Комментарии бизнесменов

Илья ДАЦКЕВИЧ, ректор школы бизнеса «Синергия»:

Чего я жду от вступления России в ВТО? В первую очередь, усиления конкуренции и, следовательно, выигрыша потребителя.

Во вторую — надеюсь, что положительные стороны вступления перевесят ожидаемые (кстати, абсолютно обоснованно) отрицательные аспекты. И эти «плюсы» будут носить глобальный общий характер, а «минусы» — локальный, в смысле отраслевой. Так как ни для кого не секрет, что некоторым отраслям, а лучше сказать, конкретным предприятиям (особенно защищаемым и потому особенно неконкурентоспособным) придется не сладко.

И, наконец, в третью очередь, можно вспомнить, что «вступать или не вступать» — такой вопрос уже не стоит, и поэтому нужно главным образом думать о том, как превратить этот факт в один из стимулов модернизационного развития отечественной экономики.

Да, само по себе вступление в ВТО не решит существующие проблемы экономики России. Наши «скелеты в шкафу» никуда не денутся, и с ними все равно надо будет что-то делать. И проблемы эти не секретные, а известные всем: структурно «перекошенная» промышленность, зависимость всей макроэкономической ситуации от цен на энергоносители, неэффективная система макроэкономического регулирования, «кособокий» сектор финансовых услуг и неблагоприятный инвестиционный климат. Обобщая, можно констатировать, что у нас сложилась не традиционная рыночная конкурентная среда, а «квазиконкурентная», то есть между экономическими агентами конкурентная борьба есть, но ведется она зачастую абсолютно не рыночными методами.

Таким образом, хочется надеяться, что вступление России в ВТО станет отправной точкой, может быть, в какой-то мере символом, знаком, поводом отказа от инерционно-сырьевой модели социально-экономического развития страны.

Сергей ЩЕРБИНА, заместитель генерального директора компании Esri CIS:

Поскольку процесс гармонизации российских законодательных и нормативных актов с требованиями ВТО весьма длительный, мы не ожидаем серьезного влияния на рынок, по крайней мере в ближайшей перспективе. Впоследствии членство в ВТО может положительно отразиться на таких важных для ИТ-рынка сферах, как защита прав интеллектуальной собственности (борьба с пиратством), общее совершенствование работы государственных органов, таможни. На мой взгляд, главный эффект для ИТ-рынка от вступления в ВТО будет заключаться в том, что Россия станет частью глобальной организации и в этом качестве будет восприниматься иностранными партнерами как более прозрачная, понятная для ведения бизнеса страна. То есть для отрасли эффект будет скорее имиджевым, что, конечно, также очень немаловажно.

Игорь ЧЕПЕНКО, генеральный директор металлотрейдиновгой компании «Брок-Инвест-Сервис»:

На наш взгляд, последствия вступления в ВТО для российского рынка в целом будут положительными — конкуренция, обновление и выход на более цивилизованный уровень. Вступление в ВТО привнесет новые технологии, новые продукты и знания об этих продуктах, заставит российский бизнес развиваться в соответствии с международными нормами, в том числе развивать техническое регулирование и стандарты качества, действующие за рубежом. Острее станет проблема устаревшей нормативно-технической базы, ГОСТов, вопросы модернизации производства.

В целом для металлургов ситуация будет развиваться скорее позитивно, поскольку экспортный рынок станет более открытым. А вот для потребителей металлопродукции, то есть отечественных компаний-производителей, возможны риски — конкуренция с западными компаниями значительно усилится. Но в первую очередь пострадают неэффективные предприятия с устаревшим оборудованием.

Как бы то ни было, вступление России в ВТО, скорее всего, будет иметь глобальные последствия только в долгосрочной перспективе, вряд ли этот факт отразится, в частности, на спотовом рынке металла в 2012 году.

Сергей ЛОБАНОВ, коммерческий директор «Актив ТВ»:

«Актив ТВ» работает в сегменте рынка электроники. Что касается нашей отрасли, то, на наш взгляд, вступление в ВТО может оказать сильное влияние на российских производителей электронных систем. Зарубежные же производители только выиграют в данной ситуации. Российский рынок электроники и так достаточно открыт для западных производителей, и многие новинки появляются у нас одновременно с ЕС, кроме того, нельзя забывать про «серый рынок», который после обнуления пошлин во многом легализуется. Это, наверное, единственный плюс.

Екатерина ПАНКРАТОВА, коммерческий директор компании COMDI:

Я уверена, что для нашей компании вступление России в ВТО — это позитивный момент, источник новых возможностей роста и развития. Дело в том, что наша специализация — предоставление сервисов для различных видов общения через Интернет. Это дистанционное обучение, трансляции с крупных мероприятий, проведение совещаний и презентаций, проведение вебинаров и многое другое. Сейчас самыми активными пользователями таких коммуникаций, особенно вебинаров, являются финансовые организации, банки, туристический фирмы, консалтинговые и образовательные фирмы. Их число возрастет с приходом иностранных организаций, и все они — наши потенциальные клиенты. К тому же иностранные компании уже давно пользуются вебинарами в США и Европе. Поэтому они покажут российскому рынку новые форматы эффективного использования видеокоммуникаций в бизнесе. Это очень важно, так как даже сейчас потенциальный рынок для сервиса вебинаров в десятки раз превышает уже освоенный объем. Возможности роста — огромные, но большинство российских предприятий консервативны, и приход западных компаний подтолкнет их. Одни предприятия увидят позитивный пример, другие будут вынуждены перейти на новые технологии, чтобы полноценно встроиться в информационное пространство зарубежных компаний, третьих подтолкнет конкуренция. Ведь вебинары — не мода, а реальная и во многих случаях практически безальтернативная возможность лучше взаимодействовать со своими клиентами, стать оперативнее и при этом значительно (иногда в десятки раз!) снизить издержки. А это, конечно, весомые конкурентные преимущества. И тот, у кого их нет, начнет проигрывать тому, у кого они есть.

Алексей ДЕМИН, управляющий корпоративными

продажами G Data Software в России и СНГ:

Растянутая во времени процедура вступления России в ВТО одним из своих требований имеет необходимость гармонизации отечественного законодательства с международными стандартами. Сфера ИТ, которую так любят и не умеют стандартизировать у нас, будет подвергнута массированной документальной бомбардировке. Все ведомства, имеющие отношения к теме, будут производить на свет невероятное количество документов, призванных навести в отрасли порядок. Нам объяснят, что и от кого надо защищать, как делать это правильно. При этом, разумеется, для многих из них вступление в ВТО — это лишь красивый повод еще сильнее «закрутить гайки», прикрывшись тяготами и лишениями членства в ВТО. Однако по сути мало что изменится. Качественных изменений в вопросах области информационных технологий не произойдет — для этого надо менять подход к решению задач, а делать это очень невыгодно в силу опасности для государства потери контроля за деятельностью крупных структур. Мы по-прежнему предпочитаем ленивую неповоротливость динамичному развитию. А в отрасли ИТ это может стать фатальной ошибкой.

Рубен СИМОНЯН, консультант проекта ООО «Бентус Лаборатории» (ТМ Sanitelle®), директор по маркетингу, развитию и науке, акционер, член совета директоров компании:

Вступление в ВТО открывает множество возможностей для одних компаний и может создавать сложности для других. Без сомнения, увеличится инвестиционная привлекательность и конкурентоспособность различных отраслей.

Для ООО «Бентус Лаборатории» вступление России в ВТО создает лучшие условия для осуществления дальнейшей стратегии развития: вывода своей продукции на зарубежный, в том числе европейский, рынок.

Следует ли компании опасаться усиления внешней конкуренции? Вероятность входа сильных глобальных игроков на российский рынок санитайзеров существовала всегда. С присоединением России к ВТО такая вероятность будет увеличиваться. Однако политика компании, направленная на создание инновационной высококачественной продукции, позволит чувствовать себя уверенно и в новых условиях. Заключенное недавно партнерское соглашение между «Бентус Лаборатории» и российским подразделением компании Advanced Sterilization Products, принадлежащей Johnson & Johnson, является хорошим тому подтверждением.

Что касается потребителей, реальный эффект от вступления в ВТО они смогут ощутить не сразу, а в течение трех — шести лет. Считаю, что в глобальных условиях мирового рынка нахождение вне «клуба» стран-участниц несет много негативных последствий, а вступление в ВТО — преимуществ, которые как многие российские компании, так и экономика РФ получат в долгосрочном плане.

Борис БОБРОВНИКОВ, генеральный директор компании КРОК:

Плюсы и минусы вступления России в ВТО обсуждаются уже на протяжении нескольких лет. Основной вопрос, который возникает в связи с этим у игроков нашего рынка, я бы сформулировал так: стоит ли ведущим российским поставщикам ИТ-сервисов, в частности ИТ-интеграторам, опасаться прихода иностранных сервисных ИТ-компаний?

Лично я сомневаюсь в том, что вступление России в ВТО приведет к каким-то кардинальным изменениям на ИТ-рынке. Во-первых, сервисный бизнес развивает сейчас подавляющее большинство отечественных интеграторов. Во-вторых, все, у кого была реальная потребность в завоевании нашего рынка, уже давно сделали это. Однако значительная часть таких компаний (включая те, которые применяют «прямые продажи») пока не отличается особой активностью. И доля российского рынка даже у самых успешных иностранных игроков в целом не столь велика.

Кроме того, стоит учитывать специфику российского рынка как такового. Ведь для того чтобы добиться в нашей стране серьезных результатов, требуются десятилетия упорной работы. Посмотрите, как мало у нас даже своих серьезных интеграторов.

Согласитесь, сложно представить, что наша компания завтра поедет в Париж предлагать услуги системной интеграции. Я себе такое представить не могу. Аналогично я не могу себе представить, что в Россию придет какая-нибудь французская компания и сразу начнет здесь работать.

Конечно, на рынке есть примеры, когда формально компания принадлежит западным акционерам, но фактически управляют ею «наши». Но в таком случае, на мой взгляд, это все-таки больше российская компания.

Крис СТИВЕН, управляющий проектом VigodaVip:

Я жду от ВТО появления машин с логотипом ВАЗ в Берлине, Париже, Милане и Лондоне в таком же количестве, как в России, возможности купить молоко из Подмосковья в Нью-Йорке, на Манхэттене, а подсолнечное масло из Краснодара в Сиднее. Вступление в ВТО — это сильный вызов для правительства России, так как это не окно и даже не дверь в мировой рынок — это ворота. И если политика протекционизма будет проводиться с игнорированием стандартов мирового рынка, это приведет к парадоксам. То есть на бумаге все будет хорошо, а в жизни производители начнут сталкиваться с еще большим количеством барьеров.

Планирование работы госсектора в России отличается большим количеством противоречий, в том числе и по соотношению затрат на работу аппарата — 1,3 млн госслужащих и реализации этим аппаратом поставленных целей по внедрению инноваций и выстраиванию эффективной схемы работ граждан и предприятий с этими нововведениями.

Я жду импульса, который поможет внести больше здоровой конкуренции на рынок в России.

Анастасия ЛОЗОВСКАЯ, представитель пресс-службы компании AT Consulting:

Вступление России в ВТО должно облегчить жизнь импортерам компьютеров, комплектующих и телефонов — по сути, их освобождают от получения лицензий на ввоз устройств и оплаты пошлин. Основной момент в присоединении России к ВТО — это подписание Соглашения об информационных технологиях (ITA). ITA снимает заградительные барьеры на пути импорта информационных и телекоммуникационных технологий, включая большой ряд электронных компонентов. В результате можно ожидать роста эффективности российских ИТ-компаний и увеличения числа инновационных проектов в отрасли.

Роман ГЛАЗОВ, эксперт РОСГОССТРАХ БАНКА:

Выгоды от вступления в ВТО для российских предприятий выглядят очень сомнительно. Во-первых, нам надо будет приводить тарифы к мировому уровню, что вряд ли будет выгодно как малому и среднему, так и крупному отечественному бизнесу. Наши товары хуже иностранных по качеству (продукция промышленных предприятий) и ценам (продукция сельского хозяйства), поэтому крупные иностранные корпорации станут активно перераспределять рынок в свою пользу. Однако мы должны понимать, что вопрос вступления в ВТО — это не экономический, а политический вопрос: оставаться в стороне от процессов глобализации и интеграции наша страна уже не может.

Банковская отрасль после вступления в ВТО должна будет значительно повысить свою эффективность. Иностранные финансовые институты априори находятся в более выгодных условиях: их фондирование дешевое, а качество работы отстроено по давно отработанным стандартам. Поэтому банковский сектор будет избавляться от небольших кредитных организаций, а ценовая конкуренция на нем может обостриться до крайности. В итоге все выгоды достанутся потребителю: дешевые кредиты и рост качества банковского обслуживания после вступления нашей страны в ВТО практически неизбежны. p