Еще один больной


Текст | Тимур ХУРСАНДОВ


Испанские проблемы чреваты более серьезными проблемами для еврозоны, чем греческие.

Испания ужа давно считалась главным кандидатом на звание очередного «больного человека Европы». Причем ее проблемы грозили затмить собой кризис в Греции или Португалии. Пока такое развитие событий не очень вероятно, но эксперты сходятся в том, что помощь Мадриду должна быть совсем иной, чем Афинам и Лиссабону, хотя бы потому, что масштабы испанской экономики намного больше.

Греческое с американским

Сейчас только совсем ленивый финансист не следит за проблемами, возникшими в еврозоне по вине Греции. И это естественно, ведь на кону — будущее общеевропейской валюты и, соответственно, всей мировой финансовой системы, которая за последние годы успела «подсесть» на евро. Но греческий кризис может показаться лишь цветочками по сравнению с тем, что ждет ЕС в случае, если масштабный кризис накроет Испанию. Это пятая по объему экономика Евросоюза. На ее долю приходится почти 10% внутреннего валового продукта ЕС, что в несколько раз превосходит показатели Греции или Португалии.

Проблемы Испании схожи не только с греческими или португальскими, но, как ни странно, с американскими. С европейскими кризисными странами испанцев роднят традиционные «южные» беды: огромная теневая экономика, раздутый и неэффективный чиновничий аппарат, непомерные расходы на социальную сферу и, наконец, просто легкомысленное отношение ко всему на свете: о чем можно говорить, если каждый день, несмотря на любые кризисы, страна на несколько часов замирает на сиесту.

Есть у Испании и заокеанские симптомы — как и в США здесь сошлись очень дешевые кредиты и стремительное развитие строительной отрасли. В результате испанцы получили ипотечный «пузырь», который, по мнению некоторых экспертов, аукнется еще громче, чем в Соединенных Штатах. Во время экономического бума середины прошлого десятилетия испанские банки налево и направо раздавали кредиты строительному сектору. Но в последние лет пять цены и спрос на недвижимость в Испании неуклонно падают, и в результате есть реальная возможность того, что финансовые институты страны недосчитаются около 100 мрлд евро, которые они так бездумно одолжили. На грани разорения оказались не только малые и средние, но и многие крупные банки, например Bankia, который по объему вкладов занимает четвертое место в стране.

Кстати, именно 100 млрд евро, по словам испанских властей, и понадобятся Мадриду, чтобы преодолеть нынешние трудности. Но просто пойти и занять эти деньги у Европейского центробанка или Международного валютного фонда пока не выходит. Дело в том, что большая часть внешней задолженности Испании приходится не на государство, а на частные банки и компании, а им намного труднее получить помощь от международных финансовых структур. Да и не все в Евросоюзе готовы помогать испанским банкам. В первую очередь против такого подхода выступает основной поборник финансовой дисциплины в ЕС — Германия. Понять Берлин, конечно, можно: когда одалживаешь деньги государству, то есть хоть какая-то гарантия и рычаги для возврата долга, но если средства ушли частной кредитной организации, то случись ей обанкротиться, спрашивать будет практически не с кого. Кроме того, властям можно выставить и предварительные условия — например, обязать страну повысить налоги, снизить социальные выплаты и т.п. А представить, что такие требования можно предъявить банку, практически невозможно.

Вероятно, как раз поэтому испанское правительство и пытается убедить своих европейских коллег оказывать помощь именно банкам напрямую, причем, по мнению испанцев, средства им нужны не бог весть какие. «Речь идет далеко не об астрономических суммах», — заявил испанский министр финансов Кристобаль Монторо. Он еще раз подчеркнул, что испанской экономике в целом кредиты и займы не нужны. Проблема — в банках.

Самоуверенный проситель

Но ситуация на сегодняшний день складывается не в пользу испанских властей. Как бы им ни хотелось уйти от требований, которые им обязательно предъявят кредиторы, другого выхода пока нет — шансы на то, что Германия изменит свою жесткую линию, крайне невелики. Понимая это, испанское правительство пытается оставить себе хоть какое-то место для маневра.

Так, в отличие от своих товарищей по несчастью Испания не захотела быть просто получателем финансовой помощи и исполнителем мер, рекомендованных Еврокомиссией, Европейским центральным банком и МВФ. Мадрид и сам пытается искать рецепты борьбы с кризисом, причем как для себя, так и для остальной Европы. В частности, испанский премьер-министр Мариано Рахой предложил создать общеевропейскую структуру, которая координировала бы бюджетную политику ЕС. Кроме того, Испания недвусмысленно дала понять, что не будет, как это было в случае с Грецией и Португалией, покорным исполнителем навязанных извне шагов. Мадрид, например, наотрез отказался выполнять некоторые рекомендации МВФ, который, в частности, посоветовал испанцам повысить НДС и урезать зарплаты в госсекторе.

Основания для такой, казалось бы, довольно вызывающей позиции у Испании, пожалуй, есть. Во-первых, страна не из последних ни в Европе, ни в мировом масштабе. А во-вторых, в плюсы Испании можно занести то, что в отличие от Греции или Португалии еще задолго до кризиса Мадрид начал двигаться к либерализации экономики. Здесь очень развит мелкий и средний бизнес, а вмешательство государства в дела предпринимателей власти стараются свести к минимуму.

В стране есть довольно мощная промышленность, в том числе машиностроительная и металлургическая. Накоплен более чем солидный пакет иностранных инвестиций. А по числу туристов, посещающих страну, Испания занимает второе место в мире. Поэтому, запрашивая кредиты, испанские власти не стесняются выдвигать встречные условия.

В первую очередь они хотят получать займы на условиях, гораздо лучше рыночных. Да и сумма в €100 млрд, которую просят испанцы, по мнению некоторых экспертов, как минимум раза в два, а то и три больше той, что необходима для разрешения проблем испанских банков — по подсчетам МВФ хватило бы и €37 млрд. А испанское правительство и не скрывает, что просит с запасом — так, на всякий случай. И деньги эти оно, скорее всего, получит. Еврогруппа пока продолжает делать строгий вид, заявляя, что по-прежнему ждет от властей страны формальный запрос на получение финансовой помощи, но ни для кого не секрет, что решение о выделении требуемых средств Испании фактически уже принято и будет официально оформлено в начале июля.

В целом надо признать, что Мадрид довольно трезво смотрит на вещи, оттого и необычное для просящего самоуверенное поведение. Финансисты сходятся на том, что для Испании наиболее вероятен мягкий вариант кризиса. В ближайшие несколько лет испанскую экономику ждет умеренная рецессия, но при грамотной поддержке банковского сектора ситуация может выправиться уже через пару-тройку лет. Рецепт возвращения на докризисный уровень очень просто и правильно обрисовал премьер-министр страны Мариано Рахой: «Нам понадобится время, и не стоит ждать чуда».