Еще одна из рода PIGS


Текст | Тимур ХУРСАНДОВ


Очередное слабое звено Евросоюза.

Истории кризиса в Португалии и других странах еврозоны, на первый взгляд, похожи друг на друга как две капли воды. Государства европейской периферии, понадеявшиеся на волне вступления в ЕС и другие общие структуры, что можно подняться просто за счет механического введения евро, ничего не меняя в своей экономике, жестоко ошиблись. Да, их ждал кратковременный взлет, но за ним логично последовало затяжное падение. Для португальской экономики оно оказалось одним из самых глубоких в Европе. Поэтому неудивительно, что сегодня Португалия «возглавляет» кризисный список стран PIGS (англ. свиньи), соседство в котором ей составили Италия, Греция и Испания. Однако, по мнению экспертов, перспективы у Португалии не такие мрачные, как, например, у ее греческих товарищей по несчастью.

Обыкновенный кризис

Свои «15 минут славы» Португалия пережила в 90-е годы. Сегодня мало кто об этом вспоминает, но еще совсем недавно экономика этой страны была образцом успешной евроинтеграции, примером для остальных. Вступление Португалии в Евросоюз в 1986 году придало мощный импульс экономике страны, и в конце 1990-х годов показатель роста здесь был одним из самых высоких в ЕС — почти 3,5%. Но еще задолго до последнего кризиса «тучные годы» для Португалии закончились — уже в начале 2000-х рост экономики страны резко замедлился и упал до 1% в год. Одно время внешняя задолженность страны, включая долги частного сектора и гособлигации, доходила до 240% ВВП.

Причины этого взлета и падения такие же, как и у стран Центральной и Восточной Европы, переживших кратковременный всплеск экономической активности после вступления в ЕС и затем медленно откатившихся к прежнему уровню, если не ниже. В первую очередь это отсталость экономики в технологическом и промышленном плане. Если говорить проще, Португалия, как и другие похожие на нее страны, ничего или почти ничего не производит. Когда доля сферы услуг в экономике зашкаливает за 70%, то рано или поздно это должно привести к негативным последствиям. Даже оставшуюся промышленную часть португальской экономики современной никак не назовешь. Например, более 20% всех рабочих мест в стране приходится на текстильную отрасль. Мало того что эту сферу сегодня сложно назвать высокотехнологичной, так жизнь португальским производителям одежды и обуви, занимавшим ранее ведущие позиции в Европе, изрядно подпортили китайские конкуренты: даже с учетом довольно низких зарплат Португалии трудно угнаться за мизерностью затрат и скоростью выпуска продукции в Китае.

На этом фоне выделяется непропорциональный рост расходов на социальные нужды. Поначалу этот процесс не смог остановить даже кризис, и в Португалии сложилась парадоксальная ситуация, когда сидящие на пособии по безработице могли получать больше, чем многие из тех, у кого работа есть.

Ну и, как водится, не обошлось без раздутого чиновничьего аппарата. Бумажная волокита и чрезвычайная запутанность бюрократических процедур распространены в Португалии настолько, что в различных рейтингах страна занимает 48—50-е место по наличию благоприятных условий для ведения дел, уступая даже таким «флагманам» бизнеса, как, например, Армения или Македония.

Отличник борьбы с кризисом

Однако при всех этих проблемах пациент скорее жив, чем мертв. И есть даже надежды на выздоровление. Побыв примером для остальных в 1990-х, Португалия даже в кризис, вернее при выходе из него, решила оставаться образцово-показательной страной. По сравнению с греками португальцы выглядят просто первыми учениками. Лиссабон четко и вовремя выполняет все рекомендации Еврокомиссии и международных финансовых структур, постоянно заслуживая высокие оценки с их стороны. И если те же греки все время жалуются, что к ним предъявляют завышенные требования, что этого им не потянуть, что народ не одобрит, то Португалия даже пытается перевыполнить план. Говорят, надо уменьшить дефицит бюджета? Правительство страны начинает над этим работать. Необходимо сократить пенсии и прочие социальные выплаты, снизить затраты на здравоохранение и образование, избавиться от излишнего присутствия государства в экономике? Португальцы, скрепя сердце, делают и это. Не обходится, конечно, без беспорядков, акций протеста, но в целом правительство страны пока принимает все необходимые меры.

В этом году Лиссабон должен сократить дефицит бюджета до 4,5%, хотя еще пару лет назад он составлял почти 10%. Такое резкое затягивание пояса, по мнению экспертов, приведет к сокращению экономики более чем на 3%, а уровень безработицы, вероятно, подскочит до 14,5%. Но даже в этих условиях португальские власти пока заявляют, что не отступятся.

И это упорство не остается без вознаграждения. Если выделение помощи Греции каждый раз, по понятным причинам, вызывает длительные и ожесточенные дискуссии — зачем давать деньги, если власти страны ничего не предпринимают, то в случае с Португалией никаких вопросов не возникает. Щедрость кредиторов имеет еще одно объяснение. Сама Португалия мало встроена в общую европейскую экономику, ЕС в очень незначительной степени зависит от экспорта из этой страны. Но на нее крепко завязана Испания — испанские банки держат большую часть португальских долгов. Если Лиссабон обанкротится, то, скорее всего, потянет за собой ко дну и Мадрид, а это для европейской экономики будет ударом намного серьезнее, чем «потеря» Греции или Португалии. В частности поэтому все необходимые транши обычно не заставляют себя ждать.

Есть мнение, однако, что беспроблемность получения кредитов — это тоже не совсем хорошо. Закачивание средств в экономику страны может серьезно аукнуться через некоторое время. Ведь новые кредиты, будь то от МВФ, Европейского центрального банка или от ЕС, это мина замедленного действия. Экономика не растет, а долги увеличиваются. Порядок заимствований составляет десятки миллиардов евро, и за счет чего их отдавать, пока непонятно.

Но хотя пессимистических прогнозов относительно будущего Португалии достаточно, вероятность того, что дела в этой стране пойдут по греческому сценарию, пока не очень велика. В первую очередь это объясняется тем, что здесь, в отличие от Греции, экономический кризис почти не сопровождался политической и социальной напряженностью. По недавним опросам, реформирование экономики страны поддерживает более 40% населения. Конечно, были и демонстрации, и акции протеста, причем очень активные, но они быстро сошли на нет. Поэтому можно сказать, что у португальского правительства развязаны руки, и оно более-менее спокойно может проводить реформы и выполнять рекомендации международных финансовых институтов по снижению дефицита бюджета и сокращению социальных выплат. Переломным для страны может оказаться текущий год: если Португалия сможет пройти его по намеченному плану и не нахватать при этом новых кредитов, то очень вероятно, что скоро аббревиатура PIGS лишится своей первой буквы.