В стране общественных советов

Текст | Ирина ЦЫПЛАКОВА

Новые институты взаимодействия власти с гражданским обществом и бизнесом становятся массовыми. Станут ли они действенными?

С осени прошлого года начало работать открытое правительство под началом президента, а ныне премьера Дмитрия Медведева. Кроме того, обсуждается законопроект об общественных советах, согласно которому эти органы получат дополнительные полномочия, а формирование подобных советов перестанет быть прерогативой только глав ведомств. Цель этих инициатив — сделать голоса общественности и бизнеса весомыми при принятии государственных решений.

С составе нового кабинета появился министр по взаимодействию с открытым правительством — Михаил Абызов, который будет координировать работу открытого правительства. Для обеспечения его деятельности в составе аппарата правительства формируется специальный департамент. В «РИА Новости» прошел круглый стол «Перезагрузка общественных советов при министерствах и ведомствах РФ», который наглядно продемонстрировал работу дискуссионных площадок открытого правительства.

На заседании круглого стола Михаил Абызов сообщил, что правительственная комиссия и экспертный совет примерно из 200 человек будут сформированы до конца июня.

Открытое правительство, согласно «Википедии», это доктрина государственного управления, которая поддерживает право граждан на доступ к документам и действиям государства с целью возможности эффективного общественного контроля за государственным регулированием. Понятно, что формирующееся открытое правительство затрагивает лишь аспект этой концепции — более широкое участие в принятии государственных решений. Общественные советы, по сути, также элемент открытого правительства в широком понимании этого термина.

Встреча Дмитрия Медведева с инициативной группой открытого правительства 22 мая стала моделью взаимодействия государства и гражданского общества на примере обсуждения проблем развития экономики РФ в условиях вступления страны в ВТО. На заседание премьер пригласил представителей отраслей и предприятий, «чувствительных», по его словам, к вступлению в ВТО. Они и выступали в качестве экспертов.

Уже 6 июня члены будущего экспертного совета собрали в «РИА Новости» вышеупомянутый круглый стол с участием новых министров: министра здравоохранения Вероники Скворцовой, министра образования и науки Дмитрия Ливанова, а также главы президентского совета по правам человека, советника президента России Михаила Федотова — для серьезного разговора о деятельности общественных советов. Ведь именно они и должны стать действенным механизмом контроля за работой министерств и ведомств. И что не менее важно — проводником позиций гражданского и экспертного сообщества, а не узкоотраслевых или лоббистских групп.

Впервые были приведены данные о состоянии нынешних общественных советов. По данным координационного комитета общественных советов при федеральных органах исполнительной власти, они созданы при 54 федеральных органах власти. Однако, как отмечалось на заседании круглого стола, только 24 из них ведут регулярную деятельность.

По словам главного редактора «РИА Новости» Светланы Миронюк, в нынешних общественных советах 30% составляют представители бизнеса, 30% — госслужащие либо чиновники самого министерства и его подведомственных структур, представители общественных организаций составляют менее 10%, среди председателей общественных советов нет людей возрастом до 45 лет, а в составе советов таких членов менее 5%

Не все общественные советы одинаково полезны

Как здесь не вспомнить слова из программной статьи «Демократия и качество государства» Владимира Путина, опубликованной в феврале 2012 года, когда он был кандидатом в президенты РФ: «Важная задача — изменение работы общественных советов при органах исполнительной власти. В настоящее время их работа, скажу прямо, носит формальный или показной характер. Необходимо отказаться от ведомственного подхода к формированию таких советов. Общественные советы должны перестать быть удобными для руководителей ведомств».

Светлана Миронюк более эмоциональна в оценках: «Общественные советы в большинстве министерств и ведомств носят декоративно-притворный характер, а представителей бизнеса и СМИ к работе в общественных советах влекут корыстные причины: лоббистские возможности, корочки и пропуска, а также пиар».

Еще одна известная медийная личность — главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, судя по его выступлению в эфире, считает, что «общественный совет общественному совету рознь» и принимать участие нужно в том, где видны результаты деятельности, а там, где их нет, «нельзя служить дымовой завесой для тех, кто эти советы создает». Далее — из личного опыта Венедиктова, который участвует в трех общественных советах: при ГУ МВД по г. Москве, при Минобрнауки, при ФСКН: «До тех пор пока там удается чего-то добиться и сдвинуть позицию противостояния этих органов власти и общества, или общественного мнения, там надо быть. Если не удается сдвинуть — надо уходить».

К истории вопроса: верхи хотят, и низы могут

Привлечение граждан к решению государственных дел, к законотворчеству способствует формированию гражданского общества в современной России. Гражданское общество через различные институты, прежде всего общественные объединения, местное самоуправление, оказывает влияние на принятие государственных решений и способствует развитию народного представительства. Одним из таких институтов влияния на власть является созданная в 2004 году Общественная палата РФ.

Общественные советы чуть моложе — в августе 2012 года исполнится шесть лет со дня подписания Указа президента РФ №842 о порядке образования общественных советов при федеральных органах исполнительной власти. Дата хотя и не очень солидная, но дает повод для размышлений.

То же самое можно сказать и о концепции Федерального закона «Об общественном контроле в Российской Федерации», в котором закрепляется право общественности участвовать в процессах модернизации страны, необходимость обеспечения максимальной открытости государства и широкое вовлечение граждан в процессы принятия и корректирования управленческих решений.

То что зеленый свет дан этому процессу на всех уровнях государственной власти, не подлежит сомнению, хотя с точки зрения банальной психологии он содержит ряд противоречий. Их-то и подметил премьер-министр Дмитрий Медведев, выступая на встрече с открытым правительством 10 мая. Вот несколько цитат из его выступления:

— Для руководителей ведомств, может быть, будет не простой задачей, и не самой приятной, привлечь в эти общественные советы своих принципиальных критиков, но будет означать, готовы ли мы к каким-то переменам или не готовы… Министр должен слышать, а не просто отбиваться от них, как от назойливых мух, и говорить, что для этого не созрели предпосылки, у нас нет денег… Вы здесь не умничайте…

Чуть позже министр здравоохранения в новом правительстве Медведева Вероника Скворцова продемонстрировала пример «правильного» госчиновника. Она считает, что «игра стоит свеч», и «совершенно ясно: как бы эффективно ни работало ведомство, если только оно не будет опираться на коллегиальную солидарную позицию общества, мы не можем ожидать каких-то прорывных, серьезных результатов». По словам Вероники Скворцовой, здесь важна ответственность каждого. Что касается людей, входящих в совет, то «их исходный психопортрет должен быть просканирован», потому что члены советов «должны быть мотивированы не на разрушение и не на разведение позиций, а на их сближение и креатив».

Так что, получается благостная картина? Власть просто жаждет контроля со стороны общественных советов, создает все условия для их функционирования?

Недавно координационный комитет общественных советов при федеральных органах исполнительной власти подвел итоги деятельности советов за 2011 год. В тройку лучших в рейтинге эффективности деятельности общественных советов вошли совет при Министерстве сельского хозяйства РФ под председательством Андрея Даниленко, совет при Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору во главе с Владимиром Грачевым, совет при Федеральной службе по надзору в сфере транспорта под руководством Владимира Белозорова.

Первый заместитель председателя Комитета Государственной думы по промышленности Владимир Гутенев отметил, что далеко не все чиновники готовы взаимодействовать с этими институтами гражданского общества. В ряде министерств и ведомств общественные советы так и не были созданы. В большинстве случаев их члены на заседания не собирались, а если собирались, то обсуждали темы, не соответствовавшие масштабу задач ведомств.

С аргументацией Владимира Гутенева нельзя не согласиться: либерализация и независимость общественных советов — это хорошо, но «необходимо найти ту золотую середину между назначением членов советов министрами и формированием состава Общественной палатой. Только тогда будет обеспечена необходимая концентрация усилий государства и общества на решении задач по формированию и управлению модернизационными и инновационными процессами, их экспертного сопровождения и контроля за эффективностью реализации…».

Подводя итог, следует признать, что в настоящее время вырабатываются лишь первые подходы к созданию действенного и эффективного механизма контроля гражданского общества над государственной исполнительной и законодательной властью всех уровней. Так что точно — еще не вечер.