В ожидании перестройки?


Текст | Илья РОМАНОВ


Несмотря на массу слухов, состав правительства, скорее всего, станет окончательно известен только после инаугурации президента.

Грядущий май несет России не только по-новому отформатированные выходные и праздники, но и разрешение, пожалуй, главной политической интриги последних двух месяцев: каким окажется заново собранное правительство Путина-Медведева? В том что авторство камбина будет совместным, сомневаться не приходится. И то что обсуждение происходит в глубоко кулуарной обстановке, порождает огромное количество слухов относительно возможных кандидатур.

Масла в огонь подлили и сами участники тандема, заявляя о том, что правительство подвергнется радикальному обновлению. Кроме того, как показывают опросы ВЦИОМ, только 10% россиян поддерживают сохранение кабинета министров в прежнем составе. Будут ли удовлетворены ожидания людей?

В любом случае, сходятся во мнении эксперты, окончательно все прояснится только после инаугурации Владимира Путина.

Тест на самостоятельность

Пожалуй, главная интрига «доинаугурационного» периода — насколько самостоятельным окажется предполагаемый премьер Дмитрий Медведев в формировании своего правительства. Иными словами, какое количество “путинских” чиновников в нем окажется и насколько реальны будут полученные Медведевым рычаги. Бывшему президенту, по его ожиданиям, предстоит огромная работа. Например, в ближайшие два-три года необходимо провести масштабную приватизацию госсобственности: чрезмерное госучастие в экономике сдерживает ее развитие, считает Медведев. Доля госкомпаний в капитализации десяти крупнейших российских корпораций достигла уже 62%.

Как заявил недавно членам правительства экс-президент, «необходимо набраться мужества и провести приватизацию в полном объеме. Вот как утвердили, по пунктам, так и провести».

Вообще, борьба с коррупцией и сокращение влияния государства на экономику — основные задачи, которые в последний год своего президентства активно анонсировал Медведев.

Многое, как уже было отмечено, зависит от того, с какой командой придется действовать предполагаемому премьеру. Например, неоднократно велись разговоры о том, чтобы пригласить в состав правительства кого-либо из известных оппозиционных лидеров. «Михаил Дмитриевич человек серьезный, предприниматель хороший, в принципе, мог быть востребован в правительстве, если он сам захочет», — так, например, Владимир Путин высказался о Михаиле Прохорове, бывшем его сопернике на выборах. Но не являлось ли это, как многие другие высказывания, предвыборным реверансом, о котором вскоре позабудут? Неизвестно.

Еще один проблемный вопрос — должность нынешнего вице-премьера по ТЭК Игоря Сечина. Как известно, он является последовательным сторонником и проводником политики Владимира Путина. В то же время, как недавно писали «Ведомости», Сечин с Медведевым «на дух друг друга не переносят».

Сечин слишком крупная фигура, чтобы после переизбрания Владимира Путина пойти на понижение. К тому же он считается главным куратором российской нефтянки: например, льготные поставки ГСМ для сельского хозяйства (скидка 10% в предыдущие годы и 30% в нынешнем) — его заслуга. Найти адекватную по масштабам фигуру в качестве замены будет наверняка сложно.

Маловероятно, однако, чтобы Медведев согласился на «контролера» в своем правительстве. На должность Сечина сейчас, к слову, прочат нынешнего главу «Росатома» Сергея Кириенко. То, какой пост в итоге получит ближайший соратник Путина, в значительной степени прояснит, насколько у Медведева развязаны руки и реален ли его нынешний политический вес.

Правка в заместительском блоке

В том что состав вице-премьеров также подвергнется правке, никто не сомневается. Например, первого вице-премьера Игоря Шувалова все чаще сватают на работу в регион. Якобы он может возглавить госкомпанию по развитию Восточной Сибири и Дальнего Востока, создание которой сейчас идет. Считается, что идея ее организации принадлежит Сергею Шойгу, правда, он своим детищем заниматься не стал, отправившись в Подмосковье на должность губернатора.

По замечаниям наблюдателей, Медведев способен сработаться с современным, хорошо юридически подкованным Шуваловым. Однако недавний скандал, связанный с публикацией в Wall Street Journal информации о якобы полученных трастом супругов Шуваловых миллионах долларов от ряда олигархов, навряд ли добавит вистов правительству Медведева. Поэтому фамилия Шувалова в качестве «главного» по Сибири и Дальнему Востоку вовсе не кажется маловероятной.

Как минимум один новый вице-премьер в правительстве Медведева известен уже сейчас — Дмитрий Рогозин, причем назначали его еще в 2011 году по инициативе Владимира Путина. Сменив должность постпреда России при НАТО, Дмитрий Рогозин получил полномочия куратора военно-промышленного комплекса. Язвительные наблюдатели отмечали, что экс-лидера умеренных российских националистов Путин привлек, чтобы расположить к себе соответствующую часть электората перед выборами. Однако, похоже, Рогозин сработался и с Медведевым — рассказывая президенту о своих планах, Рогозин заявил: «Обещаю вести работу жестко, с тем чтобы в установленные сроки воссоздать оборонку, и железной рукой вырубать всякие поползновения на коррупцию». Медведеву такое рвение, кажется, пришлось по душе.

Останется ли в кресле вице-премьера другой политический «тяжеловес», Владислав Сурков, пока непонятно.

После перевода из кремлевской администрации он получил в управление научную сферу, нацпроекты (кроме аграрного), вопросы культуры, демографии и конфессиональных отношений — то есть полномочия, явно не адекватные прошлым. Вряд ли это устраивает Суркова.

Неясно также и то, захочет ли премьер Медведев видеть своим заместителем бывшего «главного идеолога» и «кукловода» политической сцены России, немало искушенного в аппаратных интригах.

Вероятнее всего, в числе вице-премьеров останется первый зампред нынешнего правительства Виктор Зубков — он давно и небезуспешно курирует в правительстве вопросы сельского хозяйства. Дмитрию Козаку различные источники предрекают пост генпрокурора, вместе Юрия Чайки.

Под угрозой социально ответственные

Более всего слухов вьется вокруг наиболее «социально ответственных» постов правительства — министров здравоохранения и соцразвития, обороны, внутренних дел.

Например, отставки главы МВД Рашида Нургалиева уже неоднократно требовали представители оппозиционных партий: в начале марта с очередным проектом заявления о его отставке выступили члены «Справедливой России». Последней каплей для них стал трагический случай в Казани, когда местные полицейские были арестованы по подозрению в издевательствах над задержанным.

Однако на парламентском часе в Думе Нургалиев назвал предложение его отставки «эмоциональным» и выразил готовность продолжить работу на своем посту и далее. Если это, вполне естественное, желание чиновника не совпадет с планами нового премьера, то заменой ему может стать директор Федеральной службы исполнения наказаний Александр Реймер или даже Игорь Сечин — несколько лет назад, в бытность президентом Владимира Путина, он уже фактически курировал силовой блок в Администрации президента. Самого Рашида Гумаровича эксперты видят главой Южного федерального округа или губернатором Ростовской области.

В своем последнем отчетном выступлении перед Госдумой в роли премьера Владимир Путин назвал улучшение демографической ситуации едва ли не главным итогом своей работы. По словам Путина, начиная с 2000 года, естественная убыль населения сократилась в 7,3 раза, а продолжительность жизни возросла почти на пять лет. Во время отчетного доклада главы Минздравсоцразвития Татьяны Голиковой Путин еще раз обратил на это внимание. Можно ли считать, что результатами работы министерства он доволен, а переназначение г-жи Голиковой на пост министра согласовано с Медведевым? Во всяком случае именно Голиковой Путин адресовал ряд задач, стоящих перед министерством: разработка механизма пособий для семей, чей доход ниже среднего по региону, при рождении третьего и последующих детей, а также дальнейшее реформирование пенсионной системы. Как бы то ни было, но, похоже, на понижение она не пойдет — в начале марта в СМИ упорно муссировались слухи, что Голикова может стать главой объединенной «социальной» госкорпорации, созданной из Фонда обязательного медицинского страхования, Пенсионного фонда и Фонда социального страхования. Называлось ее имя и в числе возможных вице-премьеров — наравне с Еленой Скрынник, Эльвирой Набиуллиной и вице-спикером Совета Федерации Светланой Орловой.

Наконец, третий, наиболее «горячий» пост — министра обороны, скорее всего, также займет новый человек. Анатолия Сердюкова активно прочат в руководители Росфинмониторинга. В качестве возможного преемника Сердюкова «Московский комсомолец» называл начальника Генштаба Николая Макарова. Еще одна кандидатура — руководитель таможенной службы Андрей Бельянинов.

О том что некоторые чиновники из правительства уйдут, известно уже сейчас. Это, в частности, глава Минкультуры Александр Авдеев — о своем решении он объявил еще в начале января.

По мнению наблюдателей, сохранить свой пост должен и министр иностранных дел Сергей Лавров — он успешно работает уже далеко не в первом кабинете министров. Глава Минфина Антон Силуанов также, вероятно, сохранит свой пост: в отличие от бывшего главы министерства Алексея Кудрина, он с Медведевым по принципиальным вопросам не спорил… Например, отставки главы МВД Рашида Нургалиева уже неоднократно требовали представители оппозиционных партий: в начале марта с очередным проектом заявления о его отставке выступили члены «Справедливой России». Последней каплей для них стал трагический случай в Казани, когда местные полицейские были арестованы по подозрению в издевательствах над задержанным. /B