Марин и ребята


Текст | Тимур ХУРСАНДОВ


Президентские выборы во Франции обещают быть трудными для партии власти.

За увлекательными предвыборными кампаниями в США и России как-то подзабылось, что в этом году президентские выборы должны пройти еще в одной далеко не последней стране мира. Весной главу государства будут выбирать во Франции, и пока все идет к тому, что скоро в этой стране — второй по величине экономике Евросоюза и постоянном члене Совета Безопасности ООН — у власти будут новые люди.

Шерше ля фам

Если в России и США самое интересное наверняка еще впереди, то главное событие французской предвыборной гонки, пожалуй, уже произошло, причем еще в прошлом году. Даже сами выборы президента вряд ли вызовут такое внимание, как скандал вокруг тогдашнего главы Международного валютного фонда и основного претендента от социалистов Доминика Стросс-Кана.

Как это водится у французов, не обошлось без женщины. 14 мая 2011 года Стросс-Кана сняли с борта самолета, на котором он должен был вылететь из Нью-Йорка, и арестовали по обвинению в сексуальных домогательствах к горничной гостиницы Sofitel.

Более трех месяцев понадобилось Стросс-Кану, чтобы добиться снятия обвинений, в результате его адвокатам удалось доказать, что показания якобы потерпевшей несостоятельны. Дело было закрыто, однако удар по репутации оказался слишком силен.

Еще в середине мая, через несколько дней после ареста, Стросс-Кан подал в отставку с поста управляющего директора МВФ. А в сентябре он заявил, что не будет участвовать в выборах президента Франции.

Сразу же после начала этого скандала многие заговорили о том, что дело шито белыми нитками и совершенно очевидно, кому это выгодно. Даже противники всяческих теорий заговоров признавали, что больше всех выиграл один человек — президент Франции Николя Саркози.

Мотивы просты: почти наверняка против Стросс-Кана, этого опытнейшего политика, неоднократно работавшего в правительстве Франции, возглавлявшего крупнейшую международную финансовую структуру, обладающего огромным авторитетом как внутри страны, так и в мире, шансов на выборах у Саркози не было бы. И даже если нынешний французский президент непричастен к этой истории, несомненно одно: она избавила его от опаснейшего конкурента.

Семейный подряд

После схода с дистанции Стросс-Кана на первый план в Социалистической партии вышел запасной игрок — Франсуа Олланд. Он тоже далеко не новичок во французской политике: еще в 27 лет он стал советником по экономике тогда еще будущего президента Франсуа Миттерана, затем был секретарем Социалистической партии, а позже, в 1997—2008 годах, возглавлял ее. Деятельное участие он принимал и в предыдущих выборах президента, хоть и не в качестве кандидата.

Претендентом на высший государственный пост от социалистов тогда была его гражданская жена Сеголен Руаяль. Олланд как лидер партии всячески поддерживал ее, однако в итоге победу одержал Николя Саркози.

Спустя пять лет Франсуа Олланд решил сам побороться за пост президента и уверенно обошел на социалистических праймериз и лидера партии Мартин Обри, и Руаяль, с которой с момента прошлых выборов успел расстаться, и еще троих кандидатов. Шансы занять Елисейский дворец у Олланда совсем неплохие. По данным последних опросов, помешать ему ни в первом туре 22 апреля, ни в возможном втором туре 6 мая пока не может никто — уровень его популярности составляет около 62%.

В плюс кандидату от социалистов ставят опыт управления регионом, руководства партией, широкие связи, полемические способности. Подкупает французов и его демократичность — например, Олланд передвигается по Парижу не иначе как на мотороллере. Некоторые критики упрекают его в «бесцветности», особенно в сравнении с двумя пламенными революционерками — Обри и Руаяль, но, возможно, для выборов нужна как раз такая неяркая, но сбалансированная фигура.

Добавляют Олланду очки и успехи партии. На прошедших в конце марта 2011 года региональных выборах в парламенты кантонов социалисты еще больше укрепили свои позиции, набрав 35% голосов, в то время как правящая партия с трудом дотянула до 20%. Социалисты и раньше контролировали 58 департаментов из 100, а теперь их число превысило 60. Это дает партии вполне ощутимые основания для того, чтобы с оптимизмом ожидать президентских выборов, а также выборов в Национальное собрание, которые пройдут летом этого года.

Президент и кризис

Нынешний же президент Николя Саркози и его партия «Союз за народное движение» переживают не лучшие времена. Причина та же, по которой «свалилось» уже не одно правительство в Европе, — экономический кризис. Да, во Франции дела не так уж плохи, особенно по сравнению с южными соседями — Грецией и Италией. Но, надо признать, в целом власти страны справились с последствиями кризиса на тройку, если не хуже.

У Саркози и кабинета министров был хитроумный план по выходу из кризиса, настолько хитроумный, что даже сами его авторы с ним не совладали. По их замыслу, от внешних заимствований Франции уходить не следовало, наоборот — планировалось залезть поглубже в долги и даже превысить установленный ЕС потолок в этой сфере. Таким замысловатым образом французские власти надеялись придать экономике дополнительный импульс, спасти ее от рецессии. Не получилось.

В результате к концу прошлого года долг Франции составлял уже примерно 85% от ВВП. Это, в свою очередь, усилило отток капитала, отпугнуло инвесторов, что в конечном счете привело к увеличению безработицы.

Экономические проблемы помножились на социальные. Саркози практически провалил свою коронную тему — миграционную политику. На прошлых выборах именно обещания навести в этой сфере порядок, ограничить приток нелегальных мигрантов принесли нынешнему президенту голоса многих избирателей. Теперь эти люди разочарованы: после шумных, но, по сути, общей картины не меняющих реформ ничего и не изменилось.

Картинный запрет на ношение хиджабов и другие формальные нововведения не сняли остроты проблемы. А вот Саркози попал в немилость у обеих сторон: французы недовольны тем, что президент не сдержал своих ключевых обещаний, а мигранты затаили обиду за то, что власти лезут в их быт и устои.

Неудачная миграционная политика повысила рейтинг националистов, которые могут отобрать у действующего президента ощутимую долю голосов. Уровень популярности их лидера, главы «Национального фронта» Марин ле Пен, уже сегодня, по некоторым опросам, доходит до 20%, а к выборам он может и повыситься. Рейтинги националистов — одна из главных сенсаций французской избирательной кампании.

Хотят ли русские Саркози

Если говорить об интересах России, то смена хозяина в Елисейском дворце будет Москве скорее на руку. Причем нельзя сказать, что при Саркози российско-французские отношения стали резко ухудшаться. Нет, Париж был и остается одним из наиболее близких партнеров Москвы на Западе. В части экономических связей с РФ за Берлином французам, конечно, не угнаться, но в том, что касается политики, Франция как минимум не уступает.

И все же Саркози не самый приятный и удачный партнер для российских властей. Виной тому — чрезмерный крен французского президента в сторону США. Такого горячего поклонника союза с американцами во Франции, да и во всей Европе, давно не было — в этом за Саркози не угнаться даже Великобритании.

Его увлеченность идеей евроатлантизма — это не просто абстракция и политическая причуда, она напрямую повлияла и на сферу безопасности: именно Саркози вернул Францию в военные структуры НАТО, из которых страна вышла в далеком 1966 году.

Не встретила понимания в Москве и позиция французского президента в отношении Ливии. Всего несколько лет назад Саркози посетил Триполи, мило общался с Муаммаром Каддафи, договорился создавать Средиземноморский союз, подписал с ливийским лидером ряд экономических соглашений. И вдруг Франция становится одной из самых активных сторонниц свержения Каддафи, военной операции против Ливии, и даже, не скрывая, поставляет повстанцам оружие, хотя это напрямую запрещено решениями Совета Безопасности ООН. Сейчас почти та же ситуация складывается с Сирией.

Помнят в Москве и посредничество Николя Саркози в ходе грузино-осетинского конфликта. Оно хоть и принесло определенные результаты, но оставило неприятный осадок — до сих пор мало кто на Западе отказывает себе в удовольствии лишний раз пнуть российские власти за невыполнение плана Медведева-Саркози.

В целом победа социалистов на предстоящих во Франции выборах Москву бы устроила больше. Но если Саркози все-таки сумеет остаться у власти еще на пять лет, расстраиваться тоже никто не станет. p