Какого цвета дракон


Текст | Иван РОДИОНОВ


Не надо бояться дефицита в бюджете.

Многих беспокоит, что в начале года федеральный бюджет стал дефицитным, и жалеют Минфин, не устоявший под натиском предвыборных запросов. Но, вопреки широко распространенному мнению, главным лоббистом бюджетного дефицита является как раз Минфин, а не вышестоящее начальство. «Начальство» — Путин — как раз требует этот дефицит ликвидировать.

Как возник дефицит? Здесь опять не обошлось без ухищрений финансового ведомства. Минфин назначает меньшую прогнозную цену на нефть, чтобы на практике она была выше и эта разница позволяла ему менее напряженно работать. При сведении дебита с кредитом при такой цене получается дефицит.

Безусловно, существенная часть дефицита связана с обещаниями Владимира Путина во время его предвыборной кампании увеличить пенсии. Когда был спор между Минфином и предвыборным штабом Путина, разговор шел о том, какие принципы закладывать. Но глава правительства и избранный президент четко расставил точки над i.

На самом деле, если придержать увеличение пенсий или если цены на нефть останутся на том же уровне или вырастут в течение двух-трех месяцев, то дефицит исчезнет.

Кроме того, три года назад в бюджете были предусмотрены средства на национальные программы, а ведомства эти программы не выполнили, поэтому затраты переходят на этот год, увеличивая расходную часть бюджета.

Мы должны понимать, что дефицит — не экономическая, а политическая проблема. Во-первых, бюджет у нас трехлетний, и дефицит в краткосрочной перспективе не должен смущать. Но, на мой взгляд, всерьез говорить о трехлетней перспективе в ситуации, когда нет хороших прогнозов цен на энергоносители, не приходится. Получается разговор об объекте, который не определен. Я могу сказать, что драконы светло-зеленые, а вы— что они темно-зеленые, но какие они на самом деле — неизвестно, потому что мы их никогда не видели.

Во-вторых, цены на энергоносители никто не предугадает. Они сейчас высокие, но нестабильные — непонятно, на какой срок они такие высокие. И бездефицитный бюджет в случае их падения ниже расчетных величин может стать дефицитным. Так что разговоры про дефицит и бездефицитность — это, по большей части, игры чистого разума и политические рассуждения.

Учитывая ситуацию, Минфин всегда старается подстраховаться и просит определенный дефицит. А премьер настаивает на том, что бюджет должен быть бездефицитным. Минфин хочет иметь возможность для маневра, а глава правительства дает жесткий сигнал о прекращении роста расходов.

Последние три года после острой фазы кризиса (2009—2011 годы) мы видим, что кризис в мировой экономике не завершен. Наша экономика висит на волоске. При этом бюджетные расходы существенно выросли.

Росли они не только в социальной части, за что так любят ругать избранного президента, пока еще премьера, то есть в части увеличения финансирования врачей, пенсионеров, военнослужащих… Они выросли также и в таких статьях, совсем уж неоправданных, как, например, увеличение зарплат чиновников, реализация новых проектов, не приносящих никаких результатов. Видимо, премьер говорит: «Не нарывайтесь».


Иван Иванович Родионов — профессор государственного университета — Высшей школы экономики, доктор экономических наук. Эксперт OPEC. Области научных интересов: проектное финансирование; прямые инвестициии; венчурный капитал; инновационная экономика; экономика информационной деятельности.