Конец лета для демократов


Текст | Тимур ХУРСАНДОВ


Традиционно отпускной для чиновников многих стран август в этом году для США стал довольно напряженным. Подвела экономика: сначала Белый дом вплотную столкнулся с угрозой дефолта, а затем произошло и вовсе невиданное — агентство Standard & Poor’s снизило кредитный рейтинг США, спровоцировав обвалы на мировых рынках. Это, разумеется, не могло не иметь и политических последствий: уровень популярности Барака Обамы и его администрации резко пошел вниз.

Тяжелый компромисс

Неприятности начались задолго до августа. Еще в мае этого года США превысили лимит госдолга, установленный на уровне $14,28 трлн. Перед Вашингтоном впервые за всю историю страны замаячила реальная перспектива технического дефолта.

На практике это означало бы, что американская администрация не может выполнять свои финансовые обязательства в ключевых областях: не было бы денег на любимое детище Барака Обамы — программы здравоохранения, на пенсионную сферу, на зарплату вооруженным силам, на обслуживание самого госдолга. Времени, чтобы урегулировать вопрос, у Белого дома было не так много — до 2 августа.

Проблема заключалась в том, что у Обамы и его оппонентов-республиканцев из конгресса было совершенно разное видение возможного решения вопроса: президент считал, что надо сократить расходы на военные цели и увеличить налоги для богатых, Республиканская же партия уверена, что дыры в бюджете надо закрывать при помощи сокращения социальных программ, а не увеличения сборов с состоятельных американцев. Переговоры шли до самого последнего момента, и, когда казалось, что договориться уже не удастся, стороны все-таки пошли на компромисс.

Имиджевый удар

В Белом доме, видимо, с облегчением выдохнули, однако выяснилось, что победу праздновать рано. Международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s впервые с 1917 года снизило рейтинг США с AAA до AA+ с прогнозом «негативный», что означает возможность и дальнейшего понижения. Сказать, что это сильно ухудшило экономическое положение США, было бы преувеличением: крупнейшей экономикой мира Америка быть не перестала, доллар по-прежнему более чем в ходу, и даже падение цен на нефть играет на руку США.

Удар в первую очередь имиджевый, политический. Речь не о том, продавать ли срочно облигации казначейства США — большинство стран, а среди них и Россия, и Китай, будут их держать или даже наращивать свой портфель — речь о том, можно и нужно ли иметь дело с правительством, допустившим такую ситуацию.

Неоконы усиливаются

Августовские экономические неурядицы сильнее отозвались внутри страны. Противники нынешней администрации получили в руки еще один весомый козырь в игре против Обамы: теперь президенту будет крайне сложно доказать, что его курс на изменение системы социальных выплат и на повышение налогов для состоятельных американцев имеет право на жизнь.

На этом фоне очки начали активно набирать неоконсерваторы. Первый звонок, предупредивший о том, что стремление Обамы проводить социально ориентированную политику с заметным вмешательством государства в дела бизнеса натолкнется на масштабное сопротивление американцев, прозвенел еще в прошлом году.

Тогда в Вашингтоне прошел митинг сторонников консервативного «Движения чаепития», собравший десятки тысяч людей. Примечательно, что участников этой акции, ставшей одной из самых крупных за последние годы, объединяла не принадлежность к Республиканской партии, а скорее протест против политики действующей администрации.

Недавние опросы показали, что сегодня вышедших на улицы Вашингтона могло бы быть намного больше. По данным исследований, 79% американцев считают, что дела в стране идут просто отвратительно. 86% резко негативно оценивают деятельность правительства.

Падает и личный рейтинг Барака Обамы. Еще недавно, после уничтожения террориста №1 Усамы бен Ладена, казалось, что уровень популярности президента высок и устойчив. Однако об этом успехе американкой разведки и военных забыли очень быстро. И это вполне объяснимо. Операция против бен Ладена — пусть он и самый главный враг Америки, и миллионы граждан США искренне жаждали его поимки — это дело далекое и расплывчатое.

А вот когда безработица в стране уже более 9%, когда завтра тебе могут не заплатить пособие или зарплату — это уже совсем близко. Так что неудивительно, что этим летом впервые со времени избрания Барак Обама столкнулся с тем, что его деятельность не одобряет почти половина граждан США — 49%. И лишь 43% американцев высказались в поддержку курса президента.

Есть время отыграться

Несмотря на все это, положение Обамы далеко не так безнадежно, как может показаться. Даже сейчас, на спаде, личность президента, в отличие от его политики, поддерживает большинство американцев — около 70%. При благоприятном стечении обстоятельств эта личная популярность легко трансформируется в политическую.

До выборов у Обамы еще больше года, и времени на выправление ситуации хватает. Достаточно небольшого подъема в экономике и пары-тройки внешнеполитических побед — например, успешного завершения войны в Ливии.

Да и критика по поводу просчетов во внутренней политике обычно адресуется не президенту, а конгрессу, причем как демократам, так и республиканцам. С точки зрения простых американцев, именно конгрессмены со своими постоянными дрязгами затягивают принятие необходимых для страны решений, будь то решения по поводу поднятия уровня заимствований или реформы социальной сферы.

Кроме того, в отличие от прошлой избирательной кампании, в стане республиканцев наблюдается некоторый раздрай, и они до сих пор не могут определиться с кандидатом на пост президента. Пока наиболее предпочтительными выглядят шансы губернатора Техаса Рика Перри, которого, по предварительным данным, поддерживают около 29% республиканцев.

Но ему может помешать отсутствие положительного имиджа в общенациональном масштабе. Чем известен Перри где-нибудь в Южной Дакоте? Заявлением, что Техас может выйти из состава Соединенных Штатов, и другими радикальными высказываниями.

Такая же ситуация и с членом конгресса от Миннесоты Мишель Бакман (10%), которая набирает баллы среди крайне правого фланга республиканцев жесткими заявлениями, которые для большинства избирателей вне зависимости от партийной принадлежности неприемлемы, а зачастую и просто смехотворны. Чего стоят одни ее слова о том, что она опасается, что Советский Союз вновь набирает силу, или что мультфильм «Король Лев» — это пропаганда гомосексуализма.

На таком фоне единственным реальным конкурентом Барака Обамы мог бы стать бывший губернатор Массачусетса Митт Ромни, которого на данный момент поддерживают 13% республиканцев. Но у него беда противоположная: если его однопартийцы известны как сторонники жесткой, иногда до абсурда, линии, Ромни зачастую называют излишне мягкотелым и даже подозревают в симпатиях к демократам.

Так что поводов для очень серьезного беспокойства у нынешнего президента, который уже заявил о желании переизбираться, можно сказать, и нет. В сфере внешней политики его позиции практически безупречны: в актив Обаме заносят «перезагрузку» с Россией, заключение нового договора о сокращении стратегических наступательных вооружений, постепенный вывод войск США из Афганистана, поддерживает большинство американцев и участие в операции в Ливии.

Традиционно слабым звеном в политике Обамы считается экономика, но пока сколько-нибудь адекватной альтернативы предпринимаемым его администрацией мерам никто предложить не может. Пока республиканцы блокируют одну из основных инициатив президента — отменить налоговые льготы для обладателей крупнейших состояний. Но в обществе эту идею начинают поддерживать.

Что говорить, если сами потенциальные «жертвы» реформ их поддерживают: известный международный инвестор Уоррен Баффет сам предложил поднять налоги для американцев с доходами выше $1 млн в год и отменить для них все льготы. Принялся Обама решать и один из самых трудных вопросов — снижение уровня безработицы.

Понятно, что до выборов серьезных прорывов здесь достичь уже не удастся, но тем не менее работа идет. В конце августа Барак Обама заявил, что его администрация подготовила план создания миллиона дополнительных рабочих мест. План, проверенный еще во времена Великой депрессии — строительство мостов, дорог, объектов инфраструктуры.

Такие методы выхода из кризиса могут показаться наивными… Может быть. Но у Франклина Рузвельта, одного из самых популярных президентов США всех времен, они сработали.