Респектабельная роскошь

Текст | Анастасия САЛОМЕЕВА

В отличие от своих прославленных европейских конкурентов американец Чарльз Льюис Тиффани не был профессиональным ювелиром. Он был торговцем — умным, расчетливым и тонко улавливающим потребности своих клиентов, при этом обладал отменным вкусом. Тиффани удалось создать одну из самых известных ювелирных компаний мира, чье название уже более 150 лет является символом респектабельного шика.

В этом году ювелирная компания Tiffany & Co отмечает 200-летний юбилей своего основателя. Чарльз Льюис Тиффани появился на свет 15 февраля 1812 года в регионе, сыгравшем особую роль в истории Соединенных Штатов — Новой Англии. Детство и юность человека, которому в будущем предстояло получить от газетчиков говорящее прозвище Король бриллиантов, прошло в городке Киллингли штата Коннектикут. Отец мальчика владел хлопчатобумажной фабрикой, а позже еще и магазином.

Чарльз окончил школу в родном городе, а затем академию в соседнем Плейнфилде. Премудрости коммерции он постиг еще в юные годы, с 15 лет помогая отцу в его делах.

В 1837 году 25-летний Тиффани покинул родной город и вместе со своим старым другом Джоном Янгом отправился покорять Нью-Йорк. Стартовым капиталом будущей многомиллионной компании стала тысяча долларов, которую молодые люди взяли в долг у отца Чарльза.

Цвет роскоши

В сентябре 1837 года на бойком Бродвее в доме 259 открылся магазин Tiffany & Young. Продавались в нем галантерейные изделия, канцелярские товары и сувениры, никаких драгоценностей поначалу не было. Как гласят бухгалтерские ведомости, выручка компаньонов за первый день работы их магазина не достигла и пяти долларов. Впрочем, молодые предприниматели не отчаивались: они знали, чем и как заинтересовать своего покупателя –человека состоятельного и жадного до всевозможных изысканных новинок из Европы и предметов роскоши из Китая и Индии. Спустя два года ассортимент товаров, украшавших прилавки Tiffany & Young, расширился: теперь там были и драгоценности, и столовые приборы, и фарфор, и изделия из стекла, и всевозможные предметы для украшения интерьера.

Товары, которые продавались в магазине, были не только изысканными, а подчас и уникальными и даже неожиданными, но и качественными. В отличие от многих своих конкурентов Тиффани и его компаньон продавали свои сокровища по фиксированной цене и никогда в кредит. Большое внимание они уделяли и дизайну упаковки, которая должна была соответствовать содержимому — быть красивой и качественной. Вскоре после основания магазина партнеры выбрали фирменный цвет своего брэнда — особый оттенок бирюзового, зарегистрированный ими как торговая марка. Этот яркий цвет, символизирующий, как полагали Тиффани и Янг, качество и мастерство, сегодня присутствует в корпоративном стиле Tiffany & Co. И вот уже более 170 лет клиенты компании знают, что свою покупку в магазине Tiffany они получат в бирюзовой коробочке.

В 1839 году отношения Тиффани и Янга из дружеских и деловых переросли в семейные. Чарльз женился на младшей сестре своего товарища Гарриет. Брак был счастливым, в нем родилось шестеро детей — четыре сына и две дочери. Но до взрослого возраста, правда, дожили не все.

Серебро и алмазы

В 1841 году в партнерство с Тиффани и Янгом вступил некий Дж. Л. Эллис, и компания поменяла свое название на Tiffany, Young and Ellis. В 1845 году клиенты фирмы, к коим тогда уже принадлежали не только ньюйоркцы, но и жители многих других штатов, получили по почте первый торговый каталог компании. «Голубая книга», как позже стали называть каталоги фирмы, де-факто была первым торговым каталогом США. К этому времени магазин Тиффани имел репутацию одного из самых респектабельных магазинов Нью-Йорка, где помимо всего прочего можно было приобрести лучшее в городе чешское стекло и столовое серебро.

1848 год стал поворотным для фирмы — она занялась ювелирным производством. К работе на ювелирной фабрике Тиффани был привлечен известный в Америке серебряных дел мастер Джон Мур. Отличавшиеся изысканной простотой и элегантностью серебряные ювелирные изделия и столовые приборы Tiffany быстро приобрели популярность.

Что еще отличало эту продукцию, так это высочайшее качество. Тиффани первым из американских ювелиров стал использовать так называемый стерлинговый сплав, или английский стерлинг — стандарт серебра 925/1000 (серебро 925 пробы). Позже с легкой руки Тиффани именно эта проба стала государственным американским стандартом для серебряных слитков. А уже в 1926 году, через 24 года после смерти основателя Tiffany & Co, правительство США, также исходя из рекомендаций ювелирной компании, установило официальный стандарт платины.

В 1850 году появился первый европейский магазин Тиффани — в Париже. По правде сказать, это было не самое благоприятное время для выхода на французский рынок. Ведь в феврале 1848 года в стране вспыхнула буржуазно-демократическая революция, в результате которой трона лишился «король-гражданин» Луи-Филипп, а в конце того же года, перенеся еще одно восстание — июньское, французы выбрали себе нового главу государства — амбициозного и рискового принца Луи Бонапарта, через несколько лет провозгласившего себя императором Наполеоном III.

Впрочем, для Тиффани все эти неурядицы во Франции оказались очень даже кстати. Дело в том, что французская аристократия, почуяв, что в стране начинаются революционные волнения, и прекрасно понимая, что ничего хорошего они ей не сулят, начала покидать родину. Ну а в эмиграции, как известно, очень нужны наличные деньги, и поэтому бароны, графы, маркизы и герцоги стали в спешном порядке распродавать свои семейные драгоценности. Европейские ювелиры не торопились давать за них много денег — нестабильность в охваченной революционными настроениями Европе привела к падению цен на алмазы. Тиффани же средств на фамильные драгоценности аристократических семей не жалел. И в результате стал обладателем весьма солидной коллекции.

Кабель, сабли, ожерелье

В 1853 году Тиффани выкупил доли своих компаньонов и стал единоличным хозяином бизнеса. Фирма получила свое нынешнее название Tiffany and Co.

Спустя пять лет предприимчивый Чарльз Льюис сделал очень изобретательный коммерческий шаг, с ювелирным делом, правда, никак не связанный. В середине лета 1858 года бизнесмен Сайрус Уэст Филд как никогда был близок к завершению дела своей жизни — заканчивались работы по прокладке первого трансатлантического телеграфного кабеля по дну Атлантического океана. Американцы больше не смеялись над Филдом, не называли его идею связать Старый и Новый Свет безумной, напротив, каждый человек, оказавшийся в Нью-Йорке в это время, хотел быть причастным к великому событию, которое стало реальностью благодаря упорству и вере Филда. Тут-то и возник Чарлз Люис Тиффани. Купив у Филда остатки кабеля, он разделил их на небольшие части, что-то просто обернул в красивую упаковку, из чего-то были сделаны мелкие аксессуары, например ручки для зонтиков и пресс-папье. 5 августа 1858 года, в последний день укладки трансатлантического кабеля, эти сувениры поступили в продажу и, конечно же, мгновенно были распроданы.

К началу 1860-х Tiffany and Co занимала лидирующие позиции на американском ювелирном рынке. Позиции компании еще более укрепились, когда в 1861 году изящное изделие Tiffany украсило шейку первой леди Америки — супруги нового президента США Авраама Линкольна Мэри Тодд Линкольн. Новая хозяйка Белого дома отличалась непростым характером, и вашингтонский истеблишмент ее сразу невзлюбил. Мэри сдаваться не привыкла и, решив сразить своих недругов наповал, принялась просить супруга купить ей колье от Тиффани. Линкольн, часто уступавший напору своей импульсивной и категоричной спутницы жизни, сдался и в этот раз, выложив за драгоценность кругленькую сумму. Колье из мелкого жемчуга в золоте было ослепительно, и очень может быть, что Мэри оно было к лицу — только вот позиции своей обладательницы в вашингтонском высшем обществе эта драгоценность нисколько не повысила. Скорее даже наоборот, этот щедрый подарок супруге повредил репутации самого президента — за спиной у Линкольна стали шептаться: «А откуда у них на это деньги? Уж не из государственной ли казны? А может быть взятки?»

Зато Tiffany and Co оказалась в выигрыше. Легендарный президент-освободитель, национальный герой, возглавляющий список именитых клиентов фирмы — что может быть лучше такой рекламы? Любопытно, что в будущем клиентами фирмы становилось еще немало хозяев Белого дома. Например, одним из корпоративных анекдотов компании является следующая история. Как-то в магазин Tiffany зашел 34-й президент США Дуайт Эйзенхауэр. Приценясь к понравившейся ему безделушке, он удивленно поднял бровь и спросил у продавца: «А нет ли у вас скидок для президентов США?» На что получил лаконичный ответ: «Президент Линкольн покупал без скидки».

Досужие разговоры о расточительности Авраама Линкольна отошли на второй план, когда в Америке началась Гражданская война. А война, как известно, не самое лучше время для ювелирного бизнеса, поэтому с 1861 по 1865 год Тиффани перепрофилировал свою компанию. Во главу угла были поставлены армейские нужды: компания поставляла войскам северян колющее оружие, медицинские инструменты, медали и другие награды.

С наступлением мирного времени все вернулось на круги своя. Соединенные Штаты уже были завоеваны Тиффани. Носить изящные украшения от Тиффани почитала необходимым почти каждая состоятельная американская дама, его столовое серебро считалось обязательным для любого приличного американского дома. Клиентами Тиффани были представители и старинных американских фамилий, не привыкшие кичиться своим состоянием, и только вчера разбогатевшие нувориши, без оглядки тратившие огромные деньги на предметы роскоши, которые бы внушительно говорили об их новом социальном статусе.

Оставалось только покорить Европу. В 1867 году предпринимателя и его мастеров-ювелиров ждал первый оглушительный успех на международном рынке — на Всемирной ярмарке в Париже фирма выиграла высшую награду за качество серебряных ювелирных изделий и столового серебра, став первой американской фирмой, заслужившей столь высокую оценку в Старом Свете.

В 1868 году открылись представительства Tiffany and Co в Женеве и Лондоне. К началу 1870-х в компании трудилось около тысячи человек, плюс к этому десятки ювелиров, золотых и серебряных дел мастеров работали для Тиффани внештатно в других странах мира.

Доверяй — но проверяй

Триумфальное шествие Tiffany and Co по миру омрачило участие ее основателя в одной истории, неприятной и для него, и для ряда других американских бизнесменов, но поучительной.

В 1871 году в Сан-Франциско объявились некие Филипп Арнольд и его кузен Джон Слэк. Поначалу на них никто не обратил особого внимания — много таких искателей приключений повидал этот город во время Калифорнийской золотой лихорадки. Вскоре, впрочем, эти старатели заставили о себе говорить не только Сан-Франциско. В одно прекрасное утро они заявились в Банк Калифорнии и продемонстрировали удивленным служащим сумку полную алмазов. Мол, вот повезло — напали на алмазное месторождение, теперь хотим арендовать у вас ячейку для хранения своей первой «добычи»!

Вскоре Арнольда и Слэка стали осаждать местные финансовые воротилы, выясняя у них, где находится их рудник и не хотят ли они вступить в партнерство по его разработке. Старатели отмалчивались-отмалчивались, а потом нехотя намекнули — в штате Вайоминг, но более точно они не скажут никому. Хотя, может быть, и покажут это чудо-место представителям своих потенциальных компаньонов — но в обстановке строгой секретности.

Новости, которые принесли из поездки в Вайоминг гонцы бизнесменов, были радостными: земля на поле, куда Арнольд и Слэк привели экспедицию, оказалась буквально усыпана сияющими камнями. Коммерсанты, заинтересовавшиеся месторождением, конечно, не были наивными овечками и прекрасно знали, что на западе Соединенных Штатов об алмазных месторождениях отродясь никто не слышал. Однако манящий блеск вайомингских алмазов ослепил акул бизнеса, и наживку они проглотили. Правда, как и полагается деловым людям, финансисты навели справки об Арнольде и Слэке — выяснилось, что они старатели с большим стажем, в своем кругу известные и уважаемые, да и вообще слывут за людей порядочных. Была проведена и экспертиза драгоценных камней, предоставленных старателями. Привлеченный к ней Чарльз Льюис Тиффани констатировал: камни подлинные. Это подтвердил и другой эксперт.

Вслед за этим вердиктом образовалось партнерство предпринимателей, предложившее Арнольду и Слэку более полумиллиона долларов за их месторождение. В группу эту входил президент Банка Калифорнии Уильям Ралстон, барон Ротшильд, Чарльз Льюис Тиффани, два генерала — герои Гражданской войны и еще два десятка уважаемых и состоятельных граждан. Арнольд и Слэк упорствовали недолго и уступили свою долю.

Вскоре красивую историю о богатейшем месторождении алмазов разоблачил геолог Кларенс Кинг, находившийся на государственной службе и приехавший проводить экспертизу рудника. «Господа, — сказал он, осмотрев местность и проведя экспертизу, поздравляю! Вы стали жертвами грандиозной аферы!» Конечно же, никакого алмазного месторождения в Вайоминге не оказалось, камни, которые Арнольд и Слэк демонстрировали своим партнерам, и подлинность которых подтвердили эксперты, действительно были алмазами, но не американскими, а южноафриканскими. А чудо-поле, так поразившее первую экспедицию, было щедро посыпано алмазной крошкой, купленной предприимчивыми старателями по дешевке на биржах Лондона и Амстердама.

90 граней успеха

Tiffany and Co удалось быстро оправиться от скандальной истории с вайомингским алмазным «месторождением». Тем более что за этой неудачей последовала чреда блестящих побед.

Так, в 1878 году серебряные изделия Тиффани вновь получили золотую медаль на Всемирной выставке в Париже, а Чарльз Льюис Тиффани стал кавалером ордена Почетного легиона. Автором той покорившей Европу коллекции, выполненной по японским мотивам, был знаменитый американский серебряных дел мастер Эдвард Мур, сын того самого Джона Мура, с которым Тиффани когда-то начинал свой ювелирный бизнес. Спустя 11 лет Tiffany and Co ждал еще один триумф на Всемирной выставке в Париже — золотая медаль за коллекцию украшенных драгоценными камнями брошей.

Чарльз Льюис Тиффани продолжал скупать драгоценные камни в Европе и других странах. Его закупочные центры были по всему миру. Среди приобретений были исторические драгоценности и камни — например, некоторые сокровища французской монархии. За них в 1887 году Тиффани выложил полмиллиона долларов, за что и был прозван американской прессой Королем бриллиантов. Также компания покупала и только что найденные камни. Например, в 1877 году Тиффани за $18 тыс. купил добытый на рудниках Кимберли в Южной Африке один из самых крупных и чистых желтых алмазов. Изначально камень, получивший название «Алмаз Тиффани», весил 287,42 карата. После обработки, которую возглавил один из лучших гематологов мира, с этих пор и главный гематолог Tiffany and Co доктор Джордж Фредерик Кунц, получился бриллиант весом в 128,54 карата. «Алмаз Тиффани» имеет больше, чем при традиционной огранке, количество граней — 90, что позволило усилить блеск и игру света в камне. Так появился стандарт Тиффани в огранке, которого компания придерживается и сегодня: важен не размер бриллианта, а его блеск и внутренний свет.

Последние декады XIX века были благоприятным периодом для развития ювелирного дома. В Европе бал правила Прекрасная эпоха — время, когда старый мир легкомысленно кружился в вальсе роскоши и развлечений, еще не чувствуя приближения страшных катастроф грядущего века. Стремительно развивавшееся американское общество все громче заявляло о себе. Состояния здесь делались мгновенно — благодаря золоту, углю, нефти, железным дорогам, фондовому рынку и многим другим возможностям, которые предоставляла ловким и предприимчивым парням эта огромная страна. Вчерашние босяки, а сегодняшние миллионеры хотели иметь все самое лучшее и причем немедленно. И поэтому в клиентах у Tiffany and Co не было недостатка — были среди них и члены августейших европейских семей, и аристократы, и представители буржуазии, и богема.

Конечно же, фирма обслуживала не только частных лиц. Среди ее клиентов были и компании, и мэрии городов, например Нью-Йорка, и правительство США — так, в 1885 году Tiffany and Co была привлечена к редизайну Большой государственной печати США и военной атрибутики.

Наследник

Успехи компании, конечно же, воодушевляли ее основателя, но омрачало его радость одно обстоятельство — поведение сына, которого Чарльз Льюис Тиффани прочил в наследники своего дела. При этом нельзя сказать, что Луис Комфорт, второй сын Тиффани-старшего (первый его мальчик, названный в честь отца, умер в пятилетнем возрасте), был уж слишком легкомысленным, просто семейным бизнесом он до поры до времени не особенно интересовался. Увы, не мог создатель Tiffany & Co знать, что имя этого его отпрыска со временем приобретет не меньшую, а, может быть, даже большую известность, чем его собственное.

Луис Комфорт Тиффани появился на свет 18 февраля 1848 года и очень рано решил посвятить себя искусству. Любимым занятием ребенка, как говорят его биографы, были игры с цветными стеклышками. Родители и бонны, ругавшие Луиса за такое странное времяпрепровождение, вряд ли могли предположить, к чему приведет это необычное увлечение. Учился парень плохо, школу не закончил, в 18 лет стал брать уроки у знаменитых американских художников Джорджа Иннесса и Сэмюэля Колмена. Потом укатил учиться живописи в Париж и в поисках новых впечатлений объездил полмира.

Сначала Луис Комфорт работал как живописец, потом как дизайнер интерьеров, а в начале 1880-х вновь занялся «цветными стеклышками». Так Луис Комфорт Тиффани стал новатором в области художественного стеклоделия, автором уникальной техники создания многоцветного стекла, «стекла Тиффани». Произведения Луиса Комфорта Тиффани, самого известного американского художника эпохи art nouveau — это витражи, которые легко спутать с картинами, причудливые вазы и знаменитейшие лампы Тиффани, ставшие символом его творчества.

Кстати, Луис Комфорт оказался способным бизнесменом, в начале 1880-х он основал собственную компанию, предлагавшую услуги в области дизайна интерьеров, затем наладил массовое производство своих ламп, пользовавшихся колоссальным успехом до начала 1920-х годов, а сегодня являющихся одним из самых популярных объектов подделки. Отец успел оценить успех старшего сына, который по-настоящему пришел к Тиффани-младшему в 1900 году, после оглушительного триумфа его произведений на Всемирной выставке в Париже.

Спустя два года Чарльз Льюис Тиффани скончался, по грустной иронии судьбы он умер в день рождения Луиса Комфорта — 18 февраля 1902 года. После смерти отца Луис Комфорт стал креативным директором Tiffany & Co. Young, расширился: теперь там были и драгоценности, и столовые приборы, и фарфор, и изделия из стекла, и всевозможные предметы для украшения интерьера.