План большой дороги


Текст | Николай ФЕДОРОВ


В завершение своей работы в правительстве Владимир Путин провел совещание, посвященное развитию железнодорожной инфраструктуры и скоростного движения.

Открывая совещание, Владимир Путин сказал:

— Все мы прекрасно понимаем, что транспорт, так же как, например, энергетика, — это те отрасли, которые создают базу экономического развития, во многом определяют траекторию роста самого валового внутреннего продукта страны, а потому требуют большого, безусловно, горизонта постановки и реализации задач. Здесь необходим именно долгосрочный государственный подход, учитывающий интересы и регионов, и практически всех отраслей экономики, геополитические и социальные факторы. Нужно смотреть на 10, 20, 30 лет вперед.

По его словам, в начале 2000-х годов многие эксперты полагали, что инфраструктурных резервов на железной дороге достаточно, и нет необходимости думать о каких-то сложных, затратных, как тогда считалось, и в общем не первоочередных проектах. «Многие считали пустым прожектерством планы по увеличению пропускной способности ключевых магистралей, таких как БАМ, Транссиб, — сказал Путин. — А что касается, например, такого проекта, как строительство железнодорожного перехода на Сахалин, считалось, что это просто фантастика и вообще ненужная затея, потому что действительно на тот момент времени было такое представление. В общем оно соответствовало реалиям того времени, что заделов инфраструктурных достаточно, дороги не загружены, и когда они будут загружены, неизвестно, и будут ли вообще загружены — неизвестно. Для того объема экономики всего было достаточно. Реальная динамика развития этой самой экономики сформулировала принципиально другую ситуацию. То, что казалось делом отдаленного будущего, стало просто необходимостью».

Спрос на железнодорожные перевозки многократно увеличился в связи с ростом экономики, отметил Путин и пояснил:

— БАМ, например, и Транссиб работают фактически на пределе пропускной способности, и это уже реально сдерживает, тормозит многие проекты развития страны в целом, и прежде всего, конечно, Дальнего Востока, Восточной Сибири. Мы теряем сегодня уже темпы выхода на новые рынки, российский бизнес вынужден откладывать интересные идеи и работать вполсилы на этом направлении, накапливается упущенная выгода от неиспользованного транзитного потенциала. И потом, мы же с вами понимаем, особенно если речь идет о БАМе и Транссибе, что это одно из стратегических направлений, это расширение наших возможностей в Азиатско-Тихоокеанском регионе, который, в отличие от экономических грантов сегодняшнего и недавнего прошлого — от Европы и от других регионов, традиционно развитых в экономическом смысле, растет гораздо большими темпами, быстрыми темпами. Это перспективный рынок, и здесь нам, конечно, нужно думать о том, как на нем работать, как создавать инфраструктурные возможности для работы в этом направлении.

По словам Путина, грузооборот по Байкало-Амурской магистрали может возрасти к 2020 году почти в три раза. В целом по России уже в период до 2014 года ожидается рост грузооборота на железнодорожном транспорте порядка 15%.

— Поэтому мы должны исходить из следующей базовой задачи: уже сегодня в сфере железнодорожного транспорта необходимо формировать опережающие, мощные инфраструктурные заделы, нужно выстроить четкую линейку приоритетных проектов на долгосрочную перспективу, и, что особенно важно, нам нужна полная ясность с источниками финансирования.

По мнению тогда еще руководителя правительства, а ныне президента, можно использовать сразу несколько инструментов. Это могут быть частные инвестиции в коммерчески интересные транспортные проекты, формирование крупных пулов инвесторов, включающих и сырьевые компании, и перевозчиков, и других участников рынка, заинтересованных в эффективной логистике. «Об этом мы уже говорили на многих наших совещаниях, в том числе в Кемерово в январе текущего года», — напомнил он.

Кроме того, речь может идти о различных формах государственно-частного партнерства, о привлечении ресурсов институтов развития, прямом бюджетном, конечно, участии в проектах, имеющих серьезное социальное или геополитическое измерение. p