Двойной эффект ВТО


Текст | Нина СЕРГЕЕВА


Россия еще не успела стать официальным членом Всемирной торговой организации (Протокол о присоединении к ВТО пока не ратифицирован Госдумой), а дискуссии о перспективах нашей экономики в связи с ее открытым статусом не утихают.

20 лет, прошедшие даром

Ни одна страна в мире не пыталась вступить в ВТО так долго, как Россия. Переговоры велись почти 20 лет! За это время у нас кардинально поменялась экономическая ситуация. И то, что, возможно, было бы кстати в начале 90-х — а люди постарше прекрасно помнят пустые полки в магазинах, «перестройку» в армии, милиции, системе здравоохранения — сегодня не актуально.

Что же вообще представляет собой «общий рынок», на который нас наконец-то пустили? Очень кратко: общие правила международной торговли для членов организации (без России это 157 государств), а в первую очередь режим наибольшего благоприятствования в торговле. Основная идея работы организации: ВТО открывает стране новые рынки, но вместе с тем страна теряет контроль над внутренним рынком, прежде всего за счет того, что таможенные пошлины устанавливаются на достаточно низком уровне.

Как это выглядит в цифрах? Например, сегодня российский бюджет за ввоз форели, лосося, камбалы, скумбрии и сельди получает 10% от стоимости партии. В ближайшие три-пять лет эта ставка снизится втрое — до 3%. На мясо свинины — с нынешних 15 до 0% внутри квот (ввиду изобилия предложений, для основных стран — экспортеров свинины установлены квоты) и с 75 до 65% сверх квот. Снизятся ставки на ввоз овощей, фруктов, товаров бытового потребления, автомобилей и т.д. и т.п. Снижение коснется и экспортных пошлин. В рамках ВТО запрещено также устанавливать специальные цены на энергоресурсы для промышленных предприятий.

На первый взгляд, для потребителя это благо: по идее, розничные цены на товары должны упасть. Но, во-первых, не факт, что отечественные ритейлеры снизят цены: конкуренция на торговом рынке сегодня оставляет желать лучшего, скорее они оставят их на прежнем уровне, при этом их прибыль возрастет многократно — ведь импорт подешевеет. А во-вторых, и это самое неприятное, резко сократятся доходы в бюджет страны, а в итоге раскошелиться придется гражданам (предсказывают очередной рост тарифов ЖКХ, рост госпошлин, стоимости проезда и т.д.).

Напомним, что таможенные поступления являются основными источниками наполнения госказны. Так, по итогам 2011 года, по данным Минфина РФ, доходы от внешнеэкономической деятельности составили 664,7 млрд руб. при общей доходной части 11 366 млрд руб.

Сегодня чиновники заявляют, что экономика страны выдержит. Но раз выдержит, значит удар все-таки будет? Наверное, специально обученные люди выдерживают и удар бутылкой по голове?

Таким образом, главный вывод, который сегодня озвучивают практически все экономисты, — за 20 лет переговоров России все же не удалось добиться условий безболезненного вхождения в «общий рынок».

Каким будет удар?

Существенное снижение ставок ввозных пошлин, отказ от введения специальных цен на энергоресурсы для промышленных предприятий и отсутствие государственной поддержки экспорта ставят нас в достаточно трудные условия в конкуренции с иностранными производителями.

Экономисты полагают, что может сократиться производство в следующих отраслях промышленности: легкой и пищевой, в производстве лекарств, медицинского оборудования, электроники, автопроме, гражданском авиастроении, производстве косметики, шин. Кроме того, пострадает агропромышленный комплекс.

Правда, не так давно в Петропавловске-Камчатском первый вице-премьер Игорь Шувалов сказал: «Министерство сельского хозяйства, Минэкономразвития работают по тем отраслям, которые, возможно, будут испытывать на себе негативное влияние в связи с ратификацией протокола о присоединении России к ВТО. Важно ратифицировать протокол до конца июля текущего года, и по поручению председателя Правительства РФ мы проводим эту работу. (…) По каждому виду продукции мы проводим исследования. Например, сахарная свекла: как будет вести себя производство сахара в РФ при том, что есть сахарный тростник? Или сельхозмашиностроение: насколько пострадают производители сельхозтехники при открытии границы при тех тарифах, о которых мы договорились?»

Чуть ранее министр сельского хозяйства РФ Елена Скрынник на Всероссийском аграрном форуме заявила: «Выстроена эффективная система таможенно-тарифной защиты отечественного рынка и квотирования импортных поставок сельхозпродукции. При этом действующие правила не претерпели серьезных изменений даже в процессе присоединения России к ВТО, что гарантирует дальнейший устойчивый рост сельскохозяйственного производства».

Понятно, что разработаны и специальные программы, и планы поддержки наиболее уязвимых отраслей, но все они требуют гигантских средств. Где их взять? Снова надежда на нефть и газ? Получается замкнутый круг.

Мы с одной стороны, ставим серьезную подножку своей и без того не слишком развитой промышленности, а с другой — планируем потратить на поддерживающую терапию средства из бюджета, который и так заметно пострадает.

Не может быть изоляции

При этом ВТО — проверенная временем, полезная структура. Об этом свидетельствует тот факт, что все больше стран вступают в ВТО, и никто оттуда не выходит. До сего момента Россия была единственной крупнейшей мировой державой, не входившей в «общий рынок».

По всей видимости, рано или поздно все страны, не вступившие в ВТО, столкнутся с серьезными проблемами и преградами в своей внешнеэкономической деятельности и в отношениях с остальными странами — членами ВТО. Очевидно, именно такое развитие ситуации имел в виду нынешний премьер и будущий президент страны Владимир Путин, когда заявлял: «Главное — не проспать вступление в ВТО».

Но самый главный ущерб, который мы имели, связан с антидемпинговыми процедурами (всего их более сотни), связанными с тем, что мы не являемся членами ВТО. По оценкам Минэкономразвития, мы теряем порядка $4 млрд ежегодно — сумму, составляющую примерно треть всех доходов от внешнеэкономической деятельности РФ.

Среди других преимуществ членства в ВТО эксперты выделяют следуювщие.

• Россия сможет вести переговоры об улучшении условий доступа на рынки — о снижении тарифов, снятии ограничений на поставку услуг; получит доступ к системе разрешения споров ВТО и к возможности принудительного исполнения решений.

• Россия сможет принять участие в выработке новых правил международной торговли, с учетом ее текущих и стратегических интересов.

• Согласно нормам ВТО участник должен привести свое законодательство, в том числе на региональном уровне, в соответствие с общими и специфическими обязательствами. А ведь сегодня субъекты РФ часто применяют меры, препятствующие нормальным экономическим обменам.

• Участие в ВТО существенно сократит возможности лоббирования — Россия будет связана жесткими обязательствами, а это будет работать на уменьшение объемов коррупции.

Таким образом, мы не можем впредь жить в полной изоляции, и вступление в ВТО — это нормальный факт интеграции страны в мировое экономическое сообщество. Беда в том, что мы оказались не готовы к членству в «общем рынке». И это не проблема ВТО, это проблема нашей больной экономики.


КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ

Михаил ДЕЛЯГИН, президент Института проблем глобализации:

— Разумеется, разные отрасли будут чувствовать себя по-разному, но производства свинины, говядины и молока, например, получат сильнейший удар. Равно как и производства грузовиков, автобусов, а заодно и комплектующих для них. В целом только сельское хозяйство и пищевая промышленность, машиностроение и легкая промышленность, по оценкам отраслевых специалистов, потеряют из-за присоединения к ВТО около 2 млн рабочих мест.

По оценкам специалистов Strategic Business Solution, прямые потери, например, легкой промышленности в 2020 году составят 70 млрд руб. в ценах 2012 года, упущенные возможности роста — 220 млрд руб., а общие потери — 42% от возможного выпуска. Даже в своем нынешнем плачевном положении легкая промышленность потеряет еще 100 тыс. рабочих мест.

Системный кризис нанесет сильнейший удар по всем видам производства — в силу как дезорганизации общества, так и бегства капитала. Однако «валютный цех» в виде производства и транспортировки экспортного сырья, а также обслуживающих их отраслей (например, электроэнергетики) сохранится.

Хуже, если мы столкнемся с падением мировой экономики в глобальную депрессию, на грани которой она балансирует вот уже четвертый год. Тогда резкое падение всех спекулятивных рынков коснется и цен на нефть, и Россия окажется еще и без денег.

Никита КРИЧЕВСКИЙ, профессор РГСУ:

— Что касается сельского хозяйства. У нас отсрочка на присоединение этой отрасли к ВТО на восемь лет, при этом ввозные пошлины на свинину и мясо птицы изменятся незначительно. Полагаю, что все останется как есть. К слову, одним из условий, касающихся сельского хозяйства, было такое: мы должны в ближайшие годы выйти на полное самообеспечение свининой и птицей.

В чьих интересах раздувается истерия, что, якобы, от вступления в ВТО мы потеряем сельское хозяйство? Это выгодно тем, кто привык иметь свой гешефт от села. Сегодня в цену сельхозпродукции закладываются и все управленческие расходы, и расходы посредников… Таким образом, себестоимость искусственно увеличивается. А разница оседает в карманах перекупщиков.

Другой момент. Снижение пошлин невыгодно и импортерам сельхозпродукции. Практически весь нынешний продуктовый импорт поступает через офшоры. Здесь «прогоняются» кредиты или оборотные средства. Понятно, что продукты — это необходимая часть жизни человека, поэтому это крайне выгодный бизнес. К слову, прокрутка импорта через офшоры — это одна из основных причин высоких цен на продукты в России.

На самом деле участники переговоров «по селу» со стороны России выторговали для себя максимально выгодные условия членства в ВТО. Согласно правилам ВТО максимальная сумма субсидий сельхозпроизводителям может составлять $9 млрд ежегодно. Мы договорились о $4,4 млрд. Напомню, что в самые благодатные годы на село из бюджета не тратили больше $4 млрд — то есть сумма для экономики страны подъемная.

С пищепромом же у нас вообще абсурдная ситуация. Положение дел таково, что значительная часть отечественных пищевых брэндов на самом деле производится за границей. Например, макароны «Макфа» делают в Италии. Скажу больше: упаковку для хорошо известных тортов «Чародейка» делают в Израиле. Такое сплошь и рядом. В нынешней экономической обстановке выгоднее производить за границей. Это касается и многих других брэндов.

Про электронику вообще не говорю — 100-процентный импорт. На территории РФ присутствует только сборка или упаковка.

Российским предпринимателям сегодня выгоднее закупать ту же картошку за границей, чем развивать мощности по хранению плодово-овощной продукции.

Ну и чем помешает членство в ВТО?

Основные проблемы — внутри России. Это недостаток обрабатываемых земель сельхозназначения, проблемы с выделением паев и участков для фермеров, нет заинтересованности в развитии мясо-молочной продукции, в первую очередь крупного рогатого скота. Сегодня говядина на 60% импортная. Сложность этого вида производства в том, что теленок до убойного веса выращивается в среднем три года. Ну и кому это может быть выгодно, учитывая все коллизии российского бизнеса?

Станет ли лучше потребителям от того, что мы будет в ВТО? Как это ни прискорбно звучит — вряд ли. Снижение пошлин, которое, по идее, должно удешевить товары, наши компании станут компенсировать через те же офшоры, будут заключать так называемые боковые договора на консалтинг и прочие услуги.

Еще важный момент: снижение пошлин в процентном отношении не означает, что так же снизятся цены. Была пошлина, условно, 30 руб., станет 20… Это не столь ощутимо для цены.

Кроме того, я хотел бы сказать по поводу возможной безработицы. У нас почти 70% экономики — это сфера услуг, причем как в производстве, так и в индустрии развлечений. Что может закрыться в сфере услуг в РФ? Напомню, что приняты жесткие ограничения по банковскому, страховому бизнесу. У последнего вообще отсрочка 20 лет. Кроме того, сегодня в РФ находятся представительства практически всех крупнейших мировых компаний, и они тоже тут давно работают.

Поэтому мне не очень понятны алармистские настроения многих аналитиков. В любом случае, у нас еще довольно много времени до того, как мы станем членом ВТО.img src=