Еще одна попытка


Текст | Дмитрий ДИКОВ


В обществе постепенно складывается уверенность, что запланированная еще в 2010 году приватизация так никогда и не состоится в полной мере.

У нынешней российской приватизации сложная судьба. И правительство, и эксперты уверены: если приватизировать хотя бы половину из компаний, выставленных на продажу еще в 2010 году, отечественную экономику ждут серьезные изменения — вполне вероятно, что к лучшему. Однако главная проблема: заявления о том, что приватизация вот-вот начнется, звучат регулярно, а она все не начинается. Очевидно, есть ряд объяснений: это, во-первых, перманентные рыночные шоки, а во-вторых, непрозрачные и не проработанные до конца механизмы распродажи госактивов.

Рынок против

Вспомним, сколь драматично развивалась история нынешней приватизации. Начаться она должна была еще в конце 2010 года — правительство планировало отдать инвесторам 10-процентный пакет акций банка ВТБ. Но затем с продажей второго по величине банка России было решено повременить — ключевые инвесторы запросили слишком большой дисконт к рыночной цене размещения. Ждать пришлось недолго: продажа акций госбанка состоялась в феврале 2011 года. При этом объем заявок со стороны инвесторов в два раза превысил предложение, что позволило продать пакет по рыночной цене.

Далее последовал пересмотр всей приватизационной программы, инициированный Дмитрием Медведевым. Выступая на Петербургском международном экономическом форуме в июне 2011 года, экс-президент призвал правительство не скромничать и разработать расширенный и ускоренный план приватизации. В результате новый приватизационный план, представленный главе государстве в августе, оказался щедрее предыдущего. Фактически в него попали все ключевые предприятия отечественной экономики. В отношении ряда компаний было предложено к 2017 году сократить долю государства в них до нуля, сохранив за государством так называемую «золотую акцию», дающую возможность на участие в управлении. В частности, в этот список попали банк ВТБ, «Роснефть», «Совкомфлот», «РусГидро», «Шереметьево», «Интер РАО», «Зарубежнефть», АК «АЛРОСА» и др. Одновременно начались мероприятия по подготовке к приватизации: уже в 2011 году власти планировали продать пакеты акций Сбербанка, «Совкомфлота» и Первой грузовой компании (дочерней компании РЖД). На акции главного банка страны даже нашлись возможные покупатели: владельцем 5% акций Сбербанка планировал стать китайский суверенный фонд China Investment Corporation.

Казалось, ничто не может помешать этой приватизации, однако в планы государства внес коррективы мировой кризис. В середине августа на волне негативных новостей, пришедших из американской экономики, мировой фондовый рынок зашатался. В результате акции многих госкомпаний, выключенных в график приватизации, существенно потеряли в цене. Так, например, если 1 августа акции Сбербанка торговались на ММВБ по цене 102,7 руб. за штуку, то уже 23 августа инвесторы давали за них порядка 77,4 руб.

В этих условиях государство приняло решение отложить массовую приватизацию госсобственности. Отметим, что ряд продаж все-таки состоялся: к примеру, в октябре в аукционе по продаже 75-процентного (за вычетом двух акций) пакета Первой грузовой компании выиграла Независимая транспортная компания, принадлежащая структурам бизнесмена Владимира Лисина. Однако весь «крупняк» вынужден был дожидаться лучших времен.

С точки зрения рыночной конъюнктуры и нынешний момент нельзя назвать удачным для возобновления приватизации. Российский фондовый рынок начал было восстанавливаться в октябре прошлого года, однако нынешней весной вновь пережил падение — вслед за ценой на нефть. Акции все того же Сбербанка в первой половине июня торговались в диапазоне 80—85 руб. за штуку. Более того, вполне вероятно, что нынешнее падение будет более длительным, поскольку проблемы западных экономик с каждым днем выглядят все более неразрешимыми. Соответственно и инвесторы становятся все более пугливыми и спешно выводят свои средства в безрисковые активы. Тем не менее государство в последнее время не скупится на заявления о том, что приватизация все-таки должна состояться.

Косметические изменения

Новый план приватизации был утвержден правительством 22 июня. Днем ранее президент Владимир Путин, выступая на очередном Петербургском международном экономическом форуме, высказал свое мнение о переделе госактивов. «Для нас очевидно — новая приватизация должна быть, безусловно, принята российским обществом. Это значит, она должна быть понятной, честной и справедливой, должна быть основана на открытой, конкурентной продаже государственных активов, причем лучшему покупателю и по реальной цене», — заявил глава государства. Эти слова показательны: прежде на тему распродажи госсобственности высказывался в основном Дмитрий Медведев.

Еще одним показателем решимости государства является сокращение сроков приватизации: выйти из капитала крупнейших госпредприятий планируется уже в 2016 году. К тому же до сентября нынешнего года правительство рассчитывает выставить на продажу порядка двух сотен мелких и средних акционерных обществ.

Что касается ключевых предприятий, условия их приватизации во многом совпадают с разработанными в прошлом году. В качестве готовящихся к продаже компаний в первую очередь определены «Совкомфлот», Сбербанк, банк ВТБ, Объединенная зерновая компания, «Росагролизинг», Роснано и РЖД. Также до 2016 года государство планирует полностью выйти из капитала «Зарубежнефти», «РусГидро», ИНТЕР РАО ЕЭС, «Шереметьево», «Аэрофлота», Россельхозбанка и Алросы. При этом говорить о конкретных сроках приватизации пока рано: правительство оставляет за собой право корректировать условия продажи своей собственности в зависимости от обстановки на рынке.

Внутренние противоречия

Важной новостью является заявление о сокращении до нуля государственной доли в капитале «Роснефти». Напомним, что в мае Владимир Путин внес «Роснефть» и еще четыре энергетические компании в список стратегических предприятий. В соответствующем постановлении определены доли государства в капитале этих компаний, которые не могут подлежать приватизации. Речь идет о 100% в ОАО «Системный оператор ЕЭС», 60,38% в «РусГидро», 79,55% в «Федеральной сетевой компании ЕЭС» и 53,69% в «Холдинге МРСК». Что касается главного нефтедобытчика страны, то государство решило оставить за собой 0,000000009% его акций — очевидно, под этой долей подразумевается «золотая акция». Кроме того, в механизм приватизации предприятий ТЭКа включена еще одна особенность: покупать пакеты энергетических компаний сможет госкомпания «Роснефтегаз» (она же основной акционер «Роснефти»). В результате выходит, что «Роснефтегаз», с одной стороны, должен будет снизить свою долю в капитале нефтедобытчика, а с другой стороны, получит возможность купить акции компаний ТЭКа.

Очевидно, подобные условия приняты с одной целью: не допустить потерю государством контроля над важнейшей энергетической сферой. Напомним, что в прошлом отрасль уже переживала приватизацию, которая, по мнению ее инициатора Анатолия Чубайса, должна была коренным образом реформировать рынок электроэнергетики. Негативные последствия этой реформы привели к тому, что в правительстве наметился курс на консолидацию предприятий отрасли. За выполнение этой задачи взялся бывший вице-премьер Игорь Сечин. Сегодня он занимает пост президента «Роснефти» и вряд ли в новой должности откажется от прежних планов.

С другой стороны, по мнению аналитиков, выдвинутые правительством условия приведут к негативным последствиям. Во-первых, они отрицательно скажутся на будущем топливно-энергетического комплекса в целом. «Решение разочаровывающее, так как рынок ожидал, что приватизация станет одним из основных драйверов роста для ряда электроэнергетических компаний, включая “РусГидро’’, ФСК и МРСК, — гласит отчет ФГ БКС за 23 мая. — На наш взгляд, реакция рынка на изменение планов по приватизации будет негативной». Во-вторых, вполне можно ожидать роста недоверия общества и инвесторов к самой идее приватизации. Об этом уже сказал экс-министр финансов Алексей Кудрин. По его мнению, приватизация ТЭКа через «Роснефтегаз» «извращает принципы приватизации и делает непрозрачной приватизацию в нашей стране». Аналогичного мнения придерживаются и другие специалисты.

Еще одним оппонентом нынешней приватизации выступил глава РЖД Владимир Якунин. «У нас инвестиционный дефицит сегодня 400 млрд руб. до 2015 года, до 2020 года инвестиционный дефицит превышает объем 1 трлн. Если при нынешнем состоянии рынка и при той оценке актива РЖД продать 25%, например, мы за счет этого получим 260 млрд руб. Соотнесите то, что государство получит, и то, что необходимо, и ответьте сами себе на вопрос: что мы в результате приобретаем? Ответ: в этой композиции мы не приобретаем ничего, кроме головной боли. Почему? Потому что сегодня строительство сочинских объектов осуществляется по схеме увеличения уставного капитала РЖД, а как только появляются миноритарные партнеры, эту схему использовать нельзя», — заявил он в интервью информационному агентству «Интерфакс».

Все эти недоработки, по мнению специалистов, могут привести к тому, что нынешние заявления государства, так и не будут реализованы. На сайте холдинга «Финам» размещены комментарии Виктора Родина, аналитика компании «ДиМакс Капитал». «Если вернуться к приватизации и поразмышлять на эту тему, то самый большой негатив этого плана — это то, что он принимается уже только на моей памяти пятый раз. Он все принимается-принимается, а потом возникает какой-нибудь “Роснефтегаз”, новые непонятные варианты, потом мы от него отказываемся и т.д., — пишет эксперт. — По большому счету, на российском рынке нет длинных денег, а есть только спекулятивные. А так как деньги спекулятивные (короткие), то и реакции на этот план нет. Пока у игроков больше вопросов, чем ответов. Спекулянты под приватизацию в Сбербанк, например, не пойдут. Он им интересен только с точки зрения спекуляции».