Распутье Прохорова


Александр ПОЛЯНСКИЙ

После принятия нового закона о политических партиях, упрощающего их регистрацию, можно было предполагать бум «партизации» системных политических проектов, показавших себя во время зимних общественных протестов и на прошедших президентских выборах. В первую очередь — движения Прохорова. Тем более что сам Михаил Дмитриевич еще летом прошлого года, когда его изгнали из «Правого дела», заявлял о планах создания крупной политической партии среднего и «делового» класса.

Его намерение окрепло после очень успешного выступления на президентских выборах: «бронзы» по всей стране и второго места в трех крупнейших городах России — Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Прохоров удостоился поздравления за «достойное выступление» со стороны Владимира Путина и публичного предложения войти в новое правительство. Правда, Путин в свойственном ему ироническом ключе прибавил: «Если он, конечно, захочет». Однако большинство аналитиков справедливо говорили, что единственный пост, на который Прохорову имеет смысл соглашаться — это пост премьера, который был давно обещан Медведеву. Но слухи о том, что МДП все-таки «захотел» и будет вице-премьером, курирующим реальный сектор, ходили до самого объявления состава правительства…

Слухи основывались, в числе прочего, на том, что политическая активность Прохорова после марта резко пошла вниз. В декабре — марте прохоровцы были важным фактором «болотного» движения, лично Прохоров активно участвовал в основных акциях… В марте активно велась запись в новую партию, обсуждалось название. Но уже в апреле активность стала сворачиваться. Сам МДП лишь изредка и коротко комментировал политические события в «твиттере» и «живом журнале».

В майских «оккупаях», на которых важной составляющей были «хипстеры», успешная самостоятельная креативная молодежь — электорат Прохорова, участвовала лишь маленькая группа прохоровцев, да и то по собственной инициативе…

Однако Михаила Дмитриевича в составе кабинета министров не оказалось, что может свидетельствовать о том, что он все же предпочел карьеру большого политика, а не чиновника средней руки. Однако Прохоров получил от Кремля приз — выдвижение «Единой Россией» (!) на пост губернатора Иркутской области своего соратника по правому движению, члена комитета его сторонников, Сергея Ерощенко. Это, несомненно, плата, как и назначение элдэпээровца Алексея Островского губернатором Смоленской области. Но в случае ЛДПР понятно за что: партия проголосовала за кандидатуру Медведева на пост председателя правительства в Думе, благодаря чему он почти набрал конституционное большинство. А за что расплатились с Прохоровым? За сбавление темпа набора публично-политического влияния?

Как говорится, потеря темпа ведет к потере курса, особенно при том, что на правом фланге обострилась борьба за лидерство. Алексей Кудрин, которого все считали аутсайдером по сравнению с Прохоровым, заявил о скорейшем создании правой партии на базе своего Комитета гражданских действий. Кроме того, Минюст вернул регистрацию Республиканской партии Владимира Рыжкова — то есть существует готовая «оболочка» правой партии… (Накануне решения Рыжков, кстати, тоже лег на дно.)

В этом, видимо, и состоит замысел Кремля: уравнять шансы игроков на правом фланге, не дать никому из них выйти вперед… Прохоров в марте вперед вышел — с кремлевской санкции. Понятно, что участие Михаила Дмитриевича в президентских выборах, позволившее ему стать лидером правого сегмента, было высочайше одобрено: в противном случае нашли бы нарушения в подписях и сняли с выборов, как сняли Явлинского.

Дальнейшая стратегия и тактика, судя по утечкам, вызывает споры даже в ближайшем окружении МДП. Как действовать? Сотрудничать с Кремлем или оставаться политиком и оправдывать доверие избирателей? У Прохорова есть опыт выбора и в пользу второго варианта, и в пользу первого. Скорее всего, он предпочтет промежуточный сценарий.