Навстречу неизвестности?


Текст | Илья РОМАНОВ


Ближайшее время покажет, в каком направлении будет развиваться государство.

Конечно, если бы президентские выборы выиграл Михаил Прохоров или Геннадий Зюганов, рассуждать о перспективах российской политической системы было бы куда интереснее. Во всяком случае, прогнозы оказались бы гораздо неопределеннее. Но и тот результат, который получился, при ближайшем рассмотрении не кажется таким уж однозначным.

Пожалуй, до конца того не осознавая, Владимир Путин сам себе бросил серьезнейший вызов: как политику с устоявшимся мировоззрением работать в изменившихся реалиях? А если он все-таки готов поменять собственные взгляды, то насколько? По мнению экспертов, ближайшие три года дадут ответы на многие вопросы. На сегодня вновь избранный президент находится перед развилкой, и выбор направления требует от него решения сразу нескольких серьезных вопросов.

Как исполнять обещания

Первый и главный вопрос, который возникает, — как выполнять все, что в пылу предвыборной борьбы обещано электорату? А обещано, если не брать совсем уж популистские лозунги, не так мало: полностью профессиональная армия к 2017 году, обеспеченная жильем и новейшим вооружением; повышение зарплат учителей и врачей до уровня вдвое выше средних по региону; решение к середине 2010-х годов проблем с жильем для молодых семей и т.д. Если цена на нефть поднимется до $200 за баррель, то государство будет в состоянии выполнить взятые на себя обязательства. А если нет? Специалисты говорят о второй волне экономического кризиса…

Не стоит забывать и об институциональном реформировании — перераспределении бюджетных потоков в сторону муниципалитетов, сокращении налогового бремени и пр. Все эти меры в совокупности могут привести к снижению наполняемости бюджета и к ослаблению властной вертикали. А в условиях вышеупомянутого кризиса, как правило, необходимость госрегулирования и сокращения бюджетных трат возрастает. Это отличный повод — и сильный соблазн одновременно — откреститься от предвыборных обещаний и перейти к привычной, дореформенной модели управления.

Между тем дальнейшее завинчивание гаек может не просто нанести очередной удар по политическому имиджу Путина, но и отпугнуть от него наиболее верных сторонников — по традиции, это бюджетники и представители социально незащищенных слоев. Для них проблемы либерализации системы, в общем, дело второе, а главное — неуклонное повышение (или как минимум не понижение) достигнутого уровня жизни. Принесет ли опять стране пользу «ручное» управление экономикой, как это случилось в 2008-ом — большой вопрос. Мощной подушки в виде стабфонда уже не будет. Да и ситуация тогда была радикально иная: экономический подъем, венец «тучных» 2000?х. А на сегодня российская экономика только-только оправилась от потрясений и не набрала еще достаточного уровня стабильности.

Иным словами, Путину в случае повторения сценария четырехлетней давности придется либо забыть о своих обещаниях, либо идти на ослабление контроля, рискуя потерять управление процессом. И в том и другом случае электоральные потери неминуемы. Конечно, у президента будет отличное прикрытие в виде премьера Дмитрия Медведева, чья репутация в этом случае будет поставлена на карту. Но разве Медведев не часть тандема, не ставленник самого Путина?

Управлять в новой реальности

Второй вопрос, в общем, логично вытекает из первого: как сложится взаимодействие власти и нового гражданского общества? Получится ли реально модернизировать сложившуюся модель, обеспечить ее демократизацию? В том что проводить реформирование надо, кажется, не сомневаются даже сами представители властной системы.

Но хватит ли Путину дальновидности и стратегического мышления, чтобы не навязать собственную, во-многом устаревшую картину мира стране, желающей перемен, ностальгирующей то по «оттепели», то по «перестройке»? Признаки того, что общество изменилось, налицо — и это не только зимние митинги. На выборах 4 марта работало более 28 тыс. независимых добровольных наблюдателей — в несколько раз больше, чем в прошлые годы. Это значимый показатель возросшего правосознания.

Давление на власть усилится и «будет принимать все более организованный характер», считает экс-глава президентского совета по развитию гражданского общества и прав человека Элла Памфилова. По ее мнению, активность граждан уже необратима, и в случае если Путин не прислушается к мнению общества, дело, возможно, дойдет до досрочных президентских выборов.

Более радикальные заявления делают представители Центра стратегических разработок (ЦСР). Согласно их исследованиям, Россию ждет шестилетний «чрезмерно затяжной и неопределенный процесс политической трансформации». Не стоит обращать внимание на относительное снижение протестной активности, считают в ЦСР. Протестная активность постепенно распространяется далеко за пределы крупных городов, проникая даже в сельскую местность.

В случае ухудшения политической ситуации в стране она моментально даст о себе знать. Причем у властей практически нет выхода из сложившегося положения: необходима не косметическая демократизация, а глубинная и потому болезненная трансформация всей государственной системы. На нее, сходятся во мнении эксперты, Путин и его команда едва ли отважатся…

Партия без ручки

Еще одна головная боль Путина на время его третьего срока — партия «Единая Россия». По сути, открестившись от нее, Путин переложил бремя развития проекта на Медведева. Но партия долгие годы была проводником идей своего лидера, и как она переживет процесс реформирования — вопрос. Вряд ли в планы Путина входит потеря контроля над происходящим в Думе. Между тем, перестав заниматься партийным проектом, он рискует остаться без этого козыря.

После вступления в силу нового законодательства о выборах количество партий возрастет, а сама партийная жизнь забурлит как давно не бурлила. Конечно, на первых этапах такой расклад скорее выгоден единороссам: новообразованные объединения будут отбирать электорат у парламентских конкурентов. Но в долгосрочной перспективе это чревато потерями в аудитории. Рано или поздно встанет вопрос и о запрещенных сейчас избирательных блоках. И тогда «Единой России» не позавидуешь. Если же Владимир Путин все же решит вернуться к партийцам, то ему придется сильно постараться, чтобы отмыть «Единую Россию» от прилипшего к ней, благодаря оппозиции, ярлыка «партия жуликов и воров».

Тандем под контролем?

И наконец четвертая и, возможно, самая неожиданная проблема. Что будет с Дмитрием Медведевым? На фоне декабрьских митингов протеста, то ли стараясь как можно больше успеть напоследок, то ли определившись с будущим и оттого успокоившись, он развил бурную, по российским меркам, модернизационную деятельность.

Внесенными в декабре пакетами законопроектов, касающихся избирательной системы, его активность не ограничилась. Медведев планирует создать «большое правительство», в которое войдут представители различных общественных объединений. Медведев проводит публичные заседания и встречи с лидерами несистемной оппозиции и поручает проверить законность второго приговора Ходорковскому. Наконец, благодаря проекту «открытое правительство», стало очевидно: с одобрения президента правозащитников делают чуть ли не главными реформаторами. Именно им предлагается разработать десять ключевых программ для будущего кабинета министров: по борьбе с коррупцией, по совершенствованию силовых ведомств, по обеспечению экономических прав и т.д.

Значит ли это, что власть готова идти на уступки обществу, или это та самая «косметическая демократизация», которой опасаются эксперты, видимость перемен? Если власти все же затевают реальную перестройку, то очевидно: рейтинг Медведева будет неуклонно расти по мере удачной реализации тех или иных проектов. Рано или поздно он станет серьезным конкурентом консервативному Путину, во всяком случае среди либерально настроенных граждан. И тогда дальнейшее развитие событий будет сложно предсказать. Скорее всего, многое будет ясно уже по составу нового правительства, обсуждение которого началось недавно. Если в нем окажется большое количество ставленников Путина, значит, роль Медведева и вправду лишь техническая. О либеральном сценарии в таком случае придется забыть на неопределенный срок. img src=