Как понизить, чтобы повысить


Текст | Илья РОМАНОВ


В правительстве никак не разберутся с направлениями обещанного налогового маневра. Но, похоже, долгие разговоры просто вуалируют грядущее увеличение фискальной нагрузки.

В конце декабря Владимир Путин потребовал от Минфина и Минэкономразвития подготовить к 15 февраля предложения, касающиеся радикального «налогового маневра». По мнению премьера, новая налоговая политика должна направить страну по пути индустриализации, снять ее с сырьевой иглы и заложить основу для высокотехнологичных производств. Однако к середине февраля предложения окончательно не были сформулированы, а «радикальный маневр», кажется, опять обернется повышением налогов.

Впервые о налоговом маневре глава правительства заговорил, как известно, на всероссийском съезде «Деловой России» 21 декабря. Владимир Путин тогда обратил внимание на дисбалансы в налогообложении секторов экономики: «По производству машин и оборудования налоговая нагрузка составляет 11,1%, по строительству — 11,3%, по металлургии — 3,3%, по производству кокса и нефтепродуктов — 5%», — отметил он. Как ни крути, а основные ресурсы бизнес направляет именно туда, где высока норма прибыли, то есть в сырьевой сектор. По словам Путина, необходимо развернуть инвестиционные потоки в другую сферу — «высокотехнологичного и производственного бизнеса». А для этого нужны «конкретные шаги по перенастройке фискальной политики на решение задач индустриального развития страны».

Между тем разногласия относительно путей реформирования налоговой политики начались уже на съезде: с премьером не согласились как раз те, кому, по идее, и адресовалась разработка «налогового маневра». По мнению председателя «Деловой России» Александра Галушки, российскому бизнесу сильно помогло бы снижение налогового бремени до уровня схемы 15% — 15% — 15%: по НДС, налогу на прибыль и страховым взносам. Сейчас они соответственно составляют 18, 20 и 30%. Причем еще недавно страховые выплаты составляли 34%, но начиная с 2012 года были снижены волевым решением Дмитрия Медведева.

Бюджетные потери от недополучения налогов в «Деловой России» предлагают компенсировать за счет повышения НДПИ, акцизов на алкоголь и табак, налога на недвижимость: «Налоги на заработную плату, добавленную стоимость и на прибыль в гораздо большей степени подавляют экономическую активность, чем налоги на природные ресурсы, избыточную недвижимость, предметы роскоши, сверхпотребление. И мы можем сместить акценты в правую сторону и за счет этого понизить налоговую нагрузку», — сказал Александр Галушка. Владимир Путин обещал рассмотреть предложения «Деловой России», но от повышения акцизов отказался сразу. Как показало время — поторопился…

Разные варианты

Тема налоговой реформы будоражит и власти и бизнес уже давно. В качестве альтернатив всплывают самые разные варианты, однако пока ни к одному из них правительство не склонилось окончательно. Ситуацию осложняет то, что налоговая реформа должна учесть сразу несколько факторов и тенденций. Во-первых, она должна отвечать идее децентрализации власти и перераспределения бюджетных средств в пользу регионов и муниципалитетов, с которой власти носятся последние пару лет.

Во-вторых, в реальности особых резервов для снижения налогового бремени у российских властей нет. Повышение военных расходов, вызвавшее в свое время отставку несогласного с ним Алексей Кудрина, ряд важных инфраструктурных проектов, в первую очередь траспортных, растущие социальные обязательства — все это чревато дефицитом бюджета в случае даже незначительного понижения цен на нефть. А если опасения насчет новой волны финансового кризиса в 2012—2014 годах окажутся не напрасными, то счет бюджетного дефицита может пойти на сотни миллиардов. Даже перекладывание налогов на нефтегазовый комплекс не поможет — удержать цены на топливо и газовые тарифы на приемлемом уровне тогда будет значительно труднее.

И наконец, в-третьих: относительно налоговой реформы нет единства и в самом правительстве.

Например, глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина уже через несколько дней после выступления Владимира Путина на съезде «Деловой России» дала понять, что анонсируемый «налоговый маневр» произойдет не скоро и не в один момент. По ее мнению, вопрос необходимо подробно рассмотреть, поскольку снижение налогов в несырьевых секторах «требует времени и ответа экономики». «Если мы для кого-то снижаем, то наверняка не обойтись в ближайшее время без повышения. У нас все-таки есть необходимость балансирования бюджета», — сказала она.

Нет ясности у членов правительства и относительно того, какие именно налоги затронет коррекция. Категорически против повышения прямого налога на прибыль Минфин: там считают, что это приведет к «ухудшению конкурентоспособности российской экономики». Если повышать, то уж косвенные налоги, НДС и акцизы. Позиция Минфина понятна, как считают эксперты: косвенные налоги легче собираются. Однако они затрагивают в большей степени не производителя, а конечного потребителя — но это означает рост цен. Помощник президента Аркадий Дворкович выступает за отмену НДС и введение нового оборотного налога — налога с продаж.

К слову, тема возвращения оборотного налога активно и всерьез обсуждалась еще осенью 2011 года. На конференции «Налогообложение — современный взгляд» Аркадий Дворкович заявил о необходимости передать на уровень территорий до одного триллиона рублей. Между тем при действующей фискальной системе такой объем средств просто перераспределить невозможно. Поэтому, считает он, реальная децентрализация возможна только при введении привязанного к региону платежа, то есть налога с продаж, не взимавшегося в России с 2004 года.

Именно на него г-н Дворкович предлагал постепенно заменить нынешний НДС. С его позицией согласились некоторые губернаторы, включая глав Астраханской и Белогородской областей Александра Жилкина и Евгения Савченко. Однако категорически против «нового старого» налога выступил Минфин. Позже к нему присоединилась и Эльвира Набиуллина, заявив, что Минэкономразвития не будет предлагать заменить НДС на налог с продаж в рамках «налогового маневра».

Что получилось

Время шло, приближался назначенный премьером срок, а эксперты гадали: в какие конкретные меры выльется в итоге инициатива премьера. Масла в огонь подлил сам Владимир Путин, в своей программной статье в газете «Ведомости» предложивший в 2013 году ввести налог на избыточное потребление — дорогую недвижимость, люксовые товары, алкоголь и табак. «Основные решения должны быть приняты уже в этом году, с тем чтобы со следующего года владельцы дорогих домов и машин платили повышенные ставки налогов», — заявил премьер.

Критики тут же отметили невозможность введения в ближайшее время налога на недвижимость — кадастровая оценка завершена только в 12 регионах страны. Если же облагать налогами только самые дорогие объекты, то «выхлоп» для бюджета будет незначительным. «Больше потратимся на администрирование — зачем такой налог?» — усомнились эксперты.

В своей программной статье Владимир Путин также пообещал не увеличивать налоговую нагрузку на несырьевые сектора — иначе «это противоречит всей нашей политике диверсификации экономики». Но возник вопрос: а на какие отрасли в таком случае ляжет основная нагрузка? Критика не заставила себя долго ждать. «Не может быть поддержана возможность перекрестного налогового субсидирования, то есть повышения нагрузки на одни сектора, позволяющего снизить нагрузку по приоритетным направлениям», — говорится в резолюции членов Российского союза промышленников и предпринимателей.

Правительству было рекомендовано сначала разобраться с эффективностью расходования бюджета, а потом уже заниматься налогами. По мнению промышленников, в России необходимо также «зафиксировать предельный уровень прямой финансовой нагрузки на бизнес», чтобы была возможность контролировать сбалансированность всей налоговой системы.

В середине января, спустя почти месяц после поручения Владимира Путина, в выступлениях членов правительства начала появляться какая-то конкретика. «Если налоговые доходы бюджета не позволяют совершить маневр, конечно же, есть еще один выход — повышение налогов», — сообщил на Гайдаровском форуме глава Минфина Антон Силуанов. — Вопрос налогового маневра — творческий», — добавил он. По словам Силуанова, Минфин готов обсуждать идею повышения НДС и акцизов в обмен на снижение налогов на прибыль и зарплаты. При этом чиновник подчеркнул, что серьезные изменения налогового поля не всегда улучшают инвестиционный климат, а потому изменения возможны. Но общий уровень фискального бремени при этом меняться не должен.

Один из вариантов реформы налоговой системы на форуме в Давосе представил первый вице-премьер Игорь Шувалов, согласно которому ставку НДС необходимо увеличить на несколько процентов, а сами средства по налогу перераспределить между федерацией и регионами. «Мы можем пойти на увеличение ставки НДС и разделить эти средства. Те средства, которые будут собраны за счет увеличенного налога, пойдут на нужды регионов. Нам нужны инвестиции в инфраструктуру, а им нужны финансы», — сказал чиновник.

«Творческий» подход к решению налогового вопроса привел в итоге к тому, что к 15 февраля конкретных предложений премьеру Владимиру Путину представлено так и не было. Однако, как стало известно газете «Ведомости», увеличение налоговой нагрузки на экономику все же состоится — в том случае, если будущий президент не сократит расходы на оборонку и госаппарат.

По словам одного из чиновников, опрошенных изданием, властями рассматривается несколько мер: увеличение НДС до 22%, введение прогрессивной шкалы подоходного налога, возврат ставки страховых взносов к 34% с перенесением части нагрузки (4%) на работника, и повышение акцизов на алкоголь и табак, от которого в декабре решительно отказался Владимир Путин. О принятии всех мер сразу речь не идет, утверждают собеседники газеты, «каждая просчитывается отдельно, а потом нужно будет выбрать». Официальных комментариев представители министерства пока не дают. Но так или иначе, спустя месяц после данного г-ном Путиным поручения, вместо обещанных послаблений бизнес получил фактически новое налоговое бремя. В каком виде — уже другое дело. Возникает вопрос: если в этом и заключался весь пресловутый «налоговый маневр», стоило ли так долго городить огород?