Текст | Тимур ХУРСАНДОВ


Колыбель заката Европы?


Колыбель демократии становится колыбелью кризиса Евросоюза и нового мирового кризиса.

В последнее время среди финансистов ходит невеселая шутка, что все в очередной раз берет начало в Греции: в этой стране зародились европейская цивилизация и демократия, с нее же пойдет и обвал общеевропейской, а может и мировой, финансовой системы. Возможно, это излишне пессимистичный взгляд на вещи, но с тем, что Греция очень сильно осложнила жизнь еврозоне, спорить не приходится.

Все есть, кроме денег

В Греции, как известно, есть все. Кроме денег. Был, правда, период так называемого греческого экономического чуда 50—60-х годов прошлого века, когда по темпам экономического роста Грецию из всех стран мира обгоняла только Япония, но он оказался слишком короток. Так что финансовой стабильностью Афины похвастаться не могли, можно сказать, никогда.

До начала 80-х это мало кого волновало, и греки жили как живется — бедно, но весело. Но в 1981 году Греция вступила в Европейский союз и с удовольствием переложила часть своей финансовой головной боли на ЕС, получая крупные субсидии из общеевропейского бюджета. С годами и усилением европейской интеграции, особенно с присоединением страны к еврозоне в 2001 году, эта часть только росла, и постепенно финансовые неурядицы греков стали проблемой в большей степени для Брюсселя, чем для самих Афин. А разболеться общеевропейской голове было из-за чего.

Олимпийское спокойствие

Если говорить в общих чертах, то хотя Греция и считается страной с развитой экономикой, параметры ее больше характерны для государства третьего мира. Самый главный ее отличительный признак — почти полная подконтрольность властям.

Государству принадлежат контрольные или как минимум блокирующие пакеты акций в любой мало-мальски значимой структуре: крупнейших банках, нефтегазовых компаниях, телефонной и электроэнергетической монополиях, портах. То есть ни о какой конкуренции практически ни в одной сфере и речи быть не может.

Естественно, что в таких условиях вся частная деловая деятельность уходит в подполье. Международные организации утверждают, что теневая часть греческой экономики составляет 20%. По самым скромным оценкам, только на взятки госслужащим греки тратят около 500 млн евро в год. Чуть меньше уходит на подкуп «частников» и откаты.

Понятно, что с учетом всего этого места для честной уплаты налогов абсолютно нет. А значит, и бюджету пополняться практически неоткуда.

Если сюда прибавить постоянный рост госаппарата, повышение и без того немаленьких по греческим меркам зарплат чиновников и регулярные популистские меры, вроде увеличения пенсий, прочих социальных выплат, бесплатных обедов для студентов, то выходит совсем печальная картина. В общем, живут явно не по средствам.

А тут еще Олимпиада 2004 года, съевшая 5% ВВП и резко увеличившая бюджетный дефицит. И окончательно добил греков глобальный кризис, подкосивший две главные статьи греческих доходов — туризм и морские перевозки.

Финансы с выдумкой

Кроме того, в полной мере сказались негативные аспекты перехода на евро: старую добрую драхму можно было бы девальвировать, чтобы хотя бы частично выправить ситуацию, но кто же разрешит Афинам сделать это с общей европейской валютой!

Компенсировали это греки выдумкой. Выяснилось, что даже к финансовым требованиям и стандартам Евросоюза они подошли творчески: надо дефицит бюджета не выше определенной планки — будет не выше. Ну, хотя бы на бумаге. Так и «рисовались» цифры бюджета.

Причем абсолютно неизвестно, как долго это продолжалось, обман раскрылся лишь в 2010 году, когда кризис был уже в разгаре. Только тогда в Еврокомиссии, наконец, поняли: что-то идет не так. Несложные проверки показали, что Греция фальсифицировала данные о состоянии своей экономики и финансовых показателях и при этом умело препятствовала сбору объективной информации.

Получалось, что там, где Афины скромно указывали бюджетный дефицит процента три-четыре, на самом деле он заметно превышал 15%. Между прочим, это рекорд для еврозоны, в которой, по идее, бюджетный дефицит отдельных стран не должен превышать 3%.

Должникам увеличат долг

Греческие власти бодрились до последнего. Прикрываясь вышеупомянутой липовой статистикой, еще в прошлом году Министерство финансов Греции уверяло, что сложности, конечно, есть, но вполне преодолимые, так что Афины даже и не думают ни о каких внешних вливаниях, займах и кредитах, например, от Международного валютного фонда.

Впрочем, продержался этот настрой недолго. Занимать все-таки приходилось, и занимать по-крупному. В одном только 2009 году Греции пришлось взять займов на 30% ВВП, что составляет примерно 80 млрд евро. В 2010 году совокупный внешний долг страны был уже 120% ВВП. К середине этого года греки были должны уже 350 млрд евро, то есть как минимум 140% ВВП.

Ясно, что справиться сама с таким долгом Греция не может. Ведь даже если все греки будут пару лет работать, не получая заработной платы, то этого хватит только на то, чтобы отдать основной долг, а ведь есть еще и проценты.

По мнению экспертов, сами Афины с удовольствием выбрали бы самый легкий вариант: объявить дефолт и отказаться от выполнения обязательств, но в этом не заинтересованы другие страны ЕС, которым в этом случае пришлось бы расплачиваться по чужим долгам. Так что пока самый реалистичный сценарий — так называемый контролируемый дефолт: объявить себя банкротом Греции не дадут, но спишут около 60% задолженности.

Помогут Афинам и новыми займами. Как ожидается, уже в ноябре тройка крупнейших кредиторов Греции — МВФ, Еврокомиссия и ЕЦБ — выделят стране очередной транш на $8 млрд. Планируется, что будет также увеличен объем Европейского фонда финансовой стабильности, который был создан в мае прошлого года для помощи странам, оказавшимся в затруднительном положении — прежде всего именно Греции, а также Испании и Португалии.

Если все страны ЕС согласятся, фонд вырастет почти вдвое — с 250 до 440 млрд евро. Будут расширены и его полномочия: теперь фонд сможет приобретать облигации европейских государств на вторичном рынке и помогать отдельным банкам.

Внешнее управление?

Естественно, что помощь Греции не будет бескорыстной. Есть у крупнейших стран-кредиторов и условия, которые очень сильно смущают Афины. Например, многие в Германии говорят, что прежде чем списывать долги и выдавать новые займы, надо отстранить греков от управления их же финансами, то есть передать полномочия по сбору налогов, сокращению бюджетных расходов специалистам из Брюсселя, Лондона или Франкфурта.

Решение, возможно, логичное, особенно учитывая последствия, к которым привели самостоятельные действия — или, вернее будет сказать, бездействие — греческих властей, но уж больно бьющее по самолюбию. Хотя в этом случае о гордости, видимо, лучше забыть, ведь можно столкнуться с перспективой исключения из еврозоны — прецедентов пока не было, но, с другой стороны, и с таким кризисом единая европейская валюта сталкивается впервые.

Кроме того, ведущие европейские экономики — Франция и Германия — очень многим рискуют, помогая Греции: кредитные рейтинги этих стран уже серьезно пострадали из-за того, что они выделяют средства Афинам, и могут быть снижены еще больше. Так что стремление Парижа или Берлина удостовериться, что деньги пошли на то, что нужно, вполне естественно.

В любом случае выделение очередного транша от Евросоюза и МВФ полностью проблему не снимет. По сути, это деньги на обслуживание долга, а сам долг так просто не исчезнет. Если отбросить в сторону экзотические предложения, вроде продажи или залога части греческих островов, которых в стране больше 5000, или сбора лицензионных платежей со всех стран, в которых проходят выборы, на том основании, что Греция — колыбель демократии, вариантов решения проблемы немного.

В первую очередь нужны изменения внутри самой Греции, причем наверняка они будут крайне болезненными и непопулярными. Приватизация еще куда ни шло, но кому понравится уменьшение зарплат, повышение пенсионного возраста, сокращение рабочих мест, повышение налогов, увеличение продолжительности рабочего дня? Одно принятие подобной программы действий уже вызвало в Греции массовые беспорядки, доходящие до столкновений с полицией, так что несложно представить, что будет, если эти меры начать выполнять.

Если же говорить о еврозоне в целом, то вряд ли ей грозит крах из-за греческих проблем. По мнению экспертов, грубо говоря, единая европейская валюта будет существовать до тех пор, пока в ней заинтересованы Германия и Франция, а они-то как раз и не спешат от нее отрекаться. Так что кризис в Греции, вероятно, приведет не к падению еврозоны, а ровно наоборот — к ускорению темпов создания наднациональных фискальных и финансовых органов Евросоюза, усилению контрольных функций Еврокомиссии.

При этом возможны разделения на «некие» субрегионы внутри ЕС с разными темпами интеграции и экономического развития, но это идея не новая, и появилась она задолго до событий в Греции. В конце концов, слишком много всего вложено в создание еврозоны, чтобы сдаваться после первого же серьезного потрясения.