Полшага в будущее

Текст | Ольга АГАФОНОВА

Тезис о том, что система российского образования нуждается в адаптации к потребностям постиндустриального общества и должна быть ориентирована на завтрашний день, не нов. Достижению этой благородной цели и должны способствовать меры, предпринимаемые сегодня для модернизации нашего образования, и в первую очередь разработка нового закона «Об образовании в Российской Федерации». Однако сможет ли он, даже в переработанном виде, решить эту задачу?

Наступивший новый учебный год совпал с серьезными переменами в сфере российского образования. С 1 сентября вступили в полную силу новые Федеральные государственные образовательные стандарты для начальной школы. Профильные ведомства вплотную занялись доработкой новых стандартов для среднего общего образования и поиском оптимального варианта стандартов для старшей школы. Учреждения начального и среднего профессионального образования приступили к полной реализации ФГОС третьего поколения. Вузы перешли на двухуровневую систему высшего образования. И наконец на завершающую стадию вышла работа над третьей версией нового закона об образовании, призванного стать ключевым звеном в процессе модернизации системы образования.

Консенсус найден?

 

«Поспешай медленно» — этой крылатой фразой можно охарактеризовать процесс работы над проектом ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», первая редакция которого появилась на сайте Министерства образования и науки РФ в мае 2010 года. С тех пор базовый для сферы образования закон дважды дорабатывался, прошел несколько стадий обсуждения в профессиональном и экспертном сообществе и инициированное президентом РФ Дмитрием Медведевым открытое публичное обсуждение на специально созданном сайте zakonoproekt2010.ru (с 1 декабря 2010 по 1 февраля 2011 года, на сайт поступило около 11 тыс. комментариев). Третья редакция закона увидела свет 15 июля 2011 года. После чего она широко обсуждалась на августовских педагогических советах, предложения по совершенствованию документа также поступили от общественных и политических объединений.

В настоящее время, как сообщил в конце августа на заседании Комиссии по реализации приоритетных нацпроектов и демографической политике министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко, министерство занимается обобщением и анализом всех поступивших предложений. После внесения окончательных поправок проект закона будет направлен на согласование в регионы и федеральные органы исполнительной власти и уже этой осенью внесен в Правительство РФ, а затем в Государственную думу.

Результат столь масштабной и долгой работы по улучшению законопроекта оказался совсем неплох. Последняя версия документа получилась внятной и четкой с юридической точки зрения, что отмечают даже непримиримые критики нового законодательства. Законопроект больше не грешит многословностью, излишними отсылочными нормами, дублированием части положений и размытостью формулировок.

С точки зрения содержания эксперты склонны считать документ компромиссным. Идеология законопроекта осталась прежней, и ключевые его параметры не менялись, однако по большинству вопросов, вызвавших дискуссии при обсуждении его предыдущих вариантов, в третьей редакции авторам законопроекта и их оппонентам удалось достичь консенсуса. Поле доработки документ стал более социально ориентированным. Это, в частности, касается норм стипендиального обеспечения, новых положений о статусе педагогических работников и мерах их социальной поддержки (например, государственных гарантиях оплаты труда учителя, включающих и появившийся по инициативе «Единой России» в последней редакции проекта постулат о том, что заработная плата учителя должна быть не ниже средней по экономике в регионе). Учтены также пожелания об определении социально-правового статуса обучающихся, усилена социальная ответственность за реализацию прав граждан на образование, более четко прописаны обязательства обучения детей с ограниченными возможностями здоровья, сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Кроме того, в законе появилась норма, устанавливающая независимость размеров финансирования сельских школ от числа учеников.

Устранен и вызвавший во время обсуждения первой и второй редакций проекта бурные дебаты вопрос о видах образовательных организаций, в частности вузов. Виды образовательных учреждений в третьей редакции закона не упоминаются. Учебные заведения в зависимости от видов реализуемых образовательных программ будут подразделяться на типы: в основных образовательных программах — дошкольная образовательная организация, общеобразовательная организация, профессиональная образовательная организация, образовательная организация высшего образования; в дополнительных образовательных программах — организация дополнительного образования и организация дополнительного профессионального образования.

Ряд других вопросов по-прежнему остается в дискуссионном поле. Так, критику вызывает предлагающаяся документом серьезная реорганизация системы профессионального образования: отсутствие в законе начального профессионального образования как самостоятельного уровня, разделение среднего профессионального образования на два уровня, один из которых фактически соответствует сегодняшним программам начального профессионального образования, а другой — программам среднего профессионального образования. В то же время вводимый законом тезис об общедоступности среднего профессионального образования, провозглашенный в Конституции РФ, но так и не нашедший подтверждения в действующем законодательстве об образовании, приветствуется многими.

Ломаются копья и при обсуждении раздела о правах и обязанностях всех участников образовательного процесса, особенно по поводу новой статьи о возмещении ущерба, причиненного некачественным образованием, которого могут потребовать совершеннолетние учащиеся или родители (законные представители) несовершеннолетних учеников. Претензии можно предъявить не только к образовательным организациям, но и к репетиторам. Под ущербом в законе понимается ущерб, «причиненный вследствие невыполнения в существенном объеме по вине организации, осуществляющей образовательную деятельность, требований, установленных федеральным государственным образовательным стандартом, образовательными стандартами, устанавливаемыми университетами, и (или) образовательной программой».

Будущее туманно

 

Новый закон, что неоднократно подчеркивали его разработчики, нацелен на перспективу и призван, как говорится в его концепции, обеспечить комплексную модернизацию российского законодательства в области образования в соответствии с новыми общественными отношениями. Документ, охватывающий целый комплекс отношений — от организационно-правовых до социально-экономических, должен заменить законы «Об образовании», «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» и «О минимальном размере оплаты труда», принятые в 1990-х и обросшие с тех пор множеством подзаконных актов.

Впрочем, как отмечают многие эксперты, ни в первоначальном, ни в доработанном виде, проект закона не содержит концептуальных новшеств — таких, которые могли бы обеспечить опережающее развитие российского образования и сделать его адекватным потребностям общества, живущего в постиндустриальную эпоху. Это документ, который «догоняет» ушедшую вперед практику, закрепляет новые реалии финансового обеспечения образовательных учреждений, создает правовое поле для обеспечения международных обязательств России в сфере образования, суммирует и обобщает поправки, принимавшиеся в образовательном законодательстве ранее, устраняет некоторые правовые противоречия, унифицирует понятийный аппарат, но не меняет идеологию регулирования системы образования — она остается по-прежнему жестко регламентированной.

Общество XXI века, указывают те, кто настаивает на изменении идеологии законопроекта, живет в постоянно меняющемся мире, где уже нет места стандартным решениям и стереотипам, где требуется творческое начало, развивать которое у человека и должна система образования. В этом новом мире информация обновляется очень быстро, динамично развивающиеся технологии постоянно меняют структуру экономики, что, соответственно, приводит к появлению как новых компетенций в рамках профессий, так и новых профессий, а значит, как никогда актуальной становится идея непрерывного образования. Само образование становится более дифференцированным и более разнообразным с точки зрения форм и методов обучения. И, как считают эксперты, по-настоящему направленный в будущее закон об образовании должен радикально демократизировать систему образования, открыв доступ максимальному количества форм и методов обучения и определив лишь обязательные требования, которые нарушать нельзя.

Меньше бюрократии

 

Увы, новое образовательное законодательство, как и нынешнее, содержит не много стимулов для развития тех образовательных организаций, которые сильно отличаются от других. Правда, в третьей редакции законопроекта появилась новая статья, регламентирующая экспериментальную и инновационную деятельность в сфере образования.

«Экспериментальная деятельность, — расшифровывается в документе, — направлена на разработку, апробацию и внедрение новых образовательных институтов и механизмов, правовой режим которых не урегулирован законодательством Российской Федерации в сфере образования и, как правило, осуществляется с участием образовательных организаций, расположенных на территории различных субъектов Российской Федерации». Порядок и условия проведения таких экспериментов определяет Правительство РФ. Экспериментальная деятельность в системе образования, связанная с изменением содержания установленных федеральными законами прав и обязанностей лиц, получающих образование, регламентируется специальным федеральным законом. Также установлено, что «инновационная деятельность ориентирована на совершенствование научно-педагогического, учебно-методического, организационного, правового, финансово-экономического, кадрового, материально-технического обеспечения системы образования Российской Федерации». Организациям, осуществляющим инновационную деятельность, может быть присвоен статус федеральной или региональной инновационной площадки.

Кроме того, в законе появились положения, легализующие использование дистанционных образовательных технологий и электронного обучения, а также сетевые формы реализации образовательных программ (в рамках объединения нескольких образовательных организаций, а также учреждений науки, культуры, физкультурно-спортивных и иных организаций, обладающих ресурсами, необходимыми для осуществления обучения, учебных и производственных практик и иных видов учебной деятельности, предусмотренных соответствующей образовательной программой). Однако эти положения носят рамочный характер, и о том, как будут работать эти формы на практике, судить трудно. Реализация образовательных программ с использованием технологий дистанционного обучения и электронного обучения и организация образовательного процесса при сетевых формах реализации образовательных программ поручены Министерству образования и науки РФ.

Еще одна проблема, без решения которой мы вряд ли построим образование будущего — увеличение бюрократического давления на образовательные организации. Отчетность образовательных учреждений сейчас полным образом не определяет ни один закон, не стал исключением и проект нового ФЗ об образовании. Между тем на колоссальную бумаготворческую нагрузку, растущую в последние годы в образовании как снежный ком, жалуются сотрудники и школ, и колледжей, и вузов. Всевозможные документы, которые преподавателям приходится подчас готовить по несколько штук в день, подтверждая каждый свой шаг отчетом или справкой, отвлекают их от основной работы — воспитания и образования.

Не только ЕГЭ

 

По мнению тех, кто ратует за максимальную адаптацию образовательного законодательства к вызовам будущего, мало соответствует потребностям постиндустриального общества и институт единого государственного экзамена в его сегодняшнем виде.

С одной стороны, многие признают, что при всех существующих сегодня проблемах и регулярно разгорающихся скандалах, связанных со сдачей ЕГЭ, единый госэкзамен все-таки делает высшее образование доступным, и благодаря ему центральные российские вузы стали более открыты для молодежи из регионов. Но с другой стороны, отмечают сторонники модернизации этого института, проверку знаний выпускников школы (а ЕГЭ признается новым законом об образовании фактически единственной формой итоговой аттестации учеников, освоивших основные образовательные программы среднего общего образования) нельзя сводить только к тестам. Да и обучение подрастающего поколения, «заточенное» под будущую сдачу ЕГЭ, не очень полезно с точки зрения развития его интеллектуальных и творческих способностей — с помощью ЕГЭ можно лишь измерить осведомленность учеников в том или ином предмете, но вот научить их самостоятельно мыслить и уметь применять полученные знания невозможно.

ЕГЭ, судя по всему, ожидает такая же судьба, как и новый законопроект об образовании: способы его совершенствованию будут обсуждаться всем обществом. Такое поручение дал президент Дмитрий Медведев 18 августа на совещании, посвященном вопросу законодательного обеспечения системы образования в Республике Адыгея. Собственно, интернет-дискуссия по этому вопросу уже идет в блоге президента.

Модернизация системы ЕГЭ обсуждалась и 31 августа на прошедшем под председательством Дмитрия Медведева заседании Комиссии по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике, посвященном развитию школьного образования. Тогда глава государства еще раз выразил свое мнение об этом институте: ЕГЭ должен оставаться основным способом проверки качества образования, но не единственным.

Учить учителей

 

Одна из проблем, ставшая за последние десятилетия для нашего образования хронической — кадровая. Престиж специальностей «учитель» и «преподаватель» все еще остается низким. По-прежнему наблюдается неуклонное старение педагогического корпуса. Как показывают статистические исследования, средний возраст российского учителя превышает 50 лет (по данным Национального фонда подготовки кадров, в 2006 году он составлял 52 года). Возраст преподавательского состава в системе начального и среднего профессионального образования — 60 лет (эту цифру привел ректор МГУ, президент Российского союза ректоров Виктор Садовничий на общероссийском съезде партии «Единая Россия», состоявшемся в конце сентября). В высшем образовании ситуация особо тяжелая — как отметил 26 сентября на заседании Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России Дмитрий Медведев, «в настоящее время средний возраст профессоров, преподавателей ведущих вузов уже приближается или больше чем пенсионный возраст».

Вряд ли без решения кадрового вопроса можно серьезно говорить о переходе российского образования на новый уровень. Впрочем, если решение кадровых проблем вузов, колледжей и техникумов пока отдано на откуп самих этих учреждений, то вопрос стимулирования и повышения квалификации учительского корпуса, а также создания механизмов привлечения в школу молодых специалистов — один из приоритетов Национальной образовательной инициативы «Наша новая школа», утвержденной президентом Дмитрием Медведевым в начале 2010 года.

Выступая на августовском заседании Комиссии по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике, глава государства подвел промежуточные итоги первого этапа реализации проекта. В частности, он подчеркнул, что на его осуществление в прошлом году было выделено 210 млрд руб., в том числе 40 млрд из федерального бюджета. Повышение квалификации прошли 110 тыс. учителей.

Современным требованиям должна отвечать и система педагогического образования. Как указывается в концепции образовательной инициативы «Наша новая школа», педагогические вузы должны быть постепенно преобразованы либо в крупные базовые центры подготовки учителей, либо в факультеты классических университетов. «Мы должны привлечь самых квалифицированных специалистов для модернизации сети педагогических университетов. Учителя должны иметь возможность повышать свою квалификацию по новым, в том числе так называемым индивидуальным моделям, а также стажироваться в ведущих российских и иностранных центрах», — цитирует слова президента пресс-служба Кремля. Также на этом заседании глава государства подчеркнул, что следует проработать вопрос подготовки директоров и руководящего состава школ. «Наиболее перспективных из них надо включать в кадровый резерв руководителей системы образования. Кстати, хорошо бы, чтобы такой кадровый резерв был в каждом регионе», — сказал он, призвав субъекты РФ проработать этот вопрос.