Понарошку или всерьез?


Текст | Валерия ДЕЛИНСКАЯ


Плюсы и минусы Большого правительства.

Вот уже более месяца прошло с того дня, когда президент Дмитрий Медведев выступил с инициативой создания Большого правительства и призвал своих сторонников к активному участию в нем. Что это — предвыборный ход с целью привлечения электората для «Единой России», очередная профанация, имитирующая наличие демократии, или действительно попытка получить обратную связь, узнать реакцию народа на действия властей?

Экспертное сообщество в попытке ответить на этот вопрос раскололось. Одни отнеслись к данной инициативе крайне скептично и даже с иронией, другие — с энтузиазмом и оптимизмом. Ясно, что полярные мнения политологического спектра отразили отношение к пока еще действующему президенту и ожидания «переделок» в связи с его будущим премьерством.

Мое мнение по этому вопросу относится скорее к осторожно-умеренным. С одной стороны, Большое правительство отвечает общемировому тренду так называемого «открытого» управления, или краудсорсинга (crowdsourсing), с другой, как и все в нашем Отечестве, оно может сработать как в плюс, так и в минус.

На интернет-сайте «большоеправительство.рф» сегодня зарегистрировано 3774 человека, через сайт поступило 1264 предложения, и по инициативе участников Большого правительства принято 15 решений. С учетом довольно высокой активности российской блогосферы, в которой горячие темы могут вызвать сотни тысяч откликов, приведенные цифры с сайта «большоеправительство.рф» кажутся весьма скромными. И это несмотря на то, что в инициативную группу Общественного комитета сторонников Медведева, поддержавших создание Большого правительства, вошло немало уважаемых и популярных в стране людей, таких, скажем, как Рубен Варданян, Виктор Вексельберг, Ольга Дергунова, Марат Гельман, Павел Астахов, Тина Канделаки, Николай Сванидзе и многие другие.

Следовательно, интернет-сообщество, на активность которого прежде всего и рассчитана идея Большого правительства, пока относится к ней скорее с осторожностью, без пылкого энтузиазма. Будет любопытно проследить динамику приведенных выше показателей в перспективе последующих нескольких месяцев до и после президентских выборов.

Если идея Большого правительства действительно призвана реконструировать механизмы взаимодействия общества и власти, как считают некоторые оптимистически настроенные эксперты, и вывести подготовку государственных решений в сферу публичной политики, то пока «общество» в этом диалоге остается крайне малоактивным.

И, честно говоря, это абсолютно понятно на фоне общего скепсиса, связанного и с близкими думскими выборами, и с политической и экономической ситуаций в стране в целом.

Интересно, что критиками Большого правительства выступили и оппозиционные партии, и некоторые представители самой «Единой России», возглавляемой автором идеи. Первые увидели в этом подмену честных выборов и очередную «говорильню», в которой постоянные обсуждения войдут в противоречие с реальными действиями. Вторые просто испугались потерять свое значение. Характерно, что наиболее критические реплики по поводу создания Большого правительства звучали со стороны либерального крыла «Единой России», поскольку именно либералы от ЕР более всего боятся оказаться на периферии политики после того, как весной состоится рокировка во властном тандеме.

Я склонна думать, что Большое правительство — инициатива в жанре «имитационной демократии». «Википолитика» могла бы стать действительно отличным инструментом политического самовыражения для активных граждан, но, увы, не здесь и не сейчас.

Следующий год, совершенно очевидно, будет очень трудным не только в России, но и в мире в целом, и на этом фоне важны будут не идеологические изыскания, а профессионализм. Опасность Большого правительства в свете будущих непопулярных решений заключается как раз в том, что этим решениям может быть придан характер общероссийской гражданской инициативы.

Вот и выходит, что серьезный плюс сможет легко превратиться в не менее серьезный «популистский» минус.


Валерия Викторовна Делинская — вице-президент фонда «Центр политических технологий» (ЦПТ).

Окончила факультет психологии МГУ им. М.В. Ломоносова. С 1996 по 1998 год — консультант консалтинговой группы «Имидж-Контакт». В 1998 году — политический консультант ЦПТ, с 1999 года — руководитель исследовательских проектов ЦПТ.

С 2001 года работала в управлении кадровой политики компании ЮКОС руководителем ряда исследовательских и информационных проектов.

В 2005 году стала руководителем департамента корпоративных исследований ЦПТ, с 2010 года — вице-президент ЦПТ.