О чем плакал Путин


Текст | Валерия ДЕЛИНСКАЯ


Президентство со слезами на глазах.

Обратили внимание на слезы выбранного кандидата Путина вечером 4 марта? Спрашиваю себя: что это вдруг наш «мачо»-премьер дал такую слабину? Как психолог я видела, что слезы не постановочные — искренние. В них, конечно, были и радость и торжество по поводу победы в первом туре, но была в них, как мне кажется, и обида — обида на то, что былой «всенародной» любви стало меньше.

Особенно у Владимира Владимировича был повод обидеться на москвичей — в столице он не набрал проходных 50%, а получил лишь немногим более 46% голосов. Да, во всех субъектах Российской Федерации кандидат в президенты Путин занял первое место по итогам голосования, но, если посмотреть на электоральную географию минувших выборов, сразу станет понятно: что-то изменилось в поведении и отношении избирателей, и, скорее всего, изменилось безвозвратно.

Несмотря на то что есть регионы, где мера любви и лояльности к премьеру выражена сверх всякой меры (свыше 90% голосов), таких очень немного — всего пять (включая, разумеется, Чечню, где кандидат Путин набрал 99,8%). Еще в трех регионах его результаты превысили 80% голосов (Мордовия, ЯНАО и Татарстан), в 31 одном регионе — 60% и в 34 регионах — 50%. Итоговые 63,6% Владимира Путина — это, конечно, много больше, чем у всех остальных кандидатов. Но много ли это для него самого?

При ответе на этот вопрос ему было над чем всплакнуть. С одной стороны, вроде явный успех, с другой — неумолимые знаки того, что популярность действующей на протяжении последних 12 лет властной верхушки тает на глазах. В 2012 году за Владимира Путина проголосовало на 7 млн человек меньше, чем за Дмитрия Медведева в 2008 году, и на 4 млн меньше, чем в 2004 году получил сам бывший и будущий президент страны. Когда Путин избирался на второй срок восемь лет назад, только в трех регионах страны его результат был ниже 60%, а в последних выборах этот показатель был зафиксирован в 36 субъектах Федерации. Очевидно то, что все большее количество регионов мы можем отнести к протестным, а самыми протестными во главе с Москвой и Питером становятся города-миллионники, где и сосредоточены наиболее образованные, «продвинутые» и политически активные избиратели.

Кстати, интересна динамика московского электората от думских выборов к президентским: от среднего результата для «Единой России» в декабре к самому низкому показателю для Путина в марте. Даже привыкшие к заказанной тенденциозности кремлевские аналитики вынуждены были признать, что доверие к выборам в целом сильно снизилось (с 53% в 2004 и в 2008 годах до 44% в текущем году, по данным ВЦИОМ) и что протестные настроения в стране растут. Правда, они пытаются отнести эти явления к «деструктивной» работе оппозиции, что довольно нелепо, но при этом указывают на необходимость для власти обратить самое серьезное внимание на падение кредита доверия и поработать над исправлением ошибок (сделать выборы более прозрачными, либерализовать избирательный процесс и пр.).

Слезы Путина и его команды вызваны не только тем, что политическая активность среднего класса «проснулась» и опять (надеемся) не заснет, и не только падением доверия к власти у очень большого количества людей в стране, но и необходимостью гораздо более серьезно относиться к собственным словам и, в особенности, к собственным действиям. Одним из главных итогов выборов, с моей точки зрения, стало то, что граждане страны в целом стали смотреть на власть более критичным взглядом, более осмысленно и более требовательно.

При таких обстоятельствах популистских уловок Владимира Владимировича будет недостаточно, чтобы сохранить доверие к власти. Придется выполнять щедро розданные в предвыборной кампании обещания, а в противном случае начнется обвал его рейтинга как первого лица. Думаю, что ему уже не удастся опять загнать проснувшееся общество в околокоматозное состояние, а соответственно, давление на власть со стороны наиболее активной части — среднего класса — будет только возрастать.

Для граждан, нас с вами, радость сквозь слезы заключается, как мне кажется, в том, что в результате последних двух выборов — декабрьских думских и мартовских президентских — российское общество прошло свою «точку невозврата», и уровень ожиданий в отношении власти радикально изменился. А это означает, что количество протестов будет возрастать, и в том случае, если власть, как ей свойственно, попробует увеличить свое давление на общество, на Поклонной народу будет становиться все меньше, а на Болотной — все больше.


Валерия Викторовна Делинская — вице-президент фонда «Центр политических технологий» (ЦПТ).

Окончила факультет психологии МГУ им. М.В. Ломоносова. С 1996 по 1998 год — консультант консалтинговой группы «Имидж-Контакт». В 1998 году — политический консультант ЦПТ, с 1999 года — руководитель исследовательских проектов ЦПТ.

С 2001 года работала в управлении кадровой политики компании ЮКОС руководителем ряда исследовательских и информационных проектов.

В 2005 году стала руководителем департамента корпоративных исследований ЦПТ, с 2010 года — вице-президент ЦПТ.