На газовом рынке без перемен

Текст | Дмитрий ДИКОВ

По оценкам аналитиков, в ближайшие годы не следует ожидать ни увеличения темпов использования сжиженных газов, ни заметного изменения структуры их потребления.

По итогам 2011 года потребление сжиженных углеводородных газов (СУГ) в России выросло и достигло докризисного уровня. Данные за январь — март текущего года демонстрируют прирост производства СУГ российскими компаниями (9,4% против аналогичного периода прошлого года). При этом говорить о том, что в ближайшее время темпы потребления СУГ в России будут увеличиваться, не приходится. Конечно, и представители бизнеса, и эксперты по нефтегазовой промышленности в один голос заявляют, что СУГ — это оптимальное сырье для нефтехимии, идеальное экологичное топливо для промышленности и домашнего хозяйства. Однако перспективы использования СУГ на внутреннем рынке упираются в большое количество проблем — столь же разнообразных, как и сферы, в которых сжиженные газы могут быть использованы.

Перспективный газ

 

Что такое сжиженные углеводородные газы? Это либо индивидуальные легкие углеводороды, либо их смеси, получаемые при утилизации так называемого попутного нефтяного газа (ПНГ), который в свою очередь является сопутствующим продуктом при добыче нефти. ПНГ можно попросту сжечь в факеле, а можно применить с большей пользой (не всегда при этом экономически оправданной). В этом случае его разделяют на компоненты, основную часть которых составляет сухой отбензиненый газ (метан с примесью этана). То, что остается после выделения сухого газа, носит название широкой фракции легких углеводородов (ШФЛУ) — ее можно использовать в качестве сырья для нефтехимии, а можно подвергнуть дополнительному разделению и получить продукты, основанные на пропане, бутане и их смеси. Это и есть СУГ. При нормальном давлении и температуре окружающей среды они находятся в газообразном состоянии, но если увеличить давление на небольшую величину, то переходят в жидкое состояние. Это первое преимущество СУГ: их удобно хранить и транспортировать в сжиженном состоянии, а затем использовать в виде газов.

СУГ обладают еще рядом важных преимуществ: высоким КПД сгорания и экологичностью, что позволяет использовать их как топливо (в том числе для автотехники). Кроме того, СУГ, как и ШФЛУ, можно использовать в качестве сырья для нефтехимии. Соответственно, эти характеристики определяют большое количество сфер, в которых можно использовать СУГ. При этом подавляющему большинству населения России СУГ знакомы как смесь пропан-бутан — именно ее применяют в коммунальном хозяйстве и в качестве автомоторного топлива. Что касается нефтехимии, то в сырьевом балансе нефтехимических предприятий доля пропан-бутана невелика: используются в основном индивидуальные углеводороды (изобутан и нормальный бутан).

Перспективность СУГ подтверждается и общемировым трендом к увеличению их производства и потребления. В 1990 году мировое потребление СУГ составляло 150 млн т, в 2005 — 210 млн т, а к 2020 году аналитики ожидают увеличения потребления до 300 млн т. Статистика также демонстрирует превышение среднегодового прироста мирового спроса на СУГ над производством на протяжении 1990-х годов. Россия, кстати, в общемировой тренд не попала: по вполне объяснимым причинам в этот же период в странах бывшего СССР и государствах Восточной Европы был спад потребления сжиженных газов.

Увлеклись экспортом

 

Сегодня использование СУГ в России превышает их экспорт. Об этом свидетельствуют данные, представленные исследовательской группой «Петромаркет» на прошлогодней конференции «СУГ-2011»: по итогам прошлого года из почти 12 млн т товарных СУГ на экспорт должно было быть отправлено 3,4 млн т. Из оставшегося объема СУГ более 50% потребления приходится на нефтехимию. Учитывая, что это распределение практически не меняется на протяжении последнего десятилетия, логично предположить, что нефтехимические предприятия станут локомотивом дальнейшего увеличения внутреннего потребления СУГ. Однако здесь есть свои препятствия.

«Едва ли в ближайшие годы темпы роста внутреннего потребления СУГ будут высокими, поскольку потребляющие отрасли пока что только раскачиваются, — считает Александра Зубачева, директор по исследовательским проектам ИГ “Петромаркет”. — Основной потребитель СУГ в России — это, конечно же, нефтехимия. Сейчас есть несколько проектов, предполагающих увеличение потребления жирных сжиженных углеводородных газов. Это в первую очередь проект «Сибура» по получению полипропилена в Тобольске: производство может быть запущено уже в этом году или в следующем. Также есть планы увеличения мощностей по пиролизу в Нижнекамске. Когда все эти проекты будут осуществлены, тогда и потребление СУГ увеличится, но подобный рост спроса ожидается между 2015 и 2020 годами. Недавно опубликован План развития газо- и нефтехимии России на период до 2030 года, согласно которому при успешной реализации всех проектов спрос на СУГ со стороны нефтехимии должен вырасти более чем в два раза».

С коллегой согласна и Ирина Боград, заведующая отделом анализа и маркетинговых исследований ООО ИАЦ «Кортес». По ее мнению, внутреннее потребление будет расти темпами примерно 2—3% в год, причем основной вклад внесет нефтехимия. «Это может продлиться до 2016 года, — считает эксперт. — Что будет потом, зависит от того, будет ли “Сибур” строить пиролиз в Тобольске, когда будет реализован проект “Лукойла” на базе сырья Северного Каспия, когда будет реализован проект “НоваТЭКа” по увеличению мощностей Пуровского ЗПК и как распределится продукция между ШФЛУ и СУГ, когда “Газпром-переработка” увеличит мощности по переработке газового конденсата на Сургутском ЗСК и т.д.».

Кроме неоднозначности дальнейших перспектив развития нефтехимии, аналитики говорят еще об одной проблеме: постоянном снижении внутренних поставок СУГ в пользу экспорта. Напомним, что несколько лет назад российское правительство, озаботившись вопросами экологии, обязало нефтяные компании к 2012 году обеспечить утилизацию 95% ПНГ, получаемого при добыче нефти. По мнению ряда аналитиков, достичь такого показателя утилизации нефтяная промышленность сможет только к 2014 году, и чтобы не попасть под действие штрафных санкций — с 1 января 2012 года значительно увеличена плата за выбросы вредных веществ, образующихся при сжигании ПНГ — уменьшит объемы нефтедобычи. Однако это уже другой вопрос — главное, что после выхода постановления объемы переработки ПНГ и производства СУГ выросли. В результате нефтяные компании столкнулись с проблемой переизбытка сырья и снижения рентабельности. Как результат, «Сибур» — главный производитель СУГ — объявил о строительстве в порту Усть-Луга экспортного терминала, через который излишки сжиженного газа будут перевозиться в страны-импортеры.

«У “Сибура” сейчас действительно наблюдается превышение предложения по СУГ над спросом, — говорит Александра Зубачёва. — Поэтому они имеют возможность продавать излишки сжиженного газа на экспорт. Тот факт, что “Сибур” строит терминал в Усть-Луге, свидетельствует о том, что для них продажа газа на внешние рынки предпочтительнее, даже учитывая высокие транспортные и логистические затраты. С другой стороны, и в Европе потребность в сжиженном газе велика. Так что можно ожидать увеличения экспорта СУГ, по крайней мере со стороны “Сибура”».

Получается, что «Сибур» не верит в ближайшие перспективы развития внутреннего потребления СУГ — и, казалось бы, справедливо. Однако у этого вопроса есть другая сторона: в период кризиса правительство обнулило экспортную пошлину на СУГ, в результате чего экспортная альтернатива для многих производителей сжиженных газов оказалась выгоднее внутренних поставок. Соответственно, многие предприятия нефтехимии столкнулись с дефицитом сжиженных газов и были вынуждены заменить их нефтяным сырьем. «Мы бы не стали говорить о переизбытке, так как в течение года бывают моменты, когда на внутреннем рынке складывается дефицит. Лучше применить термин “положительный торговый баланс”. Все-таки переизбыток — это когда увеличение отгрузок на экспорт никак не влияет на ситуацию на внутреннем рынке, так как производители имеют возможность увеличить загрузку мощностей, — говорит Ирина Боград. — Мы же перерабатываем все сырье, которое у нас есть, и практически полностью используем все имеющиеся возможности как по сырью, так и по мощностям».

В общей сложности, по оценкам экспертов, за пределы страны уходит треть сжиженных газов, используемых в качестве сырья (изобутан и нормальный бутан). Значимыми покупателями российских СУГ являются компании из Финляндии и Украины. При этом ирония заключается в том, что приобретенный российский бутан эти страны потом возвращают в виде импортных полимеров. Покупателями СУГ также являются Польша и Турция, однако на их рынки отечественные компании поставляют преимущественно топливные сжиженные газы.

Как будет развиваться ситуация с экспортом СУГ, судить рано. Но вполне возможно, что через несколько лет его объемы сократятся. Причины заключаются не только в возврате экспортной пошлины на СУГ и возможном развитии российской нефтехимии. Как известно, в той же Польше активно разворачивают программу разработки месторождений сланцевого газа, который, как предполагается, в будущем значительно снизит газовую зависимость страны от России.

Газ для народа

 

Еще один вопрос: как будет развиваться ситуация с потреблением СУГ в бытовой сфере? Сейчас объемы потребления сжиженных газов для коммунальных нужд и в качестве моторного топлива находятся примерно на одинаковом уровне. Однако, судя по наметившимся трендам, в первом случае потребление СУГ будет снижаться, а во втором — расти.

При этом с коммунальной сферой все понятно. «В стране с таким количеством природного газа и с такими планами газификации магистральным газом регионов рассчитывать на то, что появится высокий спрос на сжиженные газы, не приходится, — уверена Александра Зубачёва. — Тем не менее в этой сфере есть определенные рыночные ниши для компаний малого и среднего бизнеса, занимающихся автономной газификацией небольших населенных пунктов. Но доля такого потребления будет невелика, и сравнивать ее с нефтехимией не приходится».

Следует также отметить, что на потребление газа в коммунальной сфере отрицательное влияние оказывают так называемые «балансовые задания» — поставки населению внутри страны фиксированных объемов СУГ по льготным ценам. По словам Ирины Боград, «балансовые задания» не только заставляют производителя терять доход от реализации газа из-за разницы между рыночной и фиксированной ценами, но и стимулируют развитие серого рынка. Соответствующая схема проста: «балансовый» газ поступает в адрес региональных газораспределительных организаций, но далеко не весь его объем затем направляется конечным потребителям. Какая-то часть может быть продана через ближайшую заправку по более высокой цене. В результате производители во весь голос требуют от государства или отменить систему «балансовых заданий», или навести в ней порядок. «“Балансовое задание” должно продолжать играть свою социальную роль и выступать в виде гаранта обеспечения населения топливом, — считает Ирина Боград. — При этом фиксирование цен должно быть отменено, а закупка фиксированных объемов может осуществляться по рыночной цене с разумным дисконтом. То есть может быть введен небольшой понижающий коэффициент».

Таким образом, определенные надежды на рост потребления остаются в сфере автомобильного топлива. Перспективы здесь немалые: во-первых, цена газа, как правило, в два раза ниже цены бензина, во-вторых, сжиженные газы на порядок экологичнее своих нефтяных конкурентов. По прогнозам «Кортеса», сектор автогаза будет расти темпами примерно 3—5% в год — в какой-то мере за счет перераспределения на него газа из коммунальной сферы, где потребление будет падать. «Бурного роста потребления в секторе автогаза ожидать не приходится до тех пор, пока не будет создана нормативная база по его использованию и не будут решены проблемы по созданию отечественным автопромом автомобилей, работающих на газовом топливе, — считает Ирина Боград. — Российский автопром, в отличие от европейского, не выпускает модели автомобилей с бинарными топливными системами (газ + бензин), а переоборудованный автомобиль с установленным на нем газобаллонным оборудованием теряет гарантию производителя».

О препятствиях, стоящих перед газификацией отечественных автомобилей, рассказывает и Александра Зубачёва. «Во-первых, у нас достаточно много нефтяного топлива — бензина и дизеля, которые, конечно, дороже, чем СУГ, но разница в цене не настолько велика, чтобы население поголовно кинулось переходить на газовые двигатели. Свою роль играет и психологический фактор: люди уже привыкли к использованию “традиционного” топлива, и, чтобы это изменить, требуются огромные инвестиции: вложения в рекламу, в инфрастуктуру, строительство заправочных станций (особенно с учетом того, что в ряде регионов газовых заправок критически мало). Важную роль играет государственная поддержка: льготы соответствующим компаниям или, например, снижение импортной пошлины на необходимое оборудование. Если бизнес будет продвигать СУГ в качестве автотоплива, рассчитывая только лишь на свои силы, мы едва ли сможем рассчитывать на высокие темпы роста: максимум 2% в год. И пока что со стороны государства особых подвижек в этом вопросе не заметно».

Пока что реальные инициативы по увеличению автопарка, использующего в качестве топлива пропан-бутан, исходят только от крупных компаний. Определенную поддержку им оказывают региональные администрации. Так, при поддержке нижегородского губернатора Валерия Шанцева «Сибур холдинг» и «Газпром газэнергосеть» осуществляют проект по переводу всех муниципальных автобусов в области с бензина на пропан-бутан. Аналогичные планы, но уже в Челябинской области, есть и у «НоваТЭК-АЗС», дочерней структуры «НоваТЭКа». img src=