Неологизмы Владимира Путина


Текст | Дмитрий ДИКОВ


Радикальный налоговый маневр развивается и расширяется.

Благодаря предвыборной риторике Владимира Путина, в заголовках отечественных СМИ и правительственных кабинетах прочно укоренились сразу два новых выражения. Речь идет о «радикальном налоговом маневре» и «100 шагах» — по сути, комплексах мер в налоговой и правовой сферах. В теории их реализация заложит основу для еще одной идеи будущего президента: концепции «новой индустриализации». Попробуем разобраться, как обстоят дела на практике.

Выбраться из замкнутого круга

Налоговая политика — большая головная боль для российских властей. Уже не первый год они пытаются достичь баланса между растущими государственными обязательствами и возможностями налогоплательщиков. Получается пока что не особо успешно: каждый раз, когда правительство воплощает в жизнь очередное, родившееся в ходе ожесточенных споров решение, оказывается, что оно хуже или по крайней мере не лучше предыдущего. А это значит, что думать приходится снова. Достаточно вспомнить, какая яростная дискуссия разгорелась в конце 2010 года вокруг идеи о повышении ставки страховых взносов до 34%, и как затем в спешном порядке пришлось снижать бывший ЕСН. Совокупная налоговая нагрузка в результате этой чехарды не изменилась, но власти поспешили успокоить бизнес заверениями, что в ближайшее время нововведений в налоговой политике не ожидается.

Тем не менее в декабре Владимир Путин инициировал проведение «радикального налогового маневра», поручив Минфину и Минэкономразвития подготовить соответствующие предложения. Если не брать во внимание тот факт, что это грозит бизнесу очередным кардинальным изменением правил игры, сама по себе инициатива благая: перенести налоговое бремя на сырьевой сектор, подготовив тем самым условия для «новой индустриализации». Одновременно появился шанс устранить застарелые дисбалансы в налоговой политике, так что нынешний цикл фискального творчества должен стать последним. Но пока что все говорит об обратном. Во-первых, в предвыборных статьях Владимира Путина содержится такое количество обещаний, что при их реализации избежать очередного повышения налогов не представляется возможным. Во-вторых, о том, что нужно сделать с налогами, чиновники думают уже давно, но тех самых радикальных мер, которые от них потребовал Путин, до сих пор нет.

Осторожное единодушие

Напомним, что подготовить предложения по «налоговому маневру» уполномоченные ведомства должны были к 15 февраля, однако эта задача оказалось для них невыполнимой. Не появилось конкретных решений и в марте. Отдельные меры, конечно, существуют, но говорить о каком-то комплексном решении пока не приходится. Руководители Минфина и Минэкономразвития осторожничают, ссылаясь на свое прошлогоднее обещание оградить налоговую систему от радикальных нововведений в период действия нынешнего трехлетнего бюджетного плана. Тем не менее часть предложений необходимо внести до начала нового бюджетного цикла: во втором квартале 2012 года. А пока можно говорить только об основных, лишенных конкретики направлениях развития фискальной политики, озвученных в течение последних нескольких месяцев. Следует отметить, что радикальности в них хватает. Особенно в предложениях МЭР.

В своем варианте «налогового маневра» ведомство Эльвиры Набиуллиной традиционно отстаивает необходимость введения стимулов для инновационных компаний, которым пророчат роль локомотива экономического роста. В частности, сотрудники министерства предлагают освободить оборудование компаний от налога на имущество, а также предоставить пятилетние каникулы по налогу на прибыль, имущество и землю для greenfield-проектов. Выпадающие доходы бюджета, которые в МЭР оценивают в 140 млрд руб., предлагается компенсировать за счет отмены льгот для линейной инфраструктуры монополий. Кроме того, Эльвира Набиуллина заявляет о необходимости переноса налогового бремени с производства и инвестиции на потребление — речь идет о введение одиозного налога на роскошь.

В свою очередь Минфин предпочитает идти более традиционным путем, возлагая основные надежды на повышение ставки НДПИ на газ. По словам главы финансового ведомства Антона Силуанова, при реализации этой меры 80% повышения цены на газ будет изыматься в бюджет, что к 2016 году может принести примерно 1% ВВП. В то же время принятие соответствующего решения министр финансов считает разумным вынести за пределы ближайшей трехлетки. Среди других мер — повышение акцизов на табак и алкоголь, транспортного налога, введение налога на имущество и отмена льгот по региональным налогам, в первую очередь по земельному и имущественному.

Характерно, что оба ведомства демонстрируют единодушие в целом ряде вопросов: МЭР поддерживает отмену льгот по региональным налогам и повышение НДПИ, а Минфин согласен с возможностью введения налога на роскошь. Едины министерства и во взглядах на будущее ставки соцналога: ее предлагается вернуть на уровень 26%.

Неуверенный путь вверх

Что касается «ста шагов», то именно такой путь, по мнению Владимира Путина, должна пройти Россия, чтобы переместиться с 120-го на 20-е место по уровню ведения бизнеса. С соответствующей идеей он выступил на форуме «Россия-2012», обрисовав при этом идиллическую картину своего видения столь стремительного восхождения: «Сроки подключения к сетям энергоснабжения сократятся практически в четыре раза; бухгалтер будет тратить на заполнение налоговой отчетности в три раза меньше времени, чем сейчас; грузовая фура будет пересекать таможню в семь раз быстрее, а для получения разрешения на строительство объекта понадобится в пять раз меньше времени и в три раза меньше различных бумаг». Для иностранных предпринимателей и инвесторов, которые сетуют на хроническую забюрократизированность работы всех без исключения государственных учреждений, эти слова — бальзам на душу. Радует и то, что Владимир Путин не ограничился одним лишь красочным описанием и представил список первоначальных мер, подготовленных правительством. Наибольший резонанс вызвали две из них.

Во-первых, Путин предложил ввести в России институт уполномоченного по защите прав предпринимателей. «Он получит особый процессуальный статус, а следовательно, право отстаивать интересы предпринимателей в суде, рассматривать их жалобы, вносить предложения в органы государственной власти, а также приостанавливать ведомственные нормативные акты до решения суда и в качестве обеспечительной меры обращаться в суд с оперативным приостановлением действий чиновников», — описал Владимир Путин будущие полномочия бизнес-омбудсмена.

Отметим, что еще в январе текущего года с просьбой об учреждении соответствующего института к Дмитрию Медведеву обратилась организация «ОПОРА России». Более того, с подачи все той же «ОПОРЫ России» аналогичная должность еще в прошлом году появилась в Ульяновской области. После выступления Владимира Путина ульяновский опыт был использован в Башкирии и Татарстане. На очереди, по информации «ОПОРЫ России», Пермский край и Дагестан.

Вторая важная идея Владимира Путина — развитие в России административного судопроизводства. Сейчас споры между бизнесом и государством — именно они попадают под категорию административных дел — рассматриваются в арбитражных судах по упрощенной процедуре. Путин предложил сделать эту систему более комфортной для предпринимателей: «Процедура рассмотрения дел должна быть максимально быстрой, и, напротив, следует удлинить, расширить сроки для возможного обжалования решений со стороны предпринимателей», — заявил он. В качестве третьего направления премьер предложил «активнее присуждать судебные издержки в пользу выигравших процесс предпринимателей». Аналогичная тема, но только в отношении граждан, была поднята и в предвыборной статье Владимира Путина «Демократия и качество государства».

Вскоре после выступления Владимира Путина председатель Верховного Суда РФ Вячеслав Лебедев напомнил, что проект закона о создании административных судов был внесен в Госдуму еще в 2000 году, но так и не продвинулся дальше первого чтения. Главная причина — несогласие Высшего арбитражного суда с идеей создания административных судов в системе судов общей юрисдикции. Руководитель ВАС РФ Антон Иванов заявил: «В том варианте эту модель я не мог поддержать, тем более что она предполагала изъятие дел и из нашей судебной системы». По его мнению, целесообразно было бы разместить административные суды в системе арбитражных, благо у ВАС уже давно есть соответствующие методические наработки. В пользу варианта Арбитражного суда высказался и Владимир Путин. Так что есть все основания полагать, что в ближайшее время обсуждение законопроекта 12-летней давности сдвинется с мертвой точки.

Очевидно, что в мерах по улучшению делового климата нет ничего революционного: по большей части они представляют указания на законодательные и общественные инициативы, которые обсуждаются уже давно. Есть среди предложений Владимира Путина и такие, которые не выходят за рамки элементарного. Как пример — призыв к гармонизации отечественного корпоративного законодательства с законодательством наших основных партнеров.

Готовность к переменам, которую Владимир Путин продемонстрировал в ходе предвыборной кампании, вселяет оптимизм даже в закоренелых скептиков. На совещании, посвященном реализации его предвыборных обещаний, будущий президент уже предложил руководителям отечественных министерств разработать соответствующие «дорожные карты». Если кабинет министров не увлечется поисками источников бюджетных ресурсов в ущерб проработке конкретных действенных мер, есть все шансы, что щедрая предвыборная риторика обретет осязаемые черты.