Ниспровергатель на «троне»


Текст | Тимур ХУРСАНДОВ


Каким президентом будет профессиональный революционер Алмазбек Атамбаев?

В декабре 2011 года впервые за последние шесть лет лет в Киргизии произошла мирная смена власти. В результате прошедших в конце октября выборов главой государства стал Алмазбек Атамбаев, сменивший исполнявшую обязанности президента со времени апрельской революции 2010 года Розу Отунбаеву. Теперь эксперты гадают, сможет ли человек, сыгравший далеко не последнюю роль в свержении двух президентов, сам удержаться на этом посту.

Революционер во власти

Атамбаев — политик со стажем и профессиональный революционер. Еще в 1993 году, будучи успешным предпринимателем, он создал Социал-демократическую партию Киргизии, и с тех пор его политическая карьера неуклонно шла в гору. Что характерно, все главы государства, мешавшие продвижению будущего президента, на своем посту не засиживались.

При Аскаре Акаеве Атамбаев был депутатом парламента, но его попытались лишить мандата, обвинив в сокрытии сведений о доходах. Он решил эту проблему нестандартно: выдвинул свою кандидатуру на президентские выборы и получил неприкосновенность. Вопрос был снят, но обида осталась.

Поэтому мало кто удивился, что в 2005 году Атамбаев стал одним из самых активных участников «тюльпановой» революции, приведшей к отставке Акаева. Когда Киргизию возглавил Курманбек Бакиев, Атамбаев стал сначала министром промышленности и торговли, а затем и премьер-министром, хотя отношения не сложились и с этим президентом. И в 2010 году, когда в стране начались беспорядки, Атамбаев, к тому времени отправленный в отставку и вовсю ведший оппозиционную деятельность, был арестован в числе первых. Но скоро Бишкек оказался в руках оппозиции, и вчерашний заключенный немедленно вернулся в правящую элиту.

В правительстве Отунбаевой Атамбаев тоже был премьер-министром, и, когда были объявлены новые президентские выборы, мало кто сомневался, что из 23 кандидатов именно у него наиболее предпочтительные шансы занять высший пост в государстве.

Ушел на базу

То, как Атамбаев начинал свою деятельность на посту президента, было просто бальзамом для Москвы, в последние годы не избалованной согласием с бывшими братскими республиками. Во-первых, новый киргизский лидер пообещал после 2014 года избавиться от американской военной базы на аэродроме Манас, давно раздражавшей российское руководство, которое крайне нервно относится к любым намекам на иностранное военное присутствие в мало-мальской близости к границам РФ. Во-вторых, новый киргизский лидер высказал живой интерес к интеграционным инициативам России, в частности к двум союзам — Таможенному и Евразийскому.

С первым из этих союзов, вполне возможно, все получится, хотя сомнительно, что удастся действительно привести к единому знаменателю стандарты и интересы всех заинтересованных сторон. Например, на сегодняшний день не очень понятно, как будет увязываться членство Киргизии в ВТО с участием в Таможенном союзе. Кроме того, пока от экономической интеграции выигрывают совсем не те, кто, собственно, все это затеял. Недавние исследования показали, что больше всего создание Таможенного союза пошло на пользу не Москве и не Астане, а Минску. Такая ситуация при всей ее, на первый взгляд, парадоксальности логична и закономерна. Россия и Казахстан до сих пор остаются сырьевыми государствами, и их основные статьи экспорта — нефть и газ. Белоруссия же экспортирует товары большей степени обработки, такие как сельхозпродукция, продукция машиностроения. Подобные расклады нравятся далеко не всем. В частности, в Казахстане все чаще говорят о том, что торопиться не надо и лучше тщательно взвесить все, что касается принятия в Таможенный союз новых стран, в том числе и Киргизии. Но все же присоединение Киргизии к Таможенному союзу — вопрос практически решенный. Кроме всего прочего, Таможенный союз — любимое детище нового российского президента Владимира Путина, и, скорее всего, в предстоящие годы будет активно вестись работа по расширению этого формата.

С Евразийским союзом все тоже выглядит для Киргизии неплохо. Пока идея настолько расплывчата и аморфна, что можно декларировать свою заинтересованность без каких-либо неприятных для себя последствий и обязательств и при этом извлечь какие-то дивиденды, угодив Москве.

А вот с американской базой вышла неувязка. Закрыть-то ее пообещали, но на деле это может оказаться сложнее, чем на словах. За использование авиабазы в Манасе Соединенные Штаты платят Киргизии $60 млн в год. Деньги абсолютно нелишние для хронически дефицитного бюджета страны, а главное, что здесь редкость, регулярные. И если Вашингтон посулит больше, то Киргизии будет довольно трудно отказаться. А такое развитие событий более чем вероятно, потому что для американцев Манас очень важен. Несмотря на развитие транзитных маршрутов через Россию, перед США по-прежнему остро стоит вопрос доставки в Афганистан военных грузов, которые РФ через свою территорию не пропускает. А через Манас идут не только боеприпасы и военная техника, но и сами военнослужащие. Кроме того, именно с этого аэродрома поднимаются в воздух самолеты-топливозаправщики, которые производят дозаправку боевой авиации США над Афганистаном. Так что торговаться есть за что.

Вопрос о военных базах привел еще к одному проколу Атамбаева. В ходе февральского визита в Москву он сенсационно обмолвился, что закрыта может быть не только американская база в Манасе, но и российская в Канте — якобы РФ не платит за ее аренду, так что зачем Киргизии это нужно. Позже выяснилось, что киргизский президент все перепутал и речь шла не о базе в Канте, а о другой — скорее всего, узле связи ВМФ в Карабалте.

Но какая именно это база, уже неважно, главное, что остался сильный неприятный осадок. В Москве демаршу Атамбаева крайне удивились. Кремль признал, что задолженность по базе примерно в $15 млн есть и она будет погашена, но при этом посоветовал киргизскому президенту не забывать, что долг Киргизии перед РФ составляет на порядок больше — около миллиарда долларов.

Вообще, визит Атамбаева в Москву был крайне неудачным. Вдобавок к промаху с базами, не удалось решить ни одного вопроса, урегулировать которые он и ехал: нет продвижения ни по выдаче Киргизии кредита в рамках ЕврАзЭС, ни по условиям поставок топлива.

Раскол не залечен

Внутри страны проблем у Атамбаева не меньше. Киргизская экономика на сегодняшний день — явный аутсайдер среди стран Центральной Азии, которые и сами далеко не экономические супердержавы. В политическом плане положение нового киргизского президента также сложно назвать прочным.

Апрельская революция так и не помогла преодолеть раскол страны. Южная часть Киргизии, всегда отличавшаяся большей традиционностью, и сейчас склонна поддерживать политиков националистского и исламистского толка. На юге нередки столкновения на национальной почве — именно там, в Оше, в 2010 году прошли печально известные узбекские погромы. Противоречия политические и культурные подогреваются экономической отсталостью региона.

Так что президент «северянин» особой любовью на юге, естественно, не пользуется, хотя пока его все-таки поддерживает значительная часть населения. Но оппозиция своего шанса упускать не собирается. Небольшие волнения прошли сразу после октябрьских президентских выборов, и не исключено, что они могут повториться в гораздо большем масштабе.

Например, выдвигавшийся против Атамбаева лидер парламентской оппозиции Камчибек Ташиев прямо говорит об акциях неповиновения и возможности еще одной революции. «Мы будем бороться до конца, пока не установим народную власть», — заявил он. Пока Атамбаева спасает, что люди уже изрядно устали от революций и переворотов и хотят хоть немного пожить спокойно. Но кто знает, сколько это продлится, если нынешним властям не удастся выправить ситуацию в экономике и создать политическую систему, которая сможет объединить население севера и юга страны. p