Синекурный интерес


Александр ПОЛЯНСКИЙ

В конце апреля в Общественной палате (ОП) состоялось обсуждение законопроекта «Об общественном контроле», предусматривающего реформу общественных советов при министерствах и ведомствах. Тема не привлекает большого внимания на фоне таких «больших» вопросов, как возвращение выборности губернаторов и сенаторов, но ничуть не менее важна для качества государственного управления.

О пересмотре принципов формирования общественных советов было сказано в одной из семи предвыборных статей Владимира Путина — «Демократия и качество государства». Цитирую: «Надо обеспечить участие в них по-настоящему независимых экспертов и представителей заинтересованных общественных организаций. Установить состав нормативных актов и программ, которые не могут быть приняты без предварительного и публичного обсуждения на общественном совете. В компетенцию общественных советов может войти паритетное с самим ведомством участие в деятельности конкурсных и аттестационных комиссий, а также комиссий по урегулированию конфликта интересов».

Премьер (теперь уже избранный президент) в статье выдвинул идею формировать общественные советы решениями ОП, а не усмотрением глав ведомств, как сейчас. Палата трансформировала инициативу Путина: согласно ее законопроекту, общественные советы рекомендуется формировать совместно ОП и главе ведомства: 50% состава совета предлагать ОП, 50% — главе ведомства, а итоговый состав утверждать совместным решением. Кроме того, согласно законопроекту, советы будут представлять собой фактически структурные подразделения министерств и ведомств, что, безусловно, позволит улучшить работу с обращениями граждан.

Но в целом подобным образом сформированные общественные советы не дадут возможности решать главную проблему деятельности российских министерств и ведомств социально-экономической сферы: отрыв их деятельности от реальной экономики и общественной жизни и принятие решений без учета всей совокупности интересов, в пользу лишь отдельных групп, тем или иным способом нашедших путь наверх.

Схема, предложенная ОП, только закрепляет этот отрыв. Во-первых, сама ОП — это собрание как фигур, пользующихся большим уважением и доверием в обществе, видных экспертов, так и креатур Администрации президента, либо тестируемых перед парламентской карьерой, либо потерявших депутатский мандат в результате сокращения фракции «Единой России» и получивших членство в ОП в качестве компенсации. Легитимность ОП в качестве представительницы общественных групп и интересов существенно меньше, чем Думы, где представлены как-никак четыре партийные фракции. Во-вторых, по какому принципу она будет отбирать членов общественных советов — по такому же синекурному? Тогда мы увидим в советах изобилие «политических» рантье, никого не представляющих и ни перед кем ни за что не отвечающих, но зато заинтересованных в том, чтобы конвертировать свой ресурс в материальные блага. Это особенно опасно в связи с участием членов общественных советов в аттестанционных и конкурсных органах.

Благодаря такой системе влияние лоббистов не ослабнет, а усилится, качество управления, наоборот, понизится, поскольку решения будут носить ситуационный характер. Количество проблем в государстве Российском, между тем, нарастает как снежный ком…

Эффективные общественные советы при ведомствах должны формироваться по принципу прямого делегирования представителей общественных и бизнес-организаций, отраслевых сообществ, а также СРО. И избираться они должны не ОП и главой ведомства, а непосредственно общественными объединениями по определенной для тех или иных типов ведомств процедуре.

Такого рода опыт есть, например, в Казахстане — и проект аналогичного казахстанскому формирования общественных советов уже не один год выдвигает РСПП. Однако в основу реформы общественных советов почему-то кладутся совсем другие идеи…

В рамках политической реформы мы возвращаемся к выборности губернаторов. Так почему при формировании общественных советов не доверяем тем, кого регулируют, самим выдвинуть своих делегатов при регуляторах? Это старые подходы, которые нужно пересмотреть до того, как законопроект ОП в нынешнем его виде не будет принят.