Сергей ПРУДНИКОВ: в стране пора навести порядок


Текст | Василий ФЕДОРОВ, Владимир ГАЛИМОВ
Фото | Наталья ПУСТЫННИКОВА


Генеральный директор ООО «СП Транс Компани» (г. Усть-Кут Иркутской области) Сергей Прудников уверен, что изменения в стране возможны только при наличии политической воли к наведению порядка во всех сферах экономической и общественной жизни.

— Сергей Васильевич, насколько благоприятно новое время — объявленный радикальный налоговый маневр — для учета предлагавшихся вами налоговых изменений?

— Еще в прошлую нашу с вами встречу (см. №7/2011. — Ред.) я говорил о ключевых из числа тех налоговых проблем, с которыми сталкивается наша компания.

Мы занимаемся поставками нефтепродуктов и товарно-материальных ценностей в северных регионах и районах, приравненных к ним, на основе своей инфраструктуры. Одна из проблем доставки заказчику продукции в этих труднодоступных местах, независимо от времени года, связана с тем, что первичная документация не всегда поспевает ко времени подачи налоговой декларации по НДС и налогу на прибыль.

В целях упорядочения отчетности по хозяйственно-финансовой деятельности предприятий, ее соответствия и достоверности за отчетный налоговый период предлагаю в рамках радикального налогового маневра разрешить предприятиям осуществлять возмещение НДС по документам, поступившим позднее срока сдачи налоговых деклараций, в том отчетном периоде, в котором они поступили налогоплательщику. Это исключит необходимость предоставлять уточненные налоговые декларации. Предлагаю также совместить сроки подачи деклараций по НДС и НП и назначить срок их сдачи на одну дату — 28 число соответствующего месяца.

Если установим такое правило, не будет возникать нестыковок в налоговых декларациях — накладок даже не по нашей вине, а по вине, например, почты, которая задерживает пересылку документов. Из-за этих нестыковок нужно подавать уточненные налоговые декларации, а это затрудняет работу, в том числе и налоговых органов. За это мы получаем замечания налоговых органов, их указывают в актах проверки, но в конечном итоге прощают, штрафных санкций не начисляют. Слава Богу, налоговики понимают, что это невольное нарушение. Но лучше все-таки работать по правилам, которые не будет нужды нарушать даже ненамеренно.

Далее. В существующей налоговой системе есть немало случаев двойного обложения. Когда я покупаю транспортное средство, я плачу 13-процентный НДФЛ. Если же я продаю это транспортное средство, я опять плачу 13%! Дело в том, что Госдумой утверждены предельные нормы, при превышении которых физическое лицо должно уплатить налог 13% с полученного им дохода. К примеру, при продаже транспортного средства в 2008—2010 годах это было 125 тыс. руб., с 2010 года — 250 тыс. руб.

Либо я должен дождаться, когда транспортные средства будут стоить меньше 250 тыс. руб. и продавать без налога, то есть использовать автомобили до прихода их в полную негодность, либо платить налог. Но если я модернизирую свой парк автомобильной техники, весьма накладно платить налог и с покупки, и с продажи использованных машин.

Чем мотивированы эти нормы, непонятно. О какой модернизации технического парка может идти речь, если предприниматель или руководитель предприятия вынуждены высчитывать, как им выгоднее будет поступить: продолжать эксплуатировать старую технику или решиться на приобретение новой.

Безусловно, физическое лицо должно платить 13-процентный НДФЛ, но от разницы (дельты) от полученного им при продаже своего имущества дохода!

Тяжелая нагрузка для бизнеса — увеличение страховых платежей с 1 января 2011 года с 26 до 34%. Тем более что и другие налоги высоки. 18% НДС — это уже предел. Налог на прибыль был снижен до 20%, но это все равно много. Поэтому некоторые предприниматели в период экономического кризиса сворачивали направления бизнеса или начинали работать по серым схемам.

Камнем преткновения остаются налоговые проверки. Любой налоговик норовит найти зацепку и оштрафовать, списать средства со счета — и потом судись с ним месяцами… При этом может быть заблокирована хозяйственная деятельность, производство товаров и услуг.

Такого развития событий нельзя допускать, кроме случаев, когда речь идет, например, о производстве паленой водки, запрещенных веществ и контрафактной продукции. Ведь производство первично в экономике, именно оно создает экономические и финансовые потоки, обеспечивает максимальную занятость.

Но сегодня налоговики нам откровенно говорят, что заботиться о сохранении и развитии производственной базы — не их задача, их задача — собирать доходы для бюджета, выполнять спущенный сверху план. Получается такая ситуация: есть на любой территории те, кто платит налоги, и те, кто не платит вообще. С кого в первую очередь будут драть три шкуры налоговики? Вопрос, к сожалению, риторический…

На мой взгляд, должно быть радикальное упрощение налогообложения — как в Китае: заплатил предприниматель вмененный налог и дальше спокойно работает, никто его не трогает. У нас тоже есть системы, облегчающие налоговое бремя — упрощенная система налогообложения и ЕНВД. Но они сегодня недостаточно распространены.

Мы, руководители и главные бухгалтеры демонстрирующих социальную ответственность предприятий, снова и снова, из месяца в месяц, иногда не по одному году, говорим обо всех этих проблемах. Говорим на всех уровнях, при поддержке научно-исследовательских организаций.

Но нас не слышат. В налоговых органах — от местных инспекций и региональных управлений до центрального аппарата ФНС — нам отвечают: «Таков порядок, и исправлять его — не наше дело».

Это, на мой взгляд, странная логика. Кто как не правоприменительная организация лучше других знает, что и как следует усовершенствовать в практике налогообложения и администрирования налогов?! Большие надежды на то, что эти предложения будут, наконец, услышаны, возлагаем на «открытое правительство», сформированное под эгидой действующего президента и, судя по всему, будущего премьера Дмитрия Анатольевича Медведева.

Зачастую разговоры о том, как улучшить администрирование налогов, усовершенствовать стимулирующую функцию налоговой системы, вызывают недовольство власти. Раздраженные звонки, а то и проверки…

К сожалению, в системе взаимоотношений между бизнесом и властными структурами в регионах мало что меняется. И мы вынуждены платить за свою «чрезмерную», на взгляд чиновников, инициативность тем, что с запасом соблюдаем нормативные акты, чтобы не попасть «под раздачу».

— Вы сказали о непосильности высоких страховых взносов. Но как решать проблему финансирования Пенсионного фонда, бюджет которого сводится с дефицитом?

— Страховые взносы — это основа основ социальной системы государства. Выплачивать их своевременно и в полном объеме — долг каждой компании, сколь бы малой она ни была. Эта философия, к сожалению, не так распространена в бизнесе, как хотелось бы. Особенно после того, как ЕСН был преобразован в страховые взносы, а сумма платежа увеличилась с 26 до 34%…

Что особенно примечательно в этой ситуации, так это то, что Минфин, Минздравсоцразвития и Правительство РФ приняли соответствующее решение, не проанализировав, к чему это может привести… Результат этого преобразования — уход части компаний в серые схемы, чтобы только выжить…

Пенсионная проблема — одна из острейших в нашей стране. Большая часть граждан России — люди среднего и старшего возраста. Это уже пенсионеры или пенсионеры в недалеком будущем — их нужно содержать за государственный счет. Следовательно, необходимо увеличить поступления в казну на их содержание.

Однако увеличение ставки бывшего ЕСН привело не к увеличению, а к уменьшению поступлений. Пока еще у нас есть возможность компенсировать провалы в сборе социальных платежей за счет ренты от продажи нефти, газа и других сырьевых ресурсов. Мы также должны использовать для ликвидации дефицита Пенсионного фонда увеличение «алкогольного» и «табачного» акцизов. Но самое главное, что требуется сегодня, это создать условия для развития бизнеса на всех уровнях, в том числе за счет приемлемых налоговых ставок. Больше компаний — больше поступлений.

Именно такая программа — программа опережающего развития бизнеса, деловой активности — способна решить и другую важнейшую задачу: создание 25 млн новых рабочих мест.

В этой связи необходимо коснуться животрепещущей социальной проблемы — проблемы воспитания и развития молодого поколения. Сегодня молодые люди после окончания среднего или высшего профессионального учебного заведения не обеспечены работой. Им не гарантировано рабочее место, а значит, у них нет возможностей приобрести значимые на рынке навыки по своей специальности. Как правило, почти 50% дипломированных специалистов вынуждены скитаться в поиске работы и в итоге переквалифицироваться применительно к тем требованиям и задачам, которые ставят им работодатели на своих производственных участках… А в худшем случае они остаются долгое время в поиске…

Новому правительству необходимо принять федеральную программу поддержки молодых специалистов, которая бы гарантировала им работу по специальности в регионах страны с выделением «подъемных», жилплощади (квартир), достойным заработком. Это обеспечивало бы благоприятный социальный климат в регионах, исключало массовую миграцию не только внутри страны, но и за рубеж…

А сегодня молодежь во всех регионах страны, не только молодежь Севера и Сибири, находится практически в безвыходном положении… Отсюда массовый алкоголизм, наркомания, криминализация. Молодые люди почти выключены из экономической жизни и часто уходят из нее физически — в полном расцвете сил. И мало что делается, чтобы перебороть эту тенденцию.

Например, понятно, как перекрывать каналы поставки наркотиков. Очень часто такая поставка связана с цыганскими общинами. У нас на их криминальную активность закрывают глаза: сажают каких-то «стрелочников», а от серьезных проблем эти сообщества откупаются.

Но за границей научились проводить профилактику цыганской преступности — прежде всего за счет социализации цыганского сообщества. Их, с одной стороны, обеспечили возможностями: дали земельные наделы, постоянное жилье, предоставили возможность получить образование, с другой — поставили в довольно жесткие рамки. В частности, они обязаны отчитываться о производстве товаров и услуг.

У нас этого нет. И местные органы, и обычная полиция, и наркополиция работают неэффективно. И вовсе не из-за того, что властные и правоохранительные структуры плохо финансируются. Техническое оснащение этих органов постоянно улучшается, они давно ни в чем не нуждаются и ни в чем себе не отказывают. Совсем недавно сотрудникам полиции в очередной раз подняли зарплату.

Мне представляется, что всякое повышение заработной платы в бюджетной организации должно быть привязано к повышению эффективности ее деятельности и ответственности за исполнение своих обязанностей… Но произошло ли повышение этой эффективности? И что делается для борьбы с коррупцией в силовых органах?

— Министр внутренних дел Рашид Нургалиев недавно заявил, что у нас в полиции нет коррупции…

— Это замечание может вызвать только горькую усмешку. Коррупция стала элементом системы.

При преобразовании из милиции в полицию была проведена аттестация, в результате которой те, кто не был задействован в соответствующих «проектах», оказались сокращены. А многие из тех, кто ни при каких обстоятельствах не должны занимать посты в правоохранительных органах, остались.

Вот и пестрит газетная хроника случаями полицейского дебоширства, езды за рулем в нетрезвом виде, дикими случаями обращения с задержанными, свидетельствующими о полнейшем моральном разложении.

— Что вы думаете по поводу вступления России в ВТО?

— Цель Всемирной торговой организации — прежде всего помощь производителям товаров и услуг, экспортерам и импортерам в ведении их бизнеса. Присоединение России к ВТО даст ряд новых возможностей для получения более благоприятных условий доступа на мировые рынки товаров и услуг, предоставит стимул формирования более честных правил игры на рынках.

Российские компании получат возможность приобретать товар за рубежом, ввозить в Россию, не платя прежних пошлин, и реализовывать его в нашей стране. Это выгодно торговым компаниям, но не российским производителям товара. Ведь на сегодня себестоимость продукции, произведенной, к примеру, в Китае, намного ниже себестоимости аналогичной продукции у нас.

Нужны различные формы поддержки со стороны государства, вплоть до прямых дотаций сельхозпредприятий, которые широко применяются в других странах мира, важны также допустимые в рамках нашего соглашения с ВТО меры защиты внутреннего рынка. Если «отпустить» ситуацию, наше производство — от сельскохозяйственного до машиностроительного — понесет тяжелый ущерб. Все, что делали предприниматели, поднимая такое производство в предыдущие годы, пойдет прахом.

Следует и дальше продолжать программы развития сельского хозяйства. 60% сельскохозяйственных земель, которые были ранее разработаны в СССР, в запустении — почти во всех регионах страны, за исключением редких положительных примеров. Почему? Да потому что органы власти на местах зачастую не заинтересованы в том, чтобы заниматься возрождением экономики.

Чем больше работаешь с властными структурами, тем больше понимаешь, что почти ничего не меняется в лучшую сторону, не развивается — потому что никто в этом не заинтересован.

Именно поэтому, на мой взгляд, законодательно на особом счету, в особом положении должны быть предприниматели, малый и средний бизнес, которые развивают инфраструктуру того или иного региона, вкладываются в регион, в национальную экономику в целом, а не вывозят деньги за рубеж. Им должны предоставляться льготы, они должны иметь приоритет на тендерах.

Приведу пример из нашей практики. На протяжении ряда лет мы готовили пакеты документов для того, чтобы участвовать и побеждать в тендерах. Но по удивительному стечению обстоятельств побеждают одни и те же организации, чаще всего не местные.

Приоритетное положение в тендерах предприятий, работающих на соответствующей территории, приведет к тому, что финансовые потоки, полученные от реализации заказов, пойдут на развитие данной территории. И, соответственно, все отчисления будут производиться на этих территориях, а не будут выводиться за пределы. Это может быть серьезным инструментом развития местного бизнеса и самостоятельного развития региона.

Необходима также борьба с мошенническим бизнесом. Вот пример его «цветения».

Зимник в нашем регионе начинается 15 декабря и заканчивается 10—15 апреля. В начале зимника тарифные ставки на перевозки минимальные, в марте же, когда дело идет к закрытию зимника, они взлетают на порядок, привлекается масса субподрядчиков из разных регионов, идет расплата зачастую наличкой, возникает масса однодневок. Да, такие фирмы закрывают — правда, обычно тогда, когда все деньги они отмыли. Но тут же, рядом, те же самые физические лица открывают новую подобную фирму!

То есть мошенников у нас не наказывают, у них нет ограничений для занятия предпринимательской деятельностью. И честные фирмы по сравнению с ними находятся в заведомом проигрыше.

Сегодня человек без образования, без знаний о том, как вести бизнес, может открыть предприятие, получить заказы серьезных организаций только потому, что за ним кто-то стоит. Этому необходимо поставить законодательный заслон.

— Есть ли подвижки в соблюдении обязательств по отношению к «СП Транс Компани», по оплате нефтепродуктов?

— В прошлом своем интервью я говорил, что мы нацелены на решение проблем, а не на конфликт — этот принцип соблюдается и сегодня. Но не все зависит от нас: многое — от доброй воли дебиторов. Какие-то проблемы мы сняли, какие-то нет; к сожалению, появились и новые должники.

Некоторые организации вообще отказываются производить расчеты. Судимся, выигрываем арбитражные суды, получаем исполнительные листы… Но подаются апелляционные жалобы, дела рассматриваются вновь и вновь.

К сожалению, в нашем государстве даже со стороны органов власти и крупнейших национальных компаний нет дисциплины в соблюдении обязательств, скорее правилом является несоблюдение.

Зачастую многие организации в системе ЖКХ, имея в числе своих дебиторов даже муниципальные организации, вынуждены из-за систематических неплатежей за оказанные услуги попадать под пресс ФНС и прокуратуры из-за невозможности выплатить зарплаты сотрудникам и отчислить все налоги, обусловленные их производственно-хозяйственной деятельностью, в бюджет. В результате данные предприятия останавливают свою деятельность, открываются новые — и опять такой же сценарий. Получается, кто сильнее, тот и прав. Это серьезный дестабилизирующий фактор в развитии экономики.

Увы, те же сложности в наших проектах по развитию инфраструктуры. Земельный участок под автозаправочный комплекс в Усть-Куте пока так и не переоценен по рыночной, а не «потолочной», которую нам неожиданно предложила администрация города, стоимости. Судимся.

В государственном аппарате много нерешенных управленческих проблем. Например, раньше на уровне района была одна местная структура, а теперь их две — муниципальный район и городское поселение. Они постоянно бодаются, отстаивают свои полномочия, делят деньги — понятно, что им зачастую не до решения насущных проблем. В результате за положение дел спросить не с кого.

Печалит кадровая политика в государственных и муниципальных органах власти. Зачастую во властных структурах продвигаются молодые люди без опыта практической работы, не знающие реальной экономики. Они допускают ошибки одну за другой — иной раз и не желая нанести ущерб, его наносят.

Для того чтобы остановить беспредел местной власти, нужны законы, которые предусматривают ответственность руководителей за невыполнение программ, за неэффективное расходование бюджетных средств.

Когда местная власть оказывается заодно с жуликами, когда она заинтересована в том, чтобы ей постоянно «заносили», будет ли она проводить реформы, о которых говорит сегодня избранный президент Владимир Владимирович Путин? Такая власть заинтересована в том, чтобы оставить все как есть или менять положение в своих интересах.

Поэтому реформа власти — первостепенная задача нового президента. Я считаю, избранный президент должен уже в мае рассмотреть вопросы сокращения на две трети аппарата управления, радикального повышения эффективности государственной и муниципальной власти, введения механизмов административной и уголовной ответственности руководителей за ненадлежащее исполнение ими своих обязанностей.

В стране пора навести порядок, установить дисциплину в сфере управления. Именно с этой острейшей общественной потребностью и был связан, считаю, кредит доверия, данный обществом Путину. p