Василий ЕМАШЕВ: акцент в государственной политике должен быть на цивилизованном бизнесе


Текст | Валерий СТРЕЛЬНИКОВ, Владимир ГАЛИМОВ
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН


Генеральный директор транспортной компании «Сирена» (г. Нефтеюганск, ХМАО), депутат думы города Нефтеюганска Василий Емашев убежден, что в условиях ВТО для нашей страны особенно важно покончить с засильем коррупции и серых схем. Здоровому, эффективному бизнесу должна быть оказана всяческая поддержка на государственном и муниципальном уровнях.

— Василий Витальевич, как вы оцениваете современное состояние рынка транспортных услуг? Как на нем скажется вступление России в ВТО?

— Вступление России в ВТО поспособствует тому, что барьеры для бизнеса уменьшатся: на наш рынок смогут прийти иностранные компании, и российские компании смогут выйти на зарубежные рынки. Таким образом, ВТО создаст новые возможности, более конкурентную ситуацию на рынках, в том числе рынке транспортных услуг. Это с одной стороны.

С другой стороны, я ожидаю повышения рисков для малых и средних транспортных компаний. Сегодня малый и средний транспортный бизнес незащищен, подвержен дискриминации со стороны влиятельных российских компаний—представителей крупного бизнеса и дочерних транспортных организаций крупных промышленных корпораций.

Параллельно с ними на рынок придут крупные иностранные компании, за спиной которых мощный финансовый ресурс, которые готовы к экспансии, завоеванию доли рынка, в первые годы способны работать с очень низкой рентабельностью.

— Вы окажетесь между молотом и наковальней?

— Вот именно. Понимаете, малый и средний бизнес не всегда может себе позволить нанимать высококвалифицированных юристов, финансистов, чтобы отстаивать оптимальные условия договоров. У нас, в отличие от крупных компаний, нет GR-подразделений, лоббистов, а значит, нет возможности выстроить отношения со всеми заинтересованными властными структурами. Значит, мы вынуждены получать контракты зачастую на не слишком выгодных условиях, не всегда имеем возможность выиграть тендеры даже при очевидных преимуществах перед конкурентами по цене, качеству, оборудованию, квалификации персонала.

Не секрет, что отдельные компании малого и среднего бизнеса компенсируют недостаток ресурса влияния за счет использования так называемых серых схем. Попросту говоря, уходят от налогов, не считаясь с тем, что работа по серым схемам опасна для бизнеса: ведь возможны как санкции со стороны властей, так и рейдерские захваты, основанные на налоговых нарушениях.

Сотрудников оформляют без трудовых книжек, нанимают гастарбайтеров. Но в этом случае невозможно говорить о качестве услуг: если не возьмешь квалифицированных водителей, не приобретешь надежную, современную автотехнику, то не сможешь их оказывать.

Но зато уход от налогов, гастарбайтеры без надлежащего оформления, старая, чужая, латанная-перелатанная техника дают возможность предлагать на тендере демпинговую цену.

Мы пытаемся конкурировать на рынке за счет правильно организованного, прозрачного, эффективного бизнеса, качественного оказания услуг, соблюдения требований безопасности, с уплатой всех налогов, достойных зарплат, использованием современного оборудования. Это, скажу я вам, очень тяжело.

«Сирена» вносит все платежи, выполняет все официальные требования. Но не открою Америки, если скажу, что бывают требования и неофициальные — откаты. А мы просто не в состоянии, платя все налоги, потянуть еще и коррупционный налог.

Когда мы говорим заказчикам, что хотим работать по-честному, зачастую нам отвечают: «Поищем других, менее щепетильных». И только столкнувшись с некачественными услугами со стороны этих нещепетильных, с не очень добросовестным отношением с их стороны, приходят к нам.

Наши приоритеты — производительность, качество, динамизм. И в период экономического кризиса 2008—2009 годов за счет них «Сирена» выстояла.

— В тот период приемлемая по цене эффективность стала очень привлекательной для заказчиков?

— Совершенно верно. Но кризис постепенно уходит, а значит, возвращается прежняя расслабленность, нежелание разумно экономить.

Мы убеждены, что правильный выбор в бизнесе — это выбор легальных схем, добросовестного труда, повышения качества оказания услуг. К тому же у нашей компании сформировалась четкая сервисная ориентация: она позволяет оперативно переключаться на новые направления транспортного обслуживания.

Когда-то мы занимались почти исключительно транспортировкой бурового шлама и отходов бурения скважин. Но смена приоритетов тогдашнего ключевого заказчика — а он сделал предпочтение в пользу внутреннего транспортного подрядчика — заставила нас искать дополнительные направления. И сегодня мы занимаемся не только транспортным обслуживанием буровых компаний по широкому спектру задач, но обслуживаем и другие организации.

— Вы сотрудничаете с несколькими буровыми компаниями?

— Да, мы плодотворно сотрудничаем с такими буровыми организациями, как Западносибирский филиал ООО «БК “Евразия”», ООО «РН-Бурение», Нефтеюганский филиал ЗАО «Сибирская сервисная компания», ООО «Сервисная буровая компания», Нефтеюганский филиал ООО «СГК-Бурение», ООО «Нефтяная компания “Красноленинскнефтегаз”». С этими организациями ООО «Сирена» поддерживает добрые, теплые и доверительные отношения.

Но рынок транспортных услуг сегодня — это рынок диктата со стороны заказчика. К сожалению, не все заказчики на рынке понимают положение транспортных предприятий.

Расценки на транспортное обслуживание на рынке установились запредельно низкие! Достаточно сказать, что они на уровне расценок для центральной России. А у нас совершенно другая себестоимость перевозок, которая определяется и очень низкими температурами, и бездорожьем.

В стране установлен минимальный размер оплаты труда (МРОТ). Он предназначен для защиты интересов трудящихся, и устанавливать зарплату мы обязаны не меньше МРОТ. Однако минимальных расценок на оказание транспортных услуг нет!

— Минимальные расценки на услуги — это была бы серьезная мера сбалансирования ситуации на рынке?

— Совершенно верно. Минимальные расценки на услуги защитили бы цивилизованный рынок автотранспортных услуг, способствовали развитию и расширению добропорядочных, законопослушных компаний.

С проблемой низких расценок тесно связана другая. К сожалению, большинство нефтедобывающих компаний не вкладывают достаточных средств в развитие дорог к месторождениям и транспортной инфраструктуры месторождений. Они не заинтересованы в улучшении дорожных условий, так как весь обслуживающий транспорт является привлеченным со стороны.

Внутри месторождений фактически бездорожье. Машины там часто бьются — требуется много резервных. Затраты на текущий ремонт, на восстановление техники колоссальные, идет огромный расход запчастей и резины. Ресурс автомобилей укорочен. Требуется много машин из-за небольших скоростей.

— В зимнее время можно ездить только по зимникам?

— А в весеннее, осеннее время — непролазная грязь, требующая использования вездеходной техники. Перевозка в экстремальных условиях осуществляется фактически круглый год.

Внутрипромысловые дороги — большая проблема, которую должны решать рука об руку власти ХМАО и нефтяные компании. Сегодня, увы, ключевых договоренностей нет, совместных действий в этом направлении тоже.

Нефтяники заявляют: «Это уже не наша территория — земли муниципалитетов и субъекта Федерации», а власти отвечают: «Дороги нужны только для рабочих нужд нефтяников — пусть они и строят».

Пора уже обратить внимание на проблемы транспортных компаний на государственном уровне! Решая транспортную проблему в стране, нужно говорить не только о дорогах, но и о транспортном бизнесе, создавать для него приемлемые условия, ведь он — часть решения этой проблемы. Помимо минимальных расценок, это льготы по амортизации техники, поскольку мы работаем в сложнейших дорожных условиях.

— А каков на сегодня вклад нефтяного бизнеса и властей в дорожное строительство?

— Дорог по-прежнему недостаточно — средств и ресурсов Федерации, ХМАО, муниципалитетов и нефтяных компаний хватает только на самые основные. Нужно наращивать усилия в этом направлении, увеличивать ресурсы. Надеюсь, в новых федеральных программах по развитию Сибири и Дальнего Востока дорожной теме будет уделяться достаточное внимание.

Развитие транспортных коммуникаций у нас в регионе стоит на первом месте, так как без них невозможно говорить об освоении месторождений, использовании природных богатств Полярного Урала и Западной Сибири. Оно определяет и затраты на ведение бизнеса, и качество жизни в регионе. Для экономического развития региона инфраструктурная проблема должна решаться опережающими темпами.

— Как решается в регионе важнейшая экологическая проблема — вывоз и переработка шлама с месторождений?

— Это острейшая как экологическая, так и экономическая проблема развития нефтяных месторождений.

Нефтяные компании предметно занялись уменьшением экологических рисков. Тем более что их контролируют соответствующие государственные органы. То, что сходило с рук нефтяникам 20, 10 лет назад, сегодня жестко пресекается экологами. Впрочем, и сами нефтедобывающие компании, понимая ответственность перед регионом, страной, людьми, живущими в регионе — по большей части своими же работниками, без понуканий берутся за решение экологических проблем.

Именно поэтому идет поиск оптимальных схем быстрого удаления шлама с буровых, его транспортировки на заводы по утилизации и захоронению. Транспортники выполняют эту работу в любую погоду, в любых дорожных условиях. И по зимнику при –50°С, и в весеннюю распутицу, и в летнюю жару, без права на простой.

Мы умеем вывозить шлам, я считаю, лучше всех: много лет занимаемся этим, у нас отработана технология, логистика этого процесса. Если машина ломается, в течение нескольких минут на смену приходит другая — ведь график бурения не может нарушаться. Есть разные варианты транспортировки и утилизации: складирование, а потом вывоз или сразу вывоз на заводы по утилизации и захоронению шлама.

Оптимальный вариант, конечно, максимально быстрый вывоз на предприятие по утилизации. Но это бывает весьма проблематично реализовать. Например, Приобское месторождение, самое крупное сегодня в России, уже обошедшее по объемам запасов и добычи Самотлорское, находится по обеим сторонам рек Обь и Иртыш, включая множество их проток, переправиться через которые в районе месторождения сейчас можно только на паромах, апарельках…

Нефтяники, тем не менее, стремятся создать технологию вывоза шлама напрямую на завод, без промежуточного хранения — чтобы уменьшить затраты на транспортировку, а также экологические риски. Так что экология становится сегодня важнейшим приоритетом, в том числе и при транспортировке.

Охрана природы — предмет большой совместной работы как нефтедобывающих организаций, так и местных, региональных властей ХМАО. Ведь если не уделять должным образом внимание проблемам экологии сегодня, завтрашний день может оказаться грустным. Мы не должны рубить сук, на котором сидим.

Я считаю, что темпы экологизации деятельности руководителей, инженерно-технических работников, рабочих пока в наших нефтяных компаниях, органах власти недостаточные. Проблемы должны решаться с опережением.

— Сегодня мы вступаем в ВТО и, значит, должны соответствовать мировым стандартам — экологическим и экономическим…

— Пока не соответствуем. И осознания этого несоответствия, увы, нет ни в государственных и муниципальных органах, ни в бизнесе.

Во многих российских компаниях — и малых, и крупных — все решается «под столом». У очень многих бизнес «больной»: балансы не в порядке, не соблюдаются стандарты качества.

— В таких компаниях нет нормального менеджмента…

— Совершенно верно! Менеджмент заменяют схемы и коррупционные отношения.

Увы, в современной российской экономике именно «неправильный» бизнес является наиболее распространенным и выгодным. Заказы получают зачастую не те, кто достоин, работы выполняются не теми, кто в состоянии выполнить их качественно, богатеет не тот, кто лучше работает. Все это уничтожает нормальные экономические условия.

Безусловно, ВТО приведет к тому, что на рынке станет выгодно работать по прозрачным правилам. Но случится это не завтра. И нужно не ждать, когда ВТО наведет порядок на российском рынке, а активно действовать, улучшая на нем ситуацию.

Понятно, что за 20 лет в России трудно было создать такую же совершенную экономическую систему, как на Западе, где к этому шли 200 лет. Но необходимо совершенствовать систему.

Руководство страной сегодня в надежных руках. Но ему нужно помочь, посодействовать — на всех уровнях. Страна наша большая, территории разные, проблемы — тоже. Россия не может управляться только из центра, инициативу в свои руки должны брать региональные и местные власти, бизнес-сообщество. Сейчас всем нужно изучать новые требования, возникающие вследствие вступления страны в ВТО.

Но при этом необходимо осознать: до тех пор, пока существует экономика откатов, мы далеко не уедем ни в глобальной конкуренции, ни в развитии инновационной экономики. Не секрет, что весомая часть бюджета не добирается именно из-за этой теневой экономики.

— Какие изменения в государственной политике необходимы для изменения ситуации в экономике?

— На мой взгляд, необходима оптимизация налогового бремени. Нужно уменьшить налоги до уровня, который позволил бы интенсивно развиваться малому и среднему бизнесу. Но при этом налоговую дисциплину нужно ужесточить.

— Сборы налогов от таких изменений увеличатся…

— Совершенно верно. Другая проблема — наведение порядка на тендерах. Приоритет на них должны получать компании, работающие на соответствующих территориях. Это должен быть дополнительный критерий при принятии решения.

Мы должны бороться с неправильной экономикой — и на уровне государства, и на уровне муниципалитетов, и на уровне делового сообщества.

— Бизнесу придется перестраиваться. Потому что либо ты работаешь по новым, нормальным правилам, либо вылетаешь с рынка…

— Безусловно.

— И такие компании, как «Сирена», ведущие прозрачный, понятный бизнес, без откатов и серых схем, окажутся в выигрыше.

— Очень на это надеюсь!

Мне представляется, что именно цивилизованный бизнес уже сегодня должен получить преимущество на рынке. Потому что именно он создает новый продукт, создает рабочие места, платит в полном объеме налоги, вкладывает в развитие территории, не считаясь ни с какими трудностями, принося в жертву личные интересы. У меня, например, в течение десяти лет была заложена квартира — использовалась в качестве обеспечения по кредиту предприятия. Я примерно столько же не был в отпуске!

Не знаю, каков менталитет олигархов, но менталитет здорового малого и среднего бизнеса таков, что он ни копейки не вывозит за границу. Все вкладывается в развитие региона, страны.

Предприниматели из малого и среднего бизнеса — это люди, которые рискуют, создают новое, развивают экономику. Они пашут как лошади, все, что зарабатывают, вкладывают обратно в бизнес. Ведь малый и средний бизнес не растет такими быстрыми темпами, как крупный, для его роста постоянно необходим финансовый рычаг — а кредиты на российском финансовом рынке очень дороги.

Предприниматели хотят только одного — нормальных, здоровых условий ведения бизнеса, нормальных отношений с государством, адекватного налогообложения. И им нужно дать зеленый свет всеми способами — и налоговыми, и за счет режима наибольшего благоприятствования при предоставлении заказов.

Малый и средний бизнес должен быть, наконец, услышан государством. Нам есть что сказать президенту и премьеру. Есть принципиальные моменты, обратив внимание на которые можно придать серьезный стимул экономическому развитию, поспособствовать динамичному росту производства.

Беды надежного, социально ответственного малого и среднего бизнеса в стране — одна из кричащих тем. Я никогда не пошел бы на Болотную площадь или на проспект Сахарова: на мой взгляд, проблемы не решаются на площадях, но там было немало предпринимателей, которые уже доведены до крайности, видят, что ситуация только ухудшается.

Убежден, что проблемы решаются посредством общения с органами власти всех уровней, донесением до них своей позиции. У нас государство — на уровне высшего руководства — понимающее бизнес, позитивно относящееся к его проблемам и заботам. Нужно добиваться, чтобы и на других этажах появилось понимание и внимание к нашим проблемам.

— Именно поэтому вы стали депутатом городской думы?

— Совершенно верно.

— Как складывается ваша депутатская деятельность, начавшаяся относительно недавно?

— Уже освоился, узнал много нового о жизни города, с чем раньше непосредственно не сталкивался. У нас хоть и город нефтяников, но проблем хватает — как и везде в России.

— Вы ведь в бюджетной комиссии?

— Совершенно верно. Все комиссии по тем или иным сферам жизни, в конце концов, приходят со своими инициативами к нам. У нас же, по сути, формируется финансовый план развития города. Бывают очень жаркие дебаты, особенно когда мы начинаем перераспределять бюджет. Но удается в результате прийти к согласию.

Бюджет у нас социально ориентированный. В этом отношении очень много помогает градообразующее предприятие ООО «РН-Юганснефтегаз». В частности, только на благоустройство города на 2012 год ими выделено 779 млн руб. Это очень хорошая сумма для нашего небольшого города.

На сегодняшний день принято и реализуется 17 муниципальных программ развития города, финансирование которых идет из городского бюджета, из бюджета округа и от ООО «РН-Юганснефтегаз».

Цель и задачи бюджетной комиссии и в целом депутатского корпуса — обеспечить, чтобы все средства использовались по назначению и с максимальной эффективностью.

— Помогает ли ваш предпринимательский опыт оценивать те или иные муниципальные программы и проекты?

— Безусловно. Ни один предприниматель не может работать — развиваться, если он не умеет работать с финансами, не может заранее просчитать проект на эффективность. Поэтому мой большой опыт в бизнесе позволяет видеть на практике, как будет работать тот или иной проект. Кроме того, стремлюсь привлечь внимание государства к пониманию малого и среднего бизнеса, к необходимости совершенствования правил работы на рынке для условий ВТО.