоги.

Во-вторых, система кредитования: банки должны свободно выдавать любые суммы наличных денег, не спрашивая, на что они идут. Заплатил процент банку, заплатил вмененный налог — и делаешь на эти деньги все, что необходимо. Государство не должно вмешиваться в текущую деятельность предприятия, ограничивать его пользование наличными. Потому что в «малом» секторе это наиболее востребованная форма денег. Если будут убраны ограничения на получение наличных, исчезнет сегмент обналичивания, исчезнут фирмы-однодневки, с которыми неустанно, но безуспешно борются наши правоохранительные и налоговые органы.

В-третьих, контролирующие органы вообще не должны требовать отчета у предпринимателя по внутренним финансовым делам, если заплачены налоги. Все остальное — задача их партнеров, отношения с которыми регулируются контрактами. Контракты не исполняются — есть арбитражный суд. Органы внутренних дел должны подключаться только по заявлению клиентов или контрагентов о том, что та или иная компания злостно не исполняет обязательства по договорам. Бороться с мошенничеством, обеспечивать добросовестность участников делового оборота — это действительно задача государственных органов. Но не контроль, как та или иная компания ведет дела, каким формам денежных средств отдает предпочтение и т.д.

— Запрет на такое вмешательство — это ликвидация одной из ключевых форм коррупции?

— Совершенно верно.

Я не считаю себя семи пядей во лбу, но мне представляется, что такие или подобные меры обязательно приведут к положительному результату. А от властей предержащих мы, к сожалению, почти не слышим ничего кроме лозунгов.

Например, «нужно создать 25 млн новых рабочих мест». Но где их создать, в каких отраслях? В торговле и сфере услуг? Давайте посчитаем: для того чтобы создать такие рабочие места, нужно, чтобы новому сотруднику торгово-сервисных организаций хотя бы десять человек регулярно приносили по 10 тыс. руб. Но 25 млн умножить на 10 — это 250 млн. А каково все население России?

— 146 млн.

— Вот именно, включая малолетних детей. Где же мы найдем 250 млн?..

Задача поставлена с ног на голову. Чтобы поставить ее на ноги, нужно ее переформулировать как задачу развития малого и среднего бизнеса, реальной экономики, максимального числа компаний в производственном секторе. Этот бизнес должен быть связан не с какими-то глобальными идеями, нанотехнологиями и прочими формами имитации активности, а с региональным и территориальным самообеспечением, продовольствием, промышленным производством для местных нужд, строительством. Вот тогда мы получим 25 млн рабочих мест, причем не через несколько лет, а в ближайшие год-два. Мы получим диверсификацию экономики, эффективность бизнеса, конкуренцию, социальную стабильность…

Отдельно скажу о национальном вопросе. В России миллионы верующих мусульман. Но почему редко в каком аэропорту, на каком железнодорожном вокзале созданы условия для молитвы и личной гигиены? Разве об этом сложно позаботиться? Почему мы не уважаем собственных граждан?!

Всевышний создал разные народы, разные религии — как разные плоды на деревьях. На одном растут яблоки, на другом груши… Они все одинаково хороши — давайте же относиться друг к другу с подобающим уважением! Страна должна быть для людей, а не для элиты — тогда страна будет развиваться.

Для того чтобы развивалась экономика, развивалась Россия, всего-то и требуется, что понятные, четкие, простые правила, которые соблюдаются всеми. Правила, ориентированные на реальное производство, на человека труда. В стране нужен один хозяин, а не сто, каждый из которых, как в басне Крылова, тащит «телегу» в свою сторону…

Мы все должны жить по законам Всевышнего: трудиться и жить честно. Соблюдать эти законы — самое главное и в экономике, и в жизни. Создадим приемлемые условия для тех, кто трудится — тогда и им будет хорошо, и государству Российскому.

А если будем работать в тех условиях, которые формируют для бизнеса, например, правоохранительные органы — на основе улучшения статистических показателей по борьбе с преступностью, мы создадим репрессивную систему и ухудшим положение с коррупцией. Очень хочется надеяться, что «наверху» это осознают и начнут реальные изменения в условиях ведения бизнеса в нашей стране.


Каим Касумович Гойгереев — генеральный директор ООО «Фирма “Ямад”». Родился 20 марта 1955 года в с. Кушов Кушовского района Ошской области. В Хасавюрте (Дагестан) окончил среднюю школу. Поступил в Махачкалинский строительный техникум, который окончил с отличием, затем поступил в экономический институт в Махачкале.

После окончания института по распределению направлен в Чеченское строительное управление ЧИАССР на должность мастера, где и решил остаться. После этого был начальником участка, главным инженером на строительстве биохимического комбината.

После чеченской войны организовал собственную строительную фирму, но по просьбе учредителей ООО фирмы «Ямад» возглавил данную организацию.

Окончил аспирантуру в Орловском политехническом институте. В 2011 году защитил диссертацию. Кандидат экономических наук.