Очень большое правительство


Александр ПОЛЯНСКИЙ

Вопреки прогнозам, второй и четвертый президент России Владимир Путин предоставил третьему главе государства и 11-му руководителю российского правительства (если не учитывать Гайдара, который был только и.о. премьера) Дмитрию Медведеву максимум степеней свободы при формировании его кабинета — даже в части «президентских» министерств. Так, Медведеву удалось отстоять Анатолия Сердюкова на посту министра обороны, которого в окружении Путина считали возможным сменить; под его влиянием произошла замена одиозного министра внутренних дел Рашида Нургалиева на Владимира Колокольцева.

При этом Путин забрал с собой в Кремль не только личную команду (Сергей Иванов, Дмитрий Песков, Сергей Ушаков и др.), но и значительную часть министров, к которым «прикипел» в период работы премьером. Наблюдатели справедливо отмечают, что под его руководством в Кремле сформировано фактически второе, параллельное правительство. Многие из них пришлись не ко двору в кабинете Медведева, и Владимир Путин назначил их помощниками президента России. При этом значимые «помощнические» функции достались только Юрию Трутневу, Эльвире Набиуллиной и Татьяне Голиковой.

Трутнев получил очень важный участок работы — деятельность Госсовета — и будет влиятельной фигурой в региональной политике. Набиуллина теперь курирует экономику и социальные процессы, а также Экспертное управление президента, то есть получила полномочия, которые ранее выполнял Аркадий Дворкович (за исключением функций шерпы в G8, которые будут переданы отдельному чиновнику).

Голикова же в качестве помощника главы государства курирует проекты в рамках СНГ, Абхазии и Южной Осетии. Под ее кураторством будет работать специально для нее созданное Управление президента России по социально-экономическому сотрудничеству с государствами — участниками СНГ, Республикой Абхазия и Республикой Южная Осетия. Еще два помощника — бывшие министры Андрей Фурсенко* и Игорь Щеголев — почти не получили полномочий. По сути они советники президента, лишь названные помощниками для повышения статуса. По каким-то причинам этой чести не удостоился Игорь Левитин — он стал одним из советников главы государства.

За счет бывших правительственных чиновников расширился круг руководителей крупнейших корпораций, замкнутых лично на президента. При этом их новые главы, перешедшие из правительства, получают должности президентской номенклатуры. Так, бывший первый вице-премьер Виктор Зубков стал освобожденным председателем совета директоров «Газпрома» и одновременно спецпредставителем президента России по взаимодействию с Форумом стран — экспортеров газа. А бывший вице-премьер Игорь Сечин теперь президент и председатель правления «Роснефти» и одновременно — являясь CEO одной из энергетических компаний! — назначен ответственным секретарем новой президентской Комиссии по стратегическому развитию топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности.

В новой иерархии Сечин оказывается по своему положению выше, чем, например, новый министр энергетики Александр Новак. Как минимум равным по статусу Сечин является по отношению к вице-премьеру, курирующему ТЭК и реальный сектор экономики, Аркадию Дворковичу.

«Второе» правительство, тем не менее, всегда будет только вторым. Как бы ни был влиятелен Кремль, управленческие и финансовые полномочия находятся в Белом доме и министерствах. Наблюдатели справедливо отмечают, что Администрация президента может лишь контролировать решения, в отдельных случаях генерировать их выработку, но не подменять правительство в их принятии и в распределении финансовых средств. Тем более что сейчас «креативная» функция в выработке решений, судя по всему, отводится Медведеву и его кабинету, а Путин берет на себя «охранительную».

Значение параллельной конструкции, созданной Путиным, заключается прежде всего в том, чтобы, во-первых, активно участвовать в разработке решений, выработке их вариантов изнутри правительства Дмитрия Медведева. А во-вторых, фильтровать решения с точки зрения интересов влиятельных групп власти, мало представленных в правительстве Медведева.

Этот механизм уже заработал: программа приватизации выработана правительством, но реализуется и в целом, и в отношении отдельных предприятий только после согласования с многочисленными президентскими структурами и с окончательной санкции президента Владимира Путина.

——————————————

* Когда номер сдавался в печать, стало известно, что под руководством А.Фурсенко создано Управление президента по научно-образовательной политике