Возвращение к холодному миру


Текст | Тимур ХУРСАНДОВ


Новый российско-украинский кризис?

Когда чуть больше года назад к власти на Украине пришел Виктор Янукович, в Москве царила если не эйфория, то уж точно какое-то злорадное удовлетворение. Тогда казалось, что с уходом главных «оранжевых» революционеров Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко братья-славяне, наконец, одумаются, отвернутся от Европы и НАТО и вернутся под руку России.

Два летних месяца зима

Страница Януковича в российско-украинских отношениях началась с Харьковских соглашений апреля 2010 года: в этом городе президенты двух стран подписали договоренность о том, что с 2017 года на 25 лет продлевается пребывание Черноморского флота РФ в Крыму. Взамен Украина получила 30-процентную скидку на газ.

Но ликование после Харькова длилось недолго. Ведь на самом деле уход «оранжевых» из власти и избрание Януковича мало что изменило: все понемногу вернулось на круги своя. К лету напряженность в отношениях Москвы и Киева явно дала о себе знать.

Дошло до смешного: уже более двух месяцев не могут встретиться президенты двух стран. Только за июнь и июль их переговоры, запланированные в рамках заседания российско-украинской межгосударственной комиссии, переносились раза три. Как утверждают в Москве, виной тому — несовпадение графиков лидеров двух стран, но такое объяснение, мягко говоря, выглядит неубедительным.

По мнению экспертов, для встречи президентов нужен позитивный импульс, найти который пока не получается. Хорошим поводом могло бы стать подписание договоренности о разграничении Азово-Керченской акватории, что стало бы событием, сравнимым с Харьковскими соглашениями.

По словам источника в российском МИД, «стороны уже нашли крайне элегантное решение проблемы, осталось только доработать некоторые технические вопросы, такие как точка входа из Черного моря в Керчь-Еникальский канал». Но, по-видимому, технические вопросы оказались не так просты, и подписание договора забуксовало.

Европейский вектор больше российского

Кроме отсутствия крупных побед на украинском направлении, Москву раздражает и откровенно прозападная, с ее точки зрения, направленность внешней политики Украины.

Да, Киев формально заявил, что Украина вступать в НАТО не будет, и это с воодушевлением было воспринято российским руководством. Но на практике от тесного сотрудничества ни с альянсом, ни тем более с Евросоюзом Украина отказываться не собирается.

Чего стоит одно согласие Украины на то, чтобы ее воздушное пространство во время предстоящего чемпионата Европы по футболу патрулировали ВВС США и других натовских стран.

Не спешит Украина и становиться членом Таможенного союза. В этом году Россия, Белоруссия и Казахстан торжественно сообщили, что этот союз начал реально функционировать, и теперь все чаще поглядывают в сторону Украины: мол, идем к нам. Но безрезультатно.

«Вопрос вхождения Украины в Таможенный союз не стоит в практической плоскости. Украина имеет намерение сотрудничать с ТС, исключая членство в нем. Мы не пребываем в переговорном процессе с ТС относительно присоединения к нему», — отрезал глава украинского МИД Константин Грищенко. Максимум на что согласилась пойти украинская сторона — рассмотреть возможность взаимодействия с ТС в не до конца понятном формате «3+1».

Логику Киева понять не сложно. Украина, в отличие от стран Таможенного союза, уже успела вступить во Всемирную торговую организацию и привела в соответствие с нормами ВТО все тарифы. То есть при всем желании Киев не может взять и повысить нынешнюю 6—10-процентную пошлину на ввозимые автомобили до примерно 30%, как это принято в ТС. И это касается очень многих позиций.

А дальше разрыв будет только расти, потому что сейчас Украина ведет переговоры с Евросоюзом о создании зоны свободной торговли, что приведет к очередному снижению тарифов.

В Таможенном союзе обиду просто так не проглотили. Уже сегодня в России, Белоруссии и Казахстане действуют антидемпинговые пошлины на ряд украинских товаров, в частности на сельскохозяйственные товары и некоторые виды металлургической продукции.

Отключим газ?

Но главный рычаг возможного давления на Украину у России по любому поводу традиционен — газ. Казалось бы, все решили, что есть 30-процентная скидка. Но Киеву это не очень помогает: после катастрофических для Украины соглашений, подписанных премьерами двух стран Владимиром Путиным и Юлией Тимошенко в начале 2009 года, эта скидка погоды не делает.

Даже с ее учетом цена на газ для украинской стороны неподъемна. А ведь она еще и растет. Если сейчас Украина покупает российский природный газ по $297 за 1 тыс. куб. м, то в третьем квартале этого года цена, как ожидается, возрастет почти на 20% — до $354. В такой ситуации в Киеве даже не исключают, что для оплаты газа придется прибегать к внешним займам.

Украина, естественно, делает все возможное, чтобы сбить непомерно высокие цены. В Москву одна за другой прибывают украинские делегации разного уровня — до премьер-министра Николая Азарова, но все тщетно.

Еще призрачнее шансы украинской стороны добиться сколь-нибудь значимого повышения ставки транзита российского газа, потому что платить больше, по сути, не за что. Газотранспортная система Украины находится далеко не в лучшем состоянии и отчаянно нуждается в модернизации, денег на которую, разумеется, нет.

Еще в 2009 году Европейский союз вместе с крупнейшими международными банками пообещал Киеву около $2 млрд на эти цели, но пока из Брюсселя не поступило ни цента. В ЕС утверждают, что отказываться от проекта не собираются, но и реальных шагов не делают.

В этой ситуации Украина с надеждой смотрит на восточного соседа. Украинский премьер-министр Николай Азаров за последнее время неоднократно заявлял, что Киев заинтересован в участии РФ в модернизации своей ГТС. «Сейчас позиция России будет меняться в свете наших практических шагов. Мы на это рассчитываем, по крайней мере», — отметил он.

Но шансов, что эти надежды сбудутся, довольно немного: ясно, что до тех пор, пока финансировать проект модернизации украинской ГТС не начнут европейцы, Россия в это дело ввязываться не будет.

Вообще Москве, по мнению экспертов, более интересно заполучить газотранспортную систему Украины в собственность. Если же «Газпрому» не удастся стать совладельцем украинской ГТС, то у России будет крайне мало аргументов в пользу участия в ее обновлении. С введением в строй двух ниток газопровода «Северный поток» роль Украины как транзитного государства уже серьезно снижается.

На данный момент РФ прокачивает через украинскую ГТС порядка 100 млрд куб. м в год. А пропускная способность «Северного потока», как ожидается, будет около 55 млрд куб. м. То есть половина объемов газа, шедших ранее через Украину, теперь будет идти в обход нее, как пойдут мимо и деньги за транзит.

В Киеве признают, что перспективы не очень радостные: по оценке украинских властей, уже в 2012 году, когда «Северный поток» еще не будет работать на полную мощность, потери страны от упущенного транзита могут составить более $700 млн. Более того, доходы украинской стороны от транзита российского газа могут упасть до совсем незначительных сумм, если будет построена третья нитка «Нордстрима» и все-таки будет реализован проект «Южный поток».

В этом свете продажа «Газпрому» доли в украинской ГТС может оказаться меньшим злом, хотя пока в Киеве категорически отвергают эту возможность.

Назад, к «войнам»

Все вышеперечисленное, впрочем, отнюдь не говорит о каком-то беспрецедентном охлаждении отношений Москвы и Киева. По сути, с распада СССР они почти всегда такими и были. За недавними газовыми войнами как-то подзабылись предыдущие, а ведь в середине 90-х были и «спиртовые» конфликты, когда, резко повысив акцизы, Россия преградила дорогу украинской алкогольной продукции, до этого занимавшей 70% на рынке крепких напитков в РФ; и «сахарные», когда пошлина на этот продукт для украинских производителей подскочила почти до 50%; и «молочные» — уже в середине 2000-х.

Эти постоянные «войны» вовсе не означают, что сотрудничество России и Украины неуклонно ухудшается. Полный «развод» обеим странам просто невыгоден.

Да, у Киева есть немалый интерес на Западе — экспорт в ЕС составляет около 25%. Но это абсолютно не отменяет того факта, что и в страны СНГ идет значительная доля украинского экспорта — 35%, причем, как правило, это товары с высокой добавленной стоимостью. А доля России в товарообороте Украины — это вообще треть от общего объема, почти 32%.

Да и по пресловутому газовому вопросу можно договориться. Украине есть что предложить взамен: это и разрешение на перевооружение российского флота в Крыму, и свобода перемещения кораблей и самолетов ЧФ, и аренда уникального тренажерного комплекса палубной авиации НИТКА, подобных которому в России просто не существует.

Другое дело, что экономические отношения двух стран довольно неупорядоченные: торгово-сырьевые войны возникают именно из-за того, что пошлины и акцизы часто устанавливаются по принципу «я так чувствую». Решить эту проблему должно предстоящее вступление России в ВТО, после чего Москва и Киев будут играть по общим правилам.

Что касается политических отношений, то их ждет интересный период. Приближающиеся в России парламентские и президентские выборы, несомненно, сделают связи с соседними странами, прежде всего с Украиной, одной из наиболее часто разыгрываемых карт.

И нам, судя по всему, доведется услышать самый широкий спектр мнений о политике РФ на украинском направлении — от устрашающих до примирительно дружелюбных.