С новой властью!


Текст | редакция журнала «БОСС»


В 20-х числах мая произошло радикальное обновление не только основных институтов российской исполнительной власти и Администрации президента — изменилась сама конфигурация этой власти. Мы постарались составить карту этих изменений и проанализировать их смысл.

Эксперты справедливо отмечают, что фактически в России теперь три правительства: собственно правительство под руководством Дмитрия Медведева, Администрация президента, которая в значительной степени дублирует кабинет министров, и группа персон, имеющих выход непосредственно на президента Владимира Путина, которые контролируют ведущие государственные компании.

Правительство Медведева: новое вино — в старые мехи

В кабмине указом президента Путина произведено несколько важных структурных преобразований. Министерство здравоохранения и социального развития, эта попытка кальки с американского Министерства здравоохранения и социальных служб, наконец, разделено на Министерство здравоохранения и Министерство труда и социальной защиты. Призывы к этому были и со стороны медицинского сообщества, и со стороны, например, РСПП, считавшего необходимым воссоздание самостоятельного Министерства труда. Впрочем, главами двух министерств назначены два заместителя экс-министра здравоохранения и соцразвития Татьяны Голиковой: отвечавшая за медицину Вероника Скворцова (знаменитый российский невролог, специалист по лечению инсульта, врач в пятом поколении) и отвечавший за трудовые ресурсы и социальную политику Максим Топилин.

При этом Роспотребназдор, ранее подведомственный Минздравсоцразвития, стал самостоятельной структурой и будет курироваться, видимо, новым вице-премьером по социальной сфере Ольгой Голодец — человеком из новой собянинской команды, пересевшим в кресло вице-премьера из кресла вице-мэра Москвы по социальным вопросам. Самостоятельность приобрела и Федеральная миграционная служба, она передана из подчинения Министерства внутренних дел в подчинение правительства, что, безусловно, связано с образованием Минтруда, одной из важнейших тем которого станут национальные трудовые ресурсы, и служба, напрямую связанная с формированием этих ресурсов, должна быть в социальном блоке, а не в МВД.

Крупные структурные изменения произошли также в региональном блоке. Вопросы строительства, ЖКХ, жилищной политики, которыми преимущественно занималось Минрегионразвития при прежнем министре Викторе Басаргине, теперь сконцентрированы в воссозданном Федеральном агентстве по строительству и ЖКХ (Росстрое), подчиненном министерству. Само же министерство возглавил Олег Говорун, несколько месяцев занимавший пост полпреда президента в ЦФО, а до этого — начальник Управления президента России по внутренней политике. В Минрегионе президентским указом предусмотрено создание восьми должностей заместителей министра по федеральным округам. Министерство явно возьмет на себя не только хозяйственные, но и политические функции.

Создается Министерство по развитию Дальнего Востока, министром по совместительству назначен полпред президента в ДФО Виктор Ишаев. Оно возьмет на себя прежде всего функции хозяйственного развития макрорегиона — те, что должна была получить так и не созданная госкорпорация по развитию Дальнего Востока, вероятность образования которой активно обсуждалась в начале весны. Куратором регионального блока при этом остался вице-премьер Дмитрий Козак.

Министерство спорта, туризма и молодежной политики разделено на три части: Министерство спорта во главе с прежним министром Виталием Мутко, блок туризма, включающий Федеральное агентство по туризму (Ростуризм), и блок молодежной политики, включающий Федеральное агентство по делам молодежи (Росмолодежь), который передан в Минобрнауки. Дмитрий Медведев до утверждения правительства говорил о возможности появления в кабинете отдельного ведомства, отвечающего за государственную политику в области туризма. Но этого, как видим, не случилось.

Росрыболовство подчинено Минсельхозу, Рослесхоз — Минприроды, что вызвано уменьшением числа вице-премьеров и ликвидацией должности зампреда правительства, курировавшего аграрную земельную и экологическую политику (эту позицию занимал Виктор Зубков).

Из подчинения Министерству обороны в подчинение непосредственно правительству переведена Федеральная служба по оборонному заказу (Рособоронзаказ). Это, судя по всему, связано с концентрацией вице-премьера Дмитрия Рогозина на оборонно-промышленной тематике: он, по-видимому, будет вести работу Военно-промышленной комиссии, курировать Рособоронзаказ, координировать Минобороны и Минпромторг в части оборонного заказа.

Росстат подчинен напрямую правительству, его куратором станет, судя по всему, первый вице-премьер Игорь Шувалов, который в новом правительстве отвечает за координацию экономической и финансовой политики. Его «блок» составят Минэкономразвития, Минфин, ФАС и Росстат.

В правительстве введена должность министра по связям с открытым правительством — ее занял Михаил Абызов, ранее советник президента (Медведева) по связям с открытым правительством. Министерства под его началом не будет, Абызов отвечает за работу правительственной комиссии по связям с открытым правительством.

Росфинмониторинг отнесен к числу «президентских» ведомств, его, как и другие спецслужбы — ФСБ, ФСКН, ФСО, СВР, Фельдъегерскую службу, будет координировать, видимо, кто-то из кремлевского окружения Путина, вероятнее всего секретарь Совета безопасности Николай Патрушев.

Почему кабинет мало поменялся структурно? Мы же помним министерскую реформу 2004 года, когда аппарат был перестроен буквально в одночасье. Но тогда действовал один Путин. Теперь же есть политически влиятельный премьер. Видимо, тандему просто не удалось договориться о структурных преобразованиях в короткий срок.

В кабинете сохранился, но несколько ослаб вице-премьерский «этаж». В этом смысле концепция данного кабинета — промежуточная между кабинетом-2004, где основой были «суперминистры», и кабинетом-2008, где институт вице-премьеров был возрожден во всей советской и черномырдинской полноте.

Так, в прошлом правительстве реальный сектор экономики курировали четыре вице-премьера: Виктор Зубков, отвечавший за аграрную, земельную и экологическую политику, Сергей Иванов, занимавшийся оборонкой, высокими технологиями, телекоммуникациями и транспортом, и Игорь Сечин, отвечавший за ТЭК и «гражданскую» промышленность. В декабре, когда Иванов был назначен руководителем Администрации президента, на его место пришел Дмитрий Рогозин, но получил почти только оборонку: большинство полномочий Сергея Иванова оказались в ведении Игоря Сечина или Владислава Суркова. Сейчас же, с уходом Сечина и новой должностью Суркова, весь спектр полномочий этих двух, а по существу трех вице-премьеров передан одному Аркадию Дворковичу.

С двух до одного сократилось количество первых вице-премьеров. Единственным «первым» остался Игорь Шувалов. Он руководил всей текущей деятельностью правительства, фактически был управляющим правительством при занятом большой политикой премьере Путине, и в силу близости взглядов и подходов с Медведевым был главным коммуникатором Белого дома и медведевской Администрации президента.

Роль в правительстве Путина Виктора Зубкова, как еще одного первого вице-премьера, была преимущественно почетной и связанной с тем, что он недолгое время, в 2007—2008 годах, был председателем правительства. Однако Виктор Алексеевич выполнял также ряд очень значительных функций, таких как председательствование в совете директоров «Газпрома», главной жемчужины в российской короне. Интересно, что именно Зубков стал и.о. премьера после вступления Владимира Путина в должность президента России 7 мая, и именно он слагал полномочия правительства Путина перед президентом Путиным.

Тем не менее Зубкова ни в новом кабинете министров, ни в Администрации президента не оказалось. Он стал освобожденным председателем совета директоров «Газпрома».

Игорь Шувалов не только сохранил, но и укрепил положение в новом правительстве. Это удивительно, с учетом весеннего скандала вокруг шуваловского инвестиционного бизнеса, который формально ведет его жена. Скандал ознаменовался громкими публикациями в западной прессе, но Игорь Иванович уверенно отрицал нарушения законодательства о госслужбе, хотя свидетели утверждали, что важнейшие решения в коммерческом инвестиционном бизнесе своей семьи принимал лично он. Наблюдатели отмечали, что заинтересованным в атаке на вице-премьера мог быть другой вице-премьер — Игорь Сечин, давний аппаратный и идеологический оппонент Шувалова.

На этом фоне пошли разговоры о том, что Шувалов уйдет из правительства и возглавит новую госкорпорацию — по развитию Дальнего Востока. Утверждалось, что Медведев договорился с Путиным о формуле «правительство без Игорей Ивановичей»: либерального Шувалова и консервативно-силового Сечина.

В результате кабинет остался без Сечина, что является важной аппаратной победой Медведева и Шувалова. Судя по амбициям Медведева играть «полупрезидентскую» роль, функции «управляющего правительством» будут у Шувалова и в новом кабмине.

Однако серьезно укрепил позиции в правительстве Владислав Сурков. После декабрьских выборов в Думу он был переведен в правительство с должности первого заместителя руководителя Администрации президента по внутренней политике на участок работы, оказавшийся вакантным после перехода вице-премьера Александра Жукова в Государственную думу: координация социальной политики. Специально для Суркова были добавлены и некоторые другие темы, в частности курирование модернизационных проектов. Теперь Сурков занял пост зампреда правительства — руководителя аппарата правительства.

При этом аппарат правительства будет одновременно выполнять функции секретариата премьера и политического аппарата председателя правительства — как при Путине. Он был конфигурирован таким образом в 2008 году, дабы обеспечивать задачи фактического руководителя государства Путина — в аппарате появились мощные протокольные и PR?подразделения, внешне- и внутриполитические службы, а также департамент по подготовке публичных выступлений председателя правительства. Но и у Медведева тоже серьезные политические амбиции, и все эти структуры в аппарате правительства сохранены.

Более того, число заместителей руководителя аппарата правительства увеличилось с семи до десяти. Первым заместителем руководителя аппарата стала Александра Левицкая — старожил правительственного социально-экономического блока, работавшая на руководящих должностях и в аппарате кабинета министров, и в Минэкономразвития, и в РФФИ. Еще одним первым замом назначен Сергей Приходько, много лет работавший помощником президента России по внешней политике. Он занял этот пост еще при Борисе Ельцине, сохранил его при Путине и Медведеве и вот теперь ушел в правительство вместе с Медведевым, после того как Путин предпочел ему Юрия Ушакова, курировавшего внешнеполитическую тему в ранге замруководителя аппарата правительства Путина с 2008 по 2012 год, а до этого занимавшего пост посла России в США.

Скорее всего, эти два первых зама будут курировать соответственно социально-экономическое и политическое направления. Еще семь старых и новых замов будут отвечать за все стороны государственного управления. Опытнейший аппаратчик, работавший еще в секретариате Виктора Черномырдина, Михаил Тринога станет курировать делопроизводственные аспекты. Перешедший с поста вице-губернатора Калужской области по экономике Максим Аникин — финансово-экономические аспекты работы правительства.

В аппарате остались также прежние заместители — Анна Попова, Михаил Заборчук, Василий Копылов, а также заместитель руководителя аппарата правительства — руководитель аппарата Военно-промышленной комиссии Игорь Боровков. Департамент промышленности и инфраструктуры, согласно утечкам, возглавит Андрей Недосеков, ранее занимавший пост замминистра транспорта. Бывший глава этого департамента Максим Соколов стал новым министром транспорта. Новый глава департамента экономики и финансов, который заменит прежнего его руководителя Андрея Белоусова, теперь министра экономического развития, пока не известен.

Наконец, в аппарат правительства пришла личная команда Дмитрия Медведева. Работавшая пресс-секретарем президента Медведева Наталья Тимакова утверждена заместителем руководителя аппарата — пресс-секретарем премьера. Работавшая руководителем протокола Марина Ентальцева стала заместителем руководителя аппарата — руководителем протокола председателя Правительства РФ. Занимавшая должность начальника референтуры президента Медведева Ева Василевская стала директором департамента аппарата Правительства РФ по подготовке текстов публичных выступлений председателя Правительства РФ.

Помимо сохранения политического характера аппарата кабмина, Владислав Сурков сумел провести в кабинет несколько своих креатур, в частности свою правую руку в Администрации президента Олега Говоруна и в прошлом крупного единоросса, депутата Госдумы прошлого созыва, связанного, по слухам, с Сурковым Владимира Мединского — он получил портфель министра культуры. Следовательно, Сурков намерен активно влиять на региональную и гуманитарную политику нового кабинета.

Ослабление вице-премьерского «этажа» автоматически повышает значение министров. Тем более что на посты министров пришли влиятельные и харизматичные фигуры. Министром сельского хозяйства назначен Николай Федоров — потенциально политический тяжеловес. В последнее время он был сенатором и идеологом Общероссийского народного фронта, до этого он три срока являлся президентом Чувашии. А начиналась его политическая карьера еще в первом правительстве реформаторов начала 90-х годов — он занимал в нем пост министра юстиции.

Министром экономического развития стал Андрей Белоусов — один из ведущих практиков экономической политики. Долгие годы он работал на высоких должностях в правительстве (в Минэкономразвития или аппарате кабинета). Утверждают, что назначение Белоусова, как и сохранение Антона Силуанова, наследника Алексея Кудрина, на посту министра финансов — два решения Владимира Путина, с которыми Дмитрию Медведеву пришлось согласиться.

Белоусов действительно один из наиболее авторитетных практиков экономической политики, обладающий большим аппаратным опытом. И понятно, что ни Шувалов, ни Дворкович ему не указ.

С усилением министерского звена связано усиление тенденции формирования «младших» ведомств в подчинении «старших», что делает управление в тех или иных сферах трехуровневым. Например, Росстрой, тема деятельности которого отличается от региональной политики, оказался в подчинении Минрегионразвития; Роспечать — в подчинении преимущественно ориентированного на проблематику ИКТ Минкомсвязи; Ростуризм — в подчинении Минкультуры; Рослесхоз — ведомство, сочетающее аграрные, промышленные, противопожарные и экологические задачи, в подчинении Минприроды; Росрыболовство, отвечающее не только за развитие добычи и переработки водных биоресурсов, но и за развитие рыбопромысловых регионов, экологические аспекты рыбного хозяйства, международное сотрудничество в рыбопромысловой сфере, в подчинении Минсельхоза…

То есть «специфические» ведомства вновь утратили самостоятельность, хотя в последнем правительстве Путина была тенденция к их автономии под эгидой вице-премьеров. Тенденция правильная, потому что два уровня управления лучше, чем три.

Уцелел ряд ведомств, созданных когда-то под конкретных людей: например, Министерство связи и массовых коммуникаций, созданное под Игоря Щеголева, журналиста и пиарщика по основной профессии; Министерство промышленности и торговли, пролоббированное в такой конфигурации Виктором Христенко; Министерство экономического развития — в значительной степени наследник Министерства экономического развития и торговли Германа Грефа. Одно из ведомств «разукрупнено» по личным причинам: Виталий Мутко остался в правительстве, но созданное когда-то специально под него Министерство спорта, туризма и молодежной политики теперь преобразовано в Министерство спорта, а туризм «ушел» в Минкультуры (хотя Медведев еще недавно делился планами создать самостоятельное туристическое ведомство), а молодежная политика — в Минобрнауки.

В новом кабинете, и вообще в новой власти, менее выражены чиновничьи клиентелы и клиентелы ведомств крупных политических фигур. Некогда Николай Патрушев, возглавлявший ФСБ, фактически через своего верного соратника Рашида Нургалиева контролировал и МВД (Патрушев оставался патроном Нургалиева, став секретарем Совбеза). Алексей Кудрин, вице-премьер и министр финансов, контролировал не только Минфин, но также ФНС (формально подчиненную Минфину, но очень самостоятельную и влиятельную структуру), Федеральную службу по финансовым рынкам (которая относительно недавно была Минфину, наконец, подчинена) и Центральный банк, который возглавляет бывший замминистра финансов Сергей Игнатьев, после ухода из правительства Германа Грефа Кудрин был старшим начальником также для Минэкономразвития… Министр обороны Анатолий Сердюков контролировал до поры до времени не только Министерство обороны, но и Федеральную налоговую службу, которой некогда руководил (пока ее руководителем не был назначен Михаил Мишустин)…

Но, видимо, вымывание из кабинета политических тяжеловесов уменьшило значение этого феодального принципа. Хотя в более широком контексте подобные «сверхначальники» в России сохраняются: ясно, например, что МЧС будет по-прежнему контролировать ставший губернатором Московской области Сергей Шойгу — вся его команда осталась, а министерство возглавил его бывший первый заместитель Дмитрий Пучков. Не секрет также и то, что влияние московского мэра и члена Совета безопасности Сергея Собянина простирается и в федеральные ведомства, и в другие регионы. Также пока нет назначений руководителям спецслужб — не исключено, что там мы увидим взаимозависимости одних чиновников от других. Единственная новая клиентела, возникшая сейчас, связана с Владиславом Сурковым (Говорун и Мединский). Возможно, возникнет она у сделавшейся помощником президента Татьяны Голиковой и ее бывшими заместителями Скворцовой и Топилиным, а также главы Росприроднадзора Геннадия Онищенко.

Не сумев договориться о радикальных структурных изменениях, Путин и Медведев все же договорились о серьезном кадровом обновлении кабмина. Помимо ряда кандидатур, на которых, судя по всему, настаивал президент, премьеру удалось радикально обновить правительство на персональном уровне — на 75%!

Сначала из окружения Путина вообще исходила инициатива оставить кабинет в практически прежнем виде, только под руководством нового премьера. Но Дмитрию Медведеву удалось добиться кадровых изменений — в ответ на общественные потребности в этих изменениях. Прежде всего это относится к замене министров — общественных аллергенов: министра внутренних дел Рашида Нургалиева, министра здравоохранения и социального развития Татьяны Голиковой, министра образования и науки Андрея Фурсенко, министра транспорта Игоря Левитина. Назначение вместо Нургалиева генерал-лейтенанта полиции Владимира Колокольцева эксперты считают личным решением Путина — и решением бесспорно удачным, и с управленческой, и с политической точки зрения.

Это решение положительно восприняла полицейская корпорация: Колокольцев известен как профессионал, начинавший с постовой службы, долгие годы работавший в уголовном розыске и органах по борьбе с организованной преступностью в столице и на федеральном уровне.

Большое значение в его биографии имеют политические задачи. Он был назначен начальником УВД Орловской области для того, чтобы «зачистить» окружение прежнего губернатора Егора Строева. Одной из важнейших были и задачи в отношении окружения Юрия Лужкова в Москве.

При этом Владимир Колокольцев запомнился в Москве переговорами с толпой на Манежной площади в 2010 году и тем, что запретил тогда ОМОНу использовать дубинки — только средства личной защиты. Что касается знаменитых недавних гонок омоновцев за протестующими, то вряд ли это была инициатива Колокольцева: «зачистка» Москвы перед инаугурацией и после нее рассматривалась как федеральная операция, параметры которой определяло окружение Нургалиева. (Интересно, что в остальном в «президентском» блоке правительства все осталось без изменений: сохранили посты министр обороны Анатолий Сердюков, министр иностранных дел Сергей Лавров, министр юстиции Александр Коновалов. А в МЧС произошла техническая замена.)

Министр здравоохранения Вероника Скворцова и министр труда и социального развития Максим Топилин известны как авторитетные профессионалы, с большим опытом аппаратной работы. Их курировать будет Ольга Голодец, известная своим экономическим подходом к решению социальных вопросов — как и Голикова. То есть, в сущности, подходы к социальной политике не изменились, разве что работа по отдельным направлениям социального блока будет идти теперь более предметно.

Новый министр образования и науки Дмитрий Ливанов — харизматичный ректор МИСиС, ранее занимавший различные высокие должности в Минобрнауки. Его назначение было в целом позитивно встречено ректорским сообществом.

Новый министр транспорта Максим Соколов — профессиональный чиновник, отлично знающий транспортную отрасль, что будет способствовать наведению порядка в системе Минтранса.

В силу ряда причин, в числе которых трения с некоторыми сырьевыми корпорациями, пост министра природных ресурсов и экологии покинул Юрий Трутнев — на его место назначен его первый заместитель Сергей Донской, не такой харизматичный, но имеющий репутацию спокойного профессионала.

Дмитрий Медведев предпочел также заменить министра связи и массовых коммуникаций Игоря Щеголева — на этот пост по его инициативе назначен 29-летний Николай Никифоров, выходец из регионального интернет-бизнеса, в последние годы работавший заместителем премьер-министра — министром информатизации и связи Республики Татарстан.

В рамках реализации проекта расставания с Игорем Сечиным, из правительства был убран «его» министр энергетики Сергей Шматко. На этот пост, судя по всему по инициативе Аркадия Дворковича, назначен Александр Новак, замминистра финансов, курировавший реальный сектор экономики.

При этом во главе Минпромторга остался прежний и.о. министра (исполнявший обязанности после ухода Виктора Христенко в Евразийскую комиссию) Денис Мантуров. Его назначение связывают с тем, что главным в деятельности ведомства признано оборонно-промышленное направление, а Мантуров — чиновник, специализирующийся именно на госполитике в сфере ОПК, занимавшийся этой проблематикой последовательно в Минэкономики до Грефа, МЭРТе Германа Грефа, Минпромторге Виктора Христенко. Его назначение призвано, видимо, компенсировать слишком «идеологического» Дмитрия Рогозина.

Администрация Путина: никто не забыт

Владимир Путин согласился с уходом значительной части своих соратников из правительства Медведева. Но практически все они обрели новое место работы в Администрации президента. Кроме Виктора Зубкова и Игоря Сечина (ушедшего в «Роснефть», а на самом деле создавать «третье правительство», о котором мы еще поговорим), ни один член команды не потерялся.

Новые помощники президента Эльвира Набиуллина, Юрий Трутнев, Татьяна Голикова, Андрей Фурсенко, Игорь Щеголев заняли места прежних или получили специально для них придуманные полномочия. Набиуллина будет выполнять обязанности, которыми занимался ранее Аркадий Дворкович: курировать вопросы экономического развития и экспертное управление Кремля. Трутнев получил полномочия помощника по работе Госсовета и обеспечению президентских визитов в регионы Александра Абрамова (сам Абрамов, кстати, верный соратник Владислава Суркова, назначен советником президента, курирующим вопросы спорта).

Голикова займется вопросами содействия социально-экономическому развитию Южной Осетии и Абхазии. Фурсенко — научными фондами и грантами для ученых. Щеголев — вопросами развития информационных технологий.

Советником президента назначен экс-министр транспорта Игорь Левитин, вероятно по вопросам транспорта. Советником президента (видимо, по культуре) назначен Владимир Толстой, директор музея «Ясная Поляна», правнук Льва Толстого. Прежние советники — оперный певец Юрий Лаптев и инвестиционный предприниматель Евгений Юрьев — освобождены от должности.

Экс-министр внутренних дел Рашид Нургалиев назначен заместителем секретаря Совета безопасности России.

Еще одной сенсацией при нынешнем реформировании Администрации президента стало назначение помощником президента (судя по всему, по кадрам) Евгения Школова, занимавшего пост председателя совета директоров АО «Уралвагонзавод». (Был освобожден от должности курировавший в АП Медведева кадры помощник президента Олег Марков.)

Большинство журналистов сконцентрировалось на том, что это еще один представитель того же предприятия, который получил высокий пост в государстве — до него начальник сборочного цеха предприятия Игорь Холманских был назначен… полпредом президента в УрФО. На самом деле Уралвагонзавод появился в предвыборной повестке Путина благодаря Школову.

Школов — давний сослуживец Путина, еще по разведработе в ГДР. В 2000 году, когда Путину пришлось сосуществовать с ельцинским руководителем Администрации президента Александром Волошиным, он назначил Школова помощником Волошина. Позднее Школов был вице-президентом компании «Транснефть», высокопоставленным сотрудником МВД — директором департамента экономической безопасности, а позднее заместителем главы МВД по экономической безопасности. В период реформы МВД, которую проводил Дмитрий Медведев, в 2011 году Школову пришлось уйти в председатели совета директора АО «Уралвагонзавод».

Разумеется, в Кремль перешла и личная команда Владимира Путина. Экс-руководитель аппарата правительства Антон Вайно назначен замруководителя Администрации президента (по делопроизводственным вопросам и обеспечению рабочего графика главы государства), его предшественник на этом посту Александр Беглов назначен полпредом президента в ЦФО. Бывший заместитель руководителя аппарата правительства по внешнеполитическим вопросам, а до этого посол России в США Юрий Ушаков стал помощником президента по внешней политике.

Экс-пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков назначен заместителем руководителя Администрации президента и пресс-секретарем президента (впервые пресс-секретарь главы государства повышен до уровня заместителя руководителя АП, причем это две должности, занимаемые по совместительству). Бывший замруководителя аппарата правительства — руководитель протокола председателя правительства Владимир Островенко стал руководителем протокола президента. Занимавший пост директора департамента подготовки публичных выступлений председателя правительства РФ аппарата правительства Дмитрий Калимулин назначен начальником референтуры главы государства — на должность, которую он уже занимал до 2008 года.

Руководитель Администрации президента Сергей Иванов, секретарь Совета безопасности Николай Патрушев и первый заместитель руководителя Администрации президента Вячеслав Володин переназначены на свои посты.

Сохранила пост в Кремле помощник президента — начальник Государственно-правового управления главы государства Лариса Брычева, работающая в этой должности с 2004 года, а вообще занимающаяся правовым обеспечением Кремля с середины 90-х годов. На прежней должности остался и помощник президента — начальник Контрольного управления президента Константин Чуйченко, считающийся ближайшим соратником Дмитрия Медведева. Алексей Громов, бывший пресс-секретарь Путина, при Медведеве ставший заместителем руководителя Администрации президента, курирующим медиаполитику, теперь назначен одним из двух первых заместителей руководителя Администрации президента.

Сохранили посты советников президента возглавляющий Совет по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов, знаменитый юрист, экс-председатель Высшего арбитражного суда Вениамин Яковлев, генерал из ФСО Сергей Ушаков, бывший директор Федеральной службы по техническому и экспортному контролю Сергей Григоров, бывший руководитель Росгидромета Александр Бедрицкий.

Ожидаются изменения в составе начальников управлений президента. Относительно недавно начальником Управления по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами стал Владимир Чернов. Согласно утечкам, на вакантный сейчас пост начальника Экспертного управления будет назначен Станислав Воскресенский, ныне заместитель министра экономического развития, а до этого — замначальника этого управления. Начальник Управления по внутренней политике «сурковец» Константин Костин был сменен вице-спикером Госдумы Олегом Морозовым.

«Правительство Сечина»: акции и доходы под контролем

Как известно, Игорь Сечин покинул государственные структуры и назначен главой компании «Роснефть» — крупнейшей нефтяной компании России, и при этом государственной. Ходят слухи, что к ней будет присоединен также «Сургутнефтегаз».

Больше того, при участии Сечина в специальной структуре под названием «Роснефтегаз» будут аккумулированы пакеты акций всех компаний ТЭК, исключенных из списка на приватизацию — «чтобы продать не за копеечки», как подчеркнул Владимир Путин.

Эксперты отмечают, что эта новая структура — полный аналог казахстанского варианта фонда национального благосостояния, не входящего в правительственную структуру и подконтрольного лично Нурсултану Назарбаеву.

Таким образом, получение нефтегазовой ренты и управление пакетами акций оказывается в руках структуры, не подчиненной ни правительству, ни Администрации президента — ею управляют доверенные лица лично президента Путина.

24 мая премьер Медведев проводил в Белом доме совещание по вопросам поставок энергоносителей. В ходе совещания ему пришлось звонить Игорю Сечину как равному. Показ этого общения премьера и, формально, главы одной из госкомпаний по телевидению — сигнал для демонстрации реального положения Игоря Ивановича в новой политической иерархии.

Нужно вспомнить, что и многие другие крупнейшие корпорации контролируются доверенными лицами Владимира Путина: «Газпром» — Виктором Зубковым и Алексеем Миллером, «Ростехнологии» — Сергеем Чемезовым, ОАО «РЖД» — Владимиром Якуниным и т.д. Формирование центра консолидации всех этих структур делает «третье правительство» — правительство финансовых потоков — реальностью.

Таким образом, если начало карьеры Владимира Путина ознаменовалось торжеством государства над олигархатом, то сегодня мы видим появление новой полуолигархической структуры, способной по своему влиянию бросить вызов и Белому дому, и Кремлю.