Много партий, хороших и разных


Текст | Валерия ДЕЛИНСКАЯ


Новый Закон «О политических партиях» и его политические последствия.

4 апреля вступил в силу новый Закон «О политических партиях», согласно которому минимальная численность членов партии снижается с 40 тыс. до 500 человек. В этом законе есть еще целый ряд либерализующих партийное строительство изменений, например таких, как увеличение сроков для подачи финансовой отчетности в Центризбирком (вместо ежегодной — один раз в три года) и снижение проходного процента (вместо 7% — 5%).

Президент признался, что его убеждали не прибегать к такому радикальному снижению минимально необходимого числа членов, объясняя это тем, что будут появляться политические карлики. Но, заметил Медведев, это выбор нормальной, современной дороги, по которой сегодня идет весь мир. «А во всем мире, в большинстве государств, требование к минимальному количеству членов партий является, по сути, номинальным. Именно поэтому я настаивал на том, чтобы эта цифра была сохранена», — сказал президент.

Новый закон вызвал немалое количество споров и среди аналитиков, и среди политиков: кто-то воспринял его позитивно и с энтузиазмом, а кто-то с неменьшим усердием критиковал и продолжает ругать. Интересно то, что с обеих сторон, в защиту плюсов и минусов нового закона, есть вполне убедительные аргументы. Лидеры протестных движений довольны тем, что снижен проходной барьер и сокращены полномочия ЦИК и Минюста, но негодуют по поводу запрета на регистрацию предвыборных блоков. Именно возможность вступления в блоки позволила бы небольшим партиям временно объединяться, чтобы вместе проходить в парламент страны.

В противоположность этому единороссы считают предвыборные блоки источником напряжения и распрей, явлением «вредным и несвоевременным» (по словам депутата Андрея Воробьева). Оно и понятно: для Кремля всегдашняя раздробленность оппозиции удобна и безопасна.

Представители так называемой системной оппозиции считают, что установление минимальной численности членов партии в 500 человек не только не придаст устойчивости политической системе, но, напротив, вызовет полную политическую неразбериху. Люди не смогут разобраться в сотнях вновь появившихся партий и будут голосовать как привыкли или просто махнут рукой и уйдут в домашние заботы, подальше от политики.

Политологи сходятся во мнении, что наступившая вследствие принятия нового закона эйфория по поводу создания новых партий продлится недолго и большинство из новорожденных партий умрут во младенчестве, не будучи в состоянии развиваться на региональном уровне. Кроме того, от упрощенного порядка регистрации политических партий пострадает только электорат, успевший позабыть опыт 90-х, когда выбирали из десятков партий, обозначенных в списках.

При этом к следующим парламентским выборам, как мне кажется, неизбежно произойдут определенные изменения. Во-первых, они коснутся правящей партии, по отношению к которой у большинства избирателей накопилась неприязнь. Не зря единороссы заговорили о ребрэндинге. Руководство «Единой России» оказалось в растерянности, не понимая что делать: делиться на части, переназываться, вкладываться в рестайлинг… Правда, что бы они ни делали, ясно одно: своих прежних, превышающих 50% результатов они на выборах получать больше не будут.

Скорее всего, какие-то из старых партийных брэндов просто не дойдут до следующих выборов и будут вытеснены новыми: агрессивными, технологичными, отвечающими в большей мере ожиданиям наиболее активной части электората — среднему классу. По-видимому, одной из таких партий успеет стать формирующаяся партия Михаила Прохорова. Если все же за время до следующих выборов в нынешнюю редакцию закона внесут поправку, разрешающую партийные блоки, то, скажем, вместе с Республиканской партией Владимира Рыжкова прохоровская партия могла бы стать не только проходной, но достаточно весомой в будущем парламенте.

А что касается большого количества партий, которые сейчас появятся, бояться их, а точнее их количества и разнообразия, думаю, не стоит. На какое-то время нам всем будет весело и забавно смотреть на возникающие новые проекты, это оживит картинку скучной и вялой политической жизни. А сколько их выживет к следующим выборам в Думу — посмотрим.


Валерия Викторовна Делинская — вице-президент фонда «Центр политических технологий» (ЦПТ).

Окончила факультет психологии МГУ им. М.В. Ломоносова. С 1996 по 1998 год — консультант консалтинговой группы «Имидж-Контакт». В 1998 году — политический консультант ЦПТ, с 1999 года — руководитель исследовательских проектов ЦПТ.

С 2001 года работала в управлении кадровой политики компании ЮКОС руководителем ряда исследовательских и информационных проектов.

В 2005 году стала руководителем департамента корпоративных исследований ЦПТ, с 2010 года — вице-президент ЦПТ.