Непобедимый

Текст | Анастасия САЛОМЕЕВА

На протяжении нескольких столетий, когда речь заходит о славе русского оружия, это имя неизменно произносит каждый — Александр Васильевич Суворов — наш величайший полководец, стратег и тактик одновременно, не познавший на поле брани ни одного поражения, внесший неоценимый вклад в развитие отечественного военного искусства.

Такие люди — одаренные, яркие во всех своих проявлениях и удивительно цельные — появляются на свет очень редко. Он был блестящим военным, практиком и теоретиком, перед которым трепетали противники и за которым безоглядно шли в бой солдаты. Его победы подняли авторитет русской армии на небывалую высоту, а его идеи намного опередили свое время. Человек сильного духа и железной воли, безжалостно относившийся как к своим слабостям, так и к порокам других, умевший стоически противостоять всем встречавшимся на его жизненном пути невзгодам. Один из образованнейших людей своего времени, не гнушавшийся учиться всю свою жизнь, следуя собственной крылатой фразе: «Ученье свет, а неученье— тьма». Аскет, всю жизнь проведший в духовных исканиях. Оригинальный мыслитель и обладатель удивительно простого и образного языка, подаривший нам великое множество блестящих афоризмов, многие из которых мы употребляем в обыденной речи и сегодня, подчас и не помня, кто их автор. Прямолинейный правдолюбец, не боявшийся говорить то, что думает, сильным мира сего. Неуживчивый эксцентрик, причуды которого вызывали недоумение, а порой и смех современников.

«Великие приключения происходят от малых причин»

Будущий князь Италийский, граф Рымникский, граф Священной Римской империи, генералиссимус российских сухопутных и морских сил, генерал-фельдмаршал австрийских и сардинских войск, гранд Сардинского королевства, кавалер всех российских и множества иностранных орденов появился на свет в ноябре то ли 1729, то ли 1730 года (точный год рождения полководца уже не одно столетие является поводом для дискуссий). Отцом его был генерал-аншеф Василий Иванович Суворов — крестник Петра I, государственный деятель, автор первого русского военного словаря и человек очень образованный, матерью — Авдотья Феодосьевна, в девичестве Манукова. Родился он, судя по всему, в Москве, в ней и в отцовских имениях провел детство.

О том, каким было детство полководца, известно очень немного, но биографии всех великих полководцев всегда сопровождают легенды. Не стал исключением и Александр Васильевич, и первая легенда о нем, конечно, связана с его ранними годами. История о том, как болезненный, но очень целеустремленный мальчик сумел преодолеть слабости своего здоровья и добиться вожделенной с малолетства цели — стать военным, давно уже хрестоматийна. Саша получил свое имя в честь святого благоверного великого князя Александра Невского, но Василий Иванович, видя хрупкость своего единственного сына, не хотел, чтобы он, как его небесный покровитель, стал полководцем, и не собирался отдавать наследника в армию, он прочил ему гражданскую или дипломатическую карьеру. Впрочем, у непоседливого, энергичного и нервного мальчика было на этот счет свое мнение. Очень способный, Саша получил блестящее образование и очень рано пристрастился к книгам, которые то и дело брал из отцовской библиотеки, проявляя особый интерес к военно-историческим сочинениям. Зная о слабости своего здоровья он, не щадя себя, закалялся физическими тренировками и дисциплиной, а встречавшиеся на этом трудном пути препятствия только закаляли его волю.

Впрочем, неизвестно, как сложилась бы карьера Суворова, если б однажды в гости к Василию Ивановичу не заехал его давний приятель генерал Абрам Петрович Ганнибал. Наслушавшись от Суворова-старшего о странностях его наследника, упорно грезившего о военной карьере и изнурявшего себя физическими тренировками, знаменитый воспитанник Петра Великого и прадед Александра Сергеевича Пушкина решил проэкзаменовать мальчика. После небольшой беседы, в которой Саша показал блестящую осведомленность в военной науке, географии, политике, он посоветовал своему другу не препятствовать желанию одаренного сына. Так 12-летний отрок был зачислен мушкетером в лейб-гвардии Семеновский полк, где спустя шесть лет, в 1748 году, начал действительную военную службу.

В этом полку, постепенно повышаясь в звании, Суворов прослужил несколько лет, долго дожидаясь офицерского чина. Постигая на практике азы военной науки, знакомясь с простыми солдатами и их жизнью, он не забывал о самообразовании, продолжая запоем читать труды как по артиллерии, фортификации и другим военным наукам, так и по философии, истории, математике, литературе. Лингвистически одаренный, он выучил несколько иностранных языков — к концу своей жизни Суворов знал французский, немецкий, итальянский, польский, турецкий и арабский языки.

Об этом периоде жизни полководца известно тоже очень немного. Впрочем, существует одно предание, очень ярко характеризующее Суворова. Однажды молодой человек стоял в карауле в Петергофе, а в это время по парку прогуливалась императрица Елизавета I. Она почему-то обратила внимание на худенького и невзрачного часового и, разговорившись с ним, узнала, что это сын хорошо ей знакомого Василия Ивановича Суворова. В завершение беседы императрица протянула юноше серебряный рубль, но тот наотрез отказался его брать, потому что устав запрещает солдату, находящемуся на карауле, брать деньги. «Молодец! — улыбнувшись сказала Елизавета Петровна. — Я положу монету здесь. Как закончится караул — возьмешь». Монетку эту Александр Васильевич хранил до конца жизни.

«Легко в учении — тяжело в походе, тяжело в учении — легко в походе»

 

В 1854 году Суворов был, наконец, произведен в поручики и покинул Семеновский полк, начав служить в Ингерманландском пехотном полку, затем он проходил службу по ведомству Военной коллегии, потом — в Казанском пехотном полку. Между тем вожделенного для каждого солдата боевого крещения так и не было. Даже когда в Европе началась Семилетняя война, в которую в 1757 году вступила и Россия, Суворов, несмотря на отчаянные ходатайства, в течение двух лет не мог добраться до театра боевых действий, работая на штабных должностях, приводя в порядок хозяйственную часть войск. В 1758 году в чине подполковника он был назначен комендантом города Мемель, через год его ждала новая служба — генеральным дежурным дивизии генерал-аншефа графа Виллима Вилломича Фермора. И, наконец, свершилось! 12 августа 1759 года в легендарном сражении под Кунерсдорфом Суворов принял свой первый бой. Начальство заметило бесстрашного и дерзкого молодого офицера, и следующие три года он фактически провел на поле брани, участвуя как в партизанских боях, так и во многих знаковых сражениях Семилетней войны, в том числе и во взятии Берлина в 1760 году.

В 1761 году государыня Елизавета Петровна, скончалась. У России появился новый император — Петр III, горячий поклонник прусского короля Фридриха II Великого, с которым вместе с союзными войсками Россия и воевала в Семилетней войне. Как известно, одним из первых шагов нового императора было прекращение военных действий с Пруссией и возвращение ей очень немалых завоеванных Россией территорий, а также отправка в помощь вчерашнему противнику части наших войск. Впрочем, новый император процарствовал всего полгода — в июне 1762 года его свергла с престола умная и амбициозная супруга, та, что вошла в историю под именем Екатерины II.

Вскоре после ее воцарения Суворов получил новое назначение: он, произведенный в чин полковника, был назначен командиром Астраханского пехотного полка. На этой должности Александр Васильевич занимался организацией городских караулов в столице во время коронации Екатерины в Москве и вскоре лично познакомился с ней. Через некоторое время он был назначен командиром Суздальского пехотного полка и занимал этот пост до 1769 года. В этот период своей жизни полководец и написал свой первый масштабный труд «Полковое учреждение», а изложенные там идеи стал воплощать на практике в своем полку.

«Дело мастера боится»

 

Участие в Семилетней войне показало Александру Васильевичу, насколько далека от совершенства русская армия. Многочисленная и стойкая, она нуждалась в лучшей организации. Плохо обучены были простые солдаты, вынужденные служить в армии фактически всю свою жизнь, а также и большинство дворянских детей, записываемых в армию с малолетства, а впоследствии становящихся офицерами. Дисциплина была жесткой, но не учила ни сплоченности, ни пониманию задач армии. Новатор Суворов, сам взявший на себя работу преподавателя, принялся за преобразование всех сторон армейской жизни — и строевого обучения (для его полка было открыто две школы — одна для дворян, а другая для солдат), и культурного и нравственного воспитания, и быта. О программе воспитания в армии Суворова лучше всего говорят, конечно же, его труды — уже упоминавшееся «Полковое учреждение» и знаменитая «Наука побеждать». Составить о ней представление можно и по афоризмам военачальника, например: «Без добродетели нет ни славы, ни чести», «Победителю прилично великодушие», «Теория без практики мертва», «Чем больше удобств, тем меньше храбрости», «Воевать не числом, а умением», «Тот уже не хитрый, о ком все говорят, что он хитер», «Дисциплина — мать победы», «Кто испуган, тот побежден наполовину. У страха глаза велики, один за десятерых покажется», «Неутомимость солдат и решимость офицера — вот вожди к славе!», «Стреляй редко, да метко. Штыком коли крепко. Пуля дура, штык молодец», «Научись повиноваться, прежде чем повелевать другими», «Без честолюбия, послушания и благонравия нет исправного солдата», «Сам погибай, а товарища выручай. За убитых церковь Бога молит!».

В 1769 году Суворов получил возможность доказать эффективность своей системы в боевых действиях. Во главе бригады, состоящей из Смоленского, Суздальского и Нижегородского полков (спустя год он был назначен командующим всеми русскими войсками в Люблинском округе), Суворов отравился в Польшу, чтобы поддержать пророссийского короля Станислава Понятовского в борьбе с так называемой Барской конфедерацией. Этот успешный поход — со знаменитыми победами суворовской армии в сражениях под деревней Орехово, при Ландскроне, Замостье, Столовичами и взятием Краковского замка — принес Суворову орден Святой Анны и орден Святого Георгия (третьей степени) и чин генерал-майора.

В 1773 году Суворов получает новое боевое задание и отправляется на Русско-турецкую войну, в помощь командующему Первой действующей армией, прославленному полководцу графу Петру Александровичу Румянцеву-Задунайскому. И вот новая победа — в начале мая того же года Суворов, ослушавшись приказаний начальства, вместо предписанной ему простой разведки боем, с небольшим составом войска, в несколько раз меньшим, чем у противника, и с минимальными потерями захватывает крепость Туртукай. Как гласит еще одно предание, от трибунала дерзкого полководца спасла Екатерина II.

Туртукай, впрочем, Суворову пришлось брать еще раз, в июне того же года, после того как противник, воспользовавшись нашей медлительностью, вновь занял крепость. Вторая победа принесла Александру Васильевичу орден Святого Георгия второй степени. В июне 1764 года суворовские войска вновь обращают на себя внимание, победив в сражении при Козлуджи, болгарском городе, который теперь называется Суворово. Сражение обеспечило скорое окончание первой Русско-турецкой войны в пользу Российской империи.

Впрочем, в России дела тогда обстояли негладко: в самом разгаре было крестьянское восстание под руководством Емельяна Пугачева, туда-то в помощь правительственным войскам и был послан Суворов. Решающего участия в подавлении бунта он так и не принял — к приезду Суворова самозваный Петр III был уже схвачен, и ему оставалось лишь проэтапировать того в Симбирск, а затем заняться подавлением оставшихся очагов восстания.

«Подозрение — мать премудрости»

 

До 43 лет Александр Васильевич прожил холостяком, видимо, совершенно не тяготясь своим одиночеством, и даже более того — рассматривая жену как ненужную помеху для человека, выбравшего военное поприще. И тем не менее в январе 1774 года он женился на княжне Варваре Ивановне Прозоровской, дочери генерал-аншефа князя Ивана Андреевича Прозоровского. Суженая Суворова была девицей родовитой, красивой, но по меркам того времени уже не юной — к моменту свадьбы Варваре Ивановне было 23—24 года — и не состоятельной.

В заключении этого союза, как полагают исследователи, большую роль сыграл отец Суворова Василий Иванович. Обеспокоенный затянувшейся холостой жизнью своего единственного сына и отсутствием наследников, он начал подыскивать ему спутницу жизни среди московских невест. Суворов же, когда отцовский выбор был сделан, как и положено примерному сыну, подчинился его воле.

А через год Василий Иванович скончался, видимо твердо уверенный в том, что уж теперь-то судьба его отпрыска устроена. Он ошибался. Семейная жизнь Александра Васильевича сложилась неудачно, хотя поначалу этого ничто не предвещало. Первые годы супруги жили душа в душу, и молодая жена, когда это позволяли полевые условия, примерно следовала за мужем по дивизиям и гарнизонам — из Москвы в Таганрог, Астрахань, Крым, под Полтаву… В 1775 году у них родилась дочь Наташа, прозванная души в ней не чаявшим отцом Суворочкой.

Гром грянул спустя четыре года, вскоре после того, как Александр Васильевич был назначен командующим Малороссийской дивизией в Полтаве. Здесь-то Суворов и уличил свою благоверную в неверности. Удар, который получил Суворов, был вдвойне тяжел: его счастливым соперником оказался двоюродный племянник и протеже премьер-майор Николай Сергеевич Суворов. Как ни старалась провинившаяся супруга, но замять семейный скандал у нее не получилось — бескомпромиссный Александр Васильевич немедленно подал в Духовную консисторию прошение о разводе, а Варвара покинула село Опошню под Полтавой, где жила тогда семья полководца, и вернулась в Москву.

Пока тянулось дело о разводе, родственники Варвары Ивановны, духовные лица, а также сама императрица Екатерина II и ее фаворит Григорий Александрович Потемкин начали предпринимать попытки помирить супругов. Они были безуспешны, в течение года оскорбленный Суворов отказывался хотя бы повидаться с женой. Впрочем, мало-помалу увещевания сделали свое дело, в январе 1780 года Александр Васильевич подал прошение о временной остановке бракоразводного дела, а вскоре, уже в Астрахани, куда полководец прибыл по секретному поручению Потемкина готовить проект военной экспедиции за Каспий (так называемой индийской экспедиции), состоялось его примирение с женой.

Индийская экспедиция так и не состоялась, Суворов некоторое время протомился в бездействии в Астрахани, а затем был назначен командующим Казанской дивизии, затем — Кубанским корпусом, вместе с которым участвовал в победоносном подавлении ногайского восстания, а в апреле 1784 года, после признания Турцией присоединения ногайских земель к России, получил новое назначение — командующим Владимирской дивизией. Годом ранее полководец был награжден орденом Святого Владимира первой степени.

Второй этап семейной жизни Суворовых длился недолго и в мае 1784 года закончился полным провалом. Тому виной стало новое увлечение Варвары Ивановны — секунд-майором Иваном Васильевичем Сырохневым. Новое прошение Суворова о разводе Синод рассматривать так и не стал. Отношения между супругами были полностью разорваны. Маленькую Наташу отец разлучил с матерью и с помощью Потемкина определил в Смольный институт. С женой Суворов больше не виделся, но спустя несколько месяцев после скандала, в августе 1784-го, у Варвары Ивановны родился сын Аркадий, которого Суворов долго отказывался считать своим ребенком, но потом все же признал.

«Победа — враг войны»

 

От личных неудач полководца отвлекла, конечно же, новая война — вторая Русско-турецкая, которая началась в августе 1787 года и продолжалась до января 1791-го. К старту военных действий Александр Васильевич уже был генерал-аншефом, командующим Кременчугской дивизией, а в июне 1787 года был назначен командующим Кинбурнского отряда в Южной армии, возглавляемой Потемкиным.

Как известно, с этой войны начался славный этап карьеры полководца, где одна громкая победа сменяла другую, что в конце концов привело к победе России над Османской империей и ее союзниками. В 1787 году — это защита Кинбурнской крепости, за которую герой получил орден Андрея Первозванного, и разгром турецкой армии, в четыре раза превосходящей наши силы. В 1789-ом — победа русско-австрийской армии под Фокшанами, а потом торжество этой армии при Рымнике, принесшее Суворову российский титул графа Рымникского, графа Австрийской империи и орден Святого Георгия первой степени. А в конце 1790 года — осада, штурм и взятие одной из самых укрепленных турецких крепостей — Измаила, опровергнувшее самонадеянные слова ее османского коменданта: «Скорее Дунай иссохнет и небо упадет на землю, чем Измаил будет взят». Кстати, битва, сыгравшая решающую роль в завершении этой войны, принесла Суворову не только удовлетворение от победы, но и разочарование от ее оценки: он рассчитывал получить чин генерал-фельдмаршала, но получил лишь почетный чин гвардии подполковника Преображенского полка. Объясняется это просто: к тому моменту отношения полководца с Григорием Александровичем Потемкиным, ранее очень благосклонным к нему, совсем разладились, и он не стал ходатайствовать перед императрицей.

Следующие несколько лет Александр Васильевич руководил русскими войсками в Финляндии, Роченсальмским портом и Саймской флотилией, войсками в Екатеринославской губернии и Таврической области и занимался укреплением границ государства как на Северо-Западе, так и на Юге. А в 1794 году — новая горячая точка: опять Польша, где началось восстание под предводительством Тадеуша Костюшко — победы под Двинском, при Кобрине, при Крупчице, под Брестом, под Кобылкой, взятие предместья Варшавы, затем Праги. В 1795 году Суворов получил, наконец, чин генерал-фельдмаршала и был назначен командующим всей российской армией в Польше, а через год вновь стал руководить войсками в Екатеринославской губернии.

Воцарение в конце 1796 года нового императора Павла I изменило положение генерал-фельдмаршала. Новый император был сторонником прусской системы организации армии и принялся за муштру. Суворов же этого не терпел, и он не скрывал своего неодобрения новых порядков, то и дело подшучивая над ними. В начале февраля 1796-го над его головой разразилась гроза — император отправил Суворова в отставку без права ношения мундира и в ссылку. В изгнании и под надзором полководец провел год, и время это было не самое лучшее в его жизни. Но, как известно, когда речь заходит о новой войне, об опальных героях вспоминают — Павел I забыл о своих обидах и, обеспокоенный активностью амбициозного Наполеона Бонапарта, послал за Суворовым. Он восстановил его в звании, а затем назначил командующим армией второй антифранцузской коалиции в Италии, захваченной в то время Францией. На этом назначении настояли тогдашние союзники России — Австрия и Великобритания. И снова великие победы: штурм крепости Брешия, триумф на реках Адда, Тидон, Треббия, Нура, взятие Манту и сражение при Нови.

«Двум смертям не бывать, а одной не миновать»

 

А затем, вопреки желанию Суворова идти прямо после освобождения Северной Италии во Францию, ему было предписано направиться в Швейцарию, где его армии предстояло соединиться с корпусом генерала Римского-Корсакова. Летом 1799 года начался всем известный Швейцарский поход Суворова, включавший в себя и знаменитый переход через перевал Сен-Готард, и еще более знаменитый переход через хребет Паникс, и победоносные битвы.

В октябре 1799 года Суворов получил звание генералиссимуса — высшее воинское звание России. А спустя месяц последовал приказ возвращаться с войсками в Россию. По дороге домой своенравный старик опять впал в немилость императора и, что того хуже, простыл. Толком не вылечившись, он вернулся в Санкт-Петербург, где болезнь разгорелась с новой силой. 6 (18) мая 1800 года он скончался. Похороны героя должны были пройти в Александро-Невской лавре, в тихой и камерной обстановке, но такие новости распространяются очень быстро, и попрощаться с героем пришло огромное число людей.