С третьей попытки

Текст | Ольга НИКОЛАЕВА

Будущее российской системы образования вновь в центре внимания общества. Поводом послужила очередная редакция проекта нового закона об образовании. В середине лета доработанный после «всенародного обсуждения» законопроект был опубликован на сайте Министерства образования и науки РФ и предложен для рассмотрения профессиональному сообществу.

Новая редакция проекта ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» от 15 июля 2011 года — третья по счету версия базового закона, призванного стать ключевым звеном в процессе модернизации российского образования. Первая, рабочая, версия документа появилась на сайте Минобрнауки в мае 2010 года, осенью того же года она активно обсуждалась на специально организованных слушаниях в Совете Федерации, Государственной думе, Общественной палате и на научно-практической конференции «Современные подходы к формированию законодательных основ образования», организованной Российским союзом ректоров (РСР). К первой редакции законопроекта поступило огромное количество замечаний, при этом значительная их часть содержала негативные отзывы: помимо критики чисто содержательных моментов, эксперты ставили документу «в вину» излишнюю громоздкость, неотрегулированность ряда вопросов и, наоборот, дублирование других.

Вторая версия проекта, представленная 1 декабря 2011 года, по инициативе президента России Дмитрия Медведева, была вынесена на открытое публичное обсуждение на специально созданном сайте zakonoproekt2010.ru. Повторное обсуждение, в котором, как и в случае с Законом «О полиции», мог принять участие любой гражданин России, длилось до 1 февраля 2011 года. (Более подробно о новеллах второй редакции и ее обсуждении см. «БОСС» №2, 2011.)

Анализ откликов был возложен на созданную в октябре 2010 года Комиссию для рассмотрения замечаний и предложений, поступивших в ходе обсуждения проекта Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» под председательством советника президента РФ Вениамина Яковлева. К 1 февраля на сайт zakonoproekt2010.ru поступило около 11 тыс. комментариев. При этом, как отмечается в подготовленном комиссией Докладе об итогах общественного обсуждения проекта Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», одной из наиболее полемичных тем на сайте стали положения, определяющие права обучающихся и педагогов. «Обсуждение законопроекта выявило некоторое противоречие между интересами педагогических работников и родительского сообщества. В комментариях изложены требования об усилении взаимного контроля: педагогические работники предлагают усилить меры дисциплинарного воздействия на обучающихся и ответственность со стороны родителей, а родительское сообщество — разработать механизмы, позволяющие им контролировать образовательный процесс и работу образовательного учреждения. При этом наибольшее количество откликов получили нормы законопроекта, регулирующие вопросы стипендиального обеспечения студентов, закрепления статуса и мер социальной поддержки педагогических работников», — констатируют авторы доклада.

Работа над третьей редакцией законопроекта, в которой должны были быть учтены поправки, полученные в ходе общественной дискуссии, и рекомендации Комиссии для рассмотрения замечаний и предложений, поступивших в ходе обсуждения проекта Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», продолжалась несколько месяцев. Пути совершенствования закона обсуждались 19 апреля на рабочей встрече Дмитрия Медведева с министром образования и науки Андреем Фурсенко. Тогда президент поддержал предложение министра о том, что общественное обсуждение документа следует продолжить и что доработанный проект нужно предложить рассмотреть профессиональному сообществу на августовских педагогических советах. Окончательный текст законопроекта, как отметил Дмитрий Медведев, должен быть готов к осени этого года.

Третья редакция базового закона появилась на сайте Министерства образования и науки в середине июля. Тогда же она была направлена в РСР, и президент союза, ректор МГУ им. М.В. Ломоносова Виктор Садовничий, как сообщает пресс-служба РСР, обратился к председателям советов ректоров вузов федеральных округов и субъектов РФ с просьбой о рассмотрении новой редакции в советах и вузовских коллективах.

Изменений немного

 

Новая версия базового закона, призванного комплексно регулировать отношения в сфере образования и охватить все звенья образовательной системы, заметно короче и лаконичнее предыдущей, а его формулировки, как отмечают эксперты, стали более точными. Идеология закона и его основное содержание остались почти теми же, хотя многие спорные моменты, вызвавшие особую критику, в нем переделаны. Очевидно, что при доработке документа его авторы прислушались к пожеланию, которое Дмитрий Медведев озвучил на апрельской встрече с Андреем Фурсенко: ключевые параметры документа должны сохраниться, законопроект нужно не заново переписывать, а улучшать в пределах утвержденной ранее концепции.

Согласно концепции образование будет подразделяться на общее, профессиональное, дополнительное образование и профессиональное обучение. Общее и профессиональное образование разделяются на уровни образования. Система уровней выглядит так: дошкольное образование; общее образование, включающее начальное общее, основное общее и среднее общее образование; среднее профессиональное образование, состоящее из подготовки квалифицированных рабочих кадров и подготовки специалистов среднего звена; высшее образование, предусматривающее такие уровни, как бакалавриат, подготовка специалистов, магистратура, подготовка научно-педагогических кадров, ординатура, ассистентура-стажировка.

Дополнительное образование будет разделено на дополнительное образование детей и взрослых и дополнительное профессиональное образование.

В новой редакции документа сохранены нормы, нивелирущие начальное профессиональное образование как самостоятельный уровень и вызвавшие бурю негодования при обсуждении предыдущей редакции законопроекта. Начальное профессиональное образование, как и предполагалось ранее, становится частью профессионального среднего образования, которое в свою очередь делится на два уровня образовательных программ: подготовка квалифицированных рабочих (туда войдет большая часть программ сегодняшнего начального профессионального образования) и подготовка специалистов среднего звена.

В то же время из обновленного законопроекта исчезли другие спорные положения — например, так непонравившиеся профессиональному и экспертному сообществу типология колледж — институт — университет и определение академий исключительно как организаций дополнительного профессионального образования.

Типология образовательных организаций вообще серьезно изменится после вступления закона в силу. Так, реализовывать основные образовательные программы будут дошкольная образовательная организация, общеобразовательная организация, профессиональная образовательная организация, образовательная организация высшего образования. Образовательными организациями, реализующими дополнительные виды образовательных программ, будут организация дополнительного образования и организация дополнительного профессионального образования. Виды образовательных организаций в рамках типа упраздняются.

Все время учиться

 

В новом законе заложен актуальный принцип непрерывного образования, продекларированный еще в «Приоритетных направлениях развития образовательной системы Российской Федерации» (одобренных Правительством РФ в декабре 2004 года), поэтому систему дополнительного образования как один из базовых элементов идеи непрерывности образования после принятия закона ожидают серьезные изменения.

Во-первых, расширяется круг организаций, имеющих право на реализацию дополнительных программ профессионального образования. Заниматься этим могут организации дополнительного профессионального образования, профессиональные образовательные организации, образовательные организации высшего образования, научные организации и иные юридические лица любой организационно-правовой формы, осуществляющие обучение, в том числе и коммерческие структуры, имеющие потребность в организации обучения своих сотрудников по программам дополнительного профессионального образования (а также по программам профессионального обучения). При этом для ведения образовательной деятельности таким компаниям не нужно будет приобретать статус образовательных, достаточно создать внутри своей структуры специализированные подразделения, ведущие образовательную деятельность в соответствии с законодательством в области образования. Получить дополнительное профобразование можно и в форме самообразования.

Во-вторых, в новом законе уточняется классификация образовательных программ, в том числе и классификация видов программ допобразования. Дополнительные общеобразовательные программы будут общеразвивающими и предпрофессиональными, а программы дополнительного профессионального образования делятся на программы профессиональной переподготовки и программы повышения квалификации (включают в себя квалификационные программы и программы профессионального развития). При этом исключаются специальные формы обучения по программам дополнительного профессионального образования, а формы обучения и сроки освоения дополнительных профессиональных программ теперь будут определяться образовательной программой и (или) договором на обучение. Как специальная форма получения дополнительного профобразования выделена стажировка.

Федеральных государственных требований к дополнительным профессиональным образовательным программам законом не предусмотрено.

В то же время, как отмечают эксперты, новый базовый закон не уделяет достаточного внимания дополнительному образованию. Поэтому у профессионального сообщества есть большие опасения, что принцип непрерывного образования так и останется на декларативном уровне. Во-первых, потому, что в России до сих пор нет концепции развития дополнительного образования, отвечающей вызовам постиндустриальной экономики, где все более востребованы гибкие, моментально реагирующие на потребности рынка и поэтому очень далекие от традиционных формы обучения. Именно поэтому, как считают многие, систему дополнительного образования нужно понимать значительно шире, чем предлагается в законе.

Во-вторых, многие эксперты отмечают, что даже в переработанном виде базовое законодательство не учитывает особенностей уникальных учреждений дополнительного образования, преподающих по оригинальным и не укладывающимся в формальные рамки методикам. Такие учреждения, как и прежде, будут ограничены своей организационно-правовой формой. Им придется работать в рамках специального организационно-правового статуса, лицензируя все свои курсы в органах государственной власти того субъекта Российской Федерации, к которому они относятся, и подстраиваться под устаревшие и не подходящие к ним законодательные нормы, допускающие широкую форму для толкования.

Нет в законе и норм, предполагающих возможность введения института государственных сертификационных центров, о необходимости появления которого в России давно говорят и представители бизнес-объединений, и участники рынка образовательных услуг в области дополнительного образования, и некоторые представители экспертного сообщества. Такой институт, перед которым были бы равны все образовательные организации — и государственные и негосударственные, представляется многим оптимальным с точки зрения формирования объективной системы контроля качества образования. Кроме того, с помощью сертификационных центров будет обеспечено признание квалификаций, полученных в рамках системы дополнительного образования, в том числе и образования, приобретенного самостоятельно.

Единый, но не единственный?

 

В новой редакции проекта закона об образовании ЕГЭ признается фактически единственной формой государственной (итоговой) аттестации обучающихся, освоивших основные образовательные программы среднего общего образования. Между тем череда скандалов, которой сопровождался ЕГЭ-2011, заставила экспертное сообщество вновь заговорить о проблемах единого государственного экзамена и поднять вопрос о радикальной модернизации этого института.

Большую активность в этой работе проявила Общественная палата РФ. Меры по совершенствованию ЕГЭ были в центре внимания участников круглого стола, проведенного Общественной палатой 1 июля по итогам горячей линии «ЕГЭ-2011». Выступая на заседании, председатель комиссии Общественной палаты по развитию образования, ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов отметил несомненное достоинство ЕГЭ: ведущие российские вузы стали более открыты для студентов со всей России. С начала эксперимента, отметил он, приток иногородних абитуриентов в высшие учебные заведения увеличился вдвое, кроме того, существенно снизилась коррупция на «входе» в институты и университеты. Связанные с ЕГЭ минусы, впрочем, сейчас перевешивают его плюсы. Один из основных — коррупция, которая переместилась из вузов в школы и нашла там благодатную почву для развития. В этом году, как отметил Ярослав Кузьминов, на горячую линию ОП РФ поступило рекордное количество жалоб на нарушения процедуры ЕГЭ — 25% звонков против 17% прошлого года.

В середине июля пресс-служба организации распространила обращение совета Общественной палаты РФ о необходимости совершенствования единого государственного экзамена. Предложения были сделаны на основе анализа материалов горячей линии, нормативно-правовой базы и отчетов регионов.

В целом позиция Общественной палаты состоит в следующем: ЕГЭ должен быть единым, но не единственным инструментом оценки качества образования. «При этом недопустимо использовать результаты ЕГЭ в качестве критерия для оценки результатов работы учителей, школ, муниципалитетов, регионов», — подчеркивается в обращении.

Одно из ключевых предложений Общественной палаты — ввести сдачу ЕГЭ по обязательным предметам на двух уровнях сложности: общеобразовательном и профильном, что, как считают эксперты, «позволит определить действительный минимум, достаточный для получения аттестата. И для успевающих учеников, готовящихся к поступлению в профильные вузы, появится соответствующий инструмент оценки их знаний. В таком случае высшие учебные заведения смогут самостоятельно определять, какой уровень ЕГЭ должны предъявить абитуриенты».

20 июля пути совершенствования ЕГЭ обсуждались на заседании Комиссии при президенте РФ по развитию системы поиска и поддержки талантливых детей и молодежи и совершенствованию проведения единого государственного экзамена, прошедшего под председательством руководителя Администрации президента РФ Сергея Нарышкина. На встрече были представлены и предложения Общественной палаты, часть из которых нашла поддержку.

Участники заседания рассматривали и другие пути повышения прозрачности и объективности ЕГЭ, в том числе и более радикальные. Так, на повестке дня был вопрос о введении института независимой экспертизы качества общего среднего образования и уровня знаний его выпускников — предложение вообще отделить ЕГЭ от образовательной системы. Как считают авторы этой идеи, необходимо создать сеть независимых аттестационных агентств, которым будут доверены полномочия по проведению ЕГЭ, тем самым из этой цепочки будут выключены Минобрнауки и Рособрнадзор, для которых при нынешней системе слишком велико искушение продемонстрировать результаты тестирования в наиболее выигрышном виде. Впрочем, это предложение, как сообщают источники российских информагентств, пока остается на стадии обсуждения.

Дорогу новым технологиям

 

Одно из принципиальных новшеств документа, поддерживаемое почти всеми участниками его обсуждения, — нормы, законодательно закрепляющие основу реализации дистанционных образовательных технологий и электронного обучения. Установлено, что организации, осуществляющие образовательную деятельность, вправе использовать дистанционные образовательные технологии и (или) электронное обучение при реализации образовательных программ различных уровней и направленности во всех предусмотренных законодательством об образовании формах обучения или их сочетании. О том, как это будет регулироваться на практике, пока судить трудно. Законом установлено, что порядок реализации образовательных программ с использованием дистанционных образовательных технологий и электронного обучения будет устанавливать Минобрнауки.

Еще один важный пункт нового закона — легализация использования сетевых форм реализации образовательных программ, которая уже сегодня практикуется рядом российских образовательных организаций. Как гласит пункт 1 статьи 14 третьей редакции закона, «сетевая форма реализации образовательных программ представляет собой реализацию образовательных программ организацией, осуществляющей образовательную деятельность, совместно с иными организациями, осуществляющими образовательную деятельность, в том числе иностранными, посредством сетевого взаимодействия». В таких объединениях могут также участвовать учреждения науки, культуры, физкультурно-спортивные и иные организации, обладающие ресурсами, необходимыми для осуществления обучения, учебных и производственных практик и иных видов учебной деятельности, предусмотренных соответствующей образовательной программой.

Допускается две формы реализации сетевых образовательных программ: совместная деятельность, «направленная на обеспечение возможности освоения обучающимся образовательной программы с использованием ресурсов нескольких организаций, осуществляющих образовательную деятельность, а также при необходимости ресурсов организаций науки, культуры, физкультурно-спортивных и иных организаций, в том числе посредством разработки и реализации совместных образовательных программ и учебных планов» и зачет организацией, осуществляющей образовательную деятельность, реализующей основную образовательную программу, «результатов освоения обучающимся в рамках индивидуального учебного плана программ учебных курсов, предметов, дисциплин, модулей, практик, дополнительных образовательных программ в других организациях, осуществляющих образовательную деятельность». Порядок организации образовательного процесса при сетевых формах реализации образовательных программ также будет устанавливаться Министерством образования и науки.

Среди других новаций, призванных поставить российское образование на инновационные рельсы, введение на законодательном уровне кредитно-модульной системы организации образовательного процесса при реализации профессиональных образовательных программ, де-факто уже применяющейся в некоторых вузах, и появление в третьей редакции законопроекта новой статьи, регламентирующей условия ведения экспериментальной и инновационной деятельности в сфере образования.

Предполагается, что в конце лета и осенью законопроект будет рассматриваться профессиональным сообществом, федеральными органами государственной власти, в регионах, объединениях работодателей и профсоюзах. Затем после окончательной доработки он будет направлен в Правительство РФ. На рассмотрение парламентариев, как отмечали ранее представители Минобрнауки, документ может поступить весной 2012 года. Вступит же в силу закон, если все пройдет без задержки, 1 января 2013 года.


КОММЕНТАРИИ БИЗНЕСМЕНОВ

Павел ЛАНЧИКОВ, генеральный директор НП «Учебный центр Huawei»:

 

Текущее состояние системы образования в России можно оценить лишь на «удовлетворительно», и, чтобы уже в следующем «семестре» не поставить ей «неуд», необходимо проведение масштабной комплексной модернизации всей системы. При этом не стоит тратить время только на повсеместно и иногда чрезмерно критикуемый метод контроля в виде пресловутого ЕГЭ, действовать нужно максимально эффективно и быстро, пока еще есть возможность перенять элементы накопленного предыдущими поколениями положительного опыта.

В настоящее время школы высшего (да и среднего) образования испытывают ряд общеизвестных сложностей. Среди них основной, на наш взгляд, проблемой, носящей сегодня по-настоящему катастрофический характер, является неуклонное старение педагогического корпуса, практически без его восполнения. Это может уже в ближайшее десятилетие привести к потере преемственности в целом ряде областей и направлений фундаментальной подготовки, особенно это касается высшего профессионального образования. Также существует и серьезнейшая проблема с материально-техническим оснащением большинства вузов/ссузов, не во все школы до сих пор проведен Интернет, а студенты зачастую занимаются на лабораторных стендах середины прошлого века. Кроме того, отсутствует или слабо реализован механизм независимой экспертизы качества образовательных услуг, что понижает степень доверия к российскому образованию как таковому и со стороны внутренних заказчиков, и со стороны международного сообщества. Нельзя не отметить и увлеченность некоторых технических вузов непрофильными направлениями, такими как экономика, юриспруденция и пр., что не всегда подготовлено и методически оправдано для данных заведений.

Из положительных моментов можно отметить тот факт, что постепенно растет уровень осознанных требований со стороны потребителей образовательных услуг (студентов, их родителей, отраслевых компаний-работодателей) к качеству «продукта», что поддерживает конкуренцию в образовательном сегменте и частично является стимулом к развитию всей системы, к уменьшению глубины существующей пропасти между результатами академического образования и действительностью.

В каких направлениях нужно двигаться, чтобы изменить сложившуюся ситуацию? Первое — решение вопросов финансового сообеспечения образовательных учреждений, существенного повышения оплаты труда профессорско-преподавательского состава, стимулирования научной деятельности путем предоставления грантов и пр. Второе — продолжение работы по дальнейшей информатизации школ и переоснащению лабораторий вузов, установке там самого современного технического оборудования — для этих целей необходимо вести и определенную работу, в том числе с крупнейшими отраслевыми компаниями, которые могли бы в ряде случаев выступить в качестве спонсоров преобразований (данный вопрос также требует дополнительного законодательного урегулирования). Все это позволит привлечь молодых преподавателей и ученых, повысит престижность и актуальность нашего образования, уменьшит необходимость для учителей совмещать несколько мест работы. Вместе с молодыми преподавателями должны прийти и новые методики и материалы, должна повыситься интерактивность в обучении с уходом от традиционного зачитывания лекционных томов. Более активно должны использоваться мультимедийные средства, электронные библиотеки и иные программные комплексы, ориентированные на современного молодого человека, которому уже трудно чертить графитовым карандашом и писать от руки многокилометровые лекции. При этом необходимо постараться сохранить и фундаментальность нашего подхода к образованию, которая является залогом формирования широкого кругозора, мировоззрения, научного и культурного воспитания учащихся, в отличие от узкого, компетентностного западного подхода. Также должна взвешенно проводиться и просветительская работа с самими студентами по повышению их интеллектуальной активности, формированию в них желания самообучаться, получать удовольствие от процесса познания, а не только его результата в виде заветной «корочки», ведь, как говорится в китайской мудрости, «учитель открывает дверь, задача ученика — переступить порог». Кроме того, необходимо периодически привлекать действующих специалистов ведущих компаний к преподавательской деятельности, повышать эффективность обратной связи между бизнесом и школой, продолжать работу по интеграции с европейскими институтами в рамках Болонского процесса, в том числе на пути к всемирному признанию за рубежом наших дипломов и ученых степеней.

Резюмируя вышесказанное, можно прийти к выводу, что, к сожалению, пока что система образования в России живет во многом за счет инерции, и руководству нашей страны, соответствующих министерств, ведомств и организаций очень важно суметь правильным образом распорядиться этим подталкивающим даром из прошлого, заменив конструкцию и переставив на новые надежные рельсы все быстрее останавливающийся «локомотив знаний ХХ века», сделав это на рабочем ходу, не потеряв преемственности, но без лишних сомнений отбросив трудно модернизируемые по тем или иным причинам «вагоны».

Элла МИХАЙЛОВА, ведущий консультант рекрутингового агентства Penny Lane Personnel:

 

Система образования в России переживает не лучшие времена. Упал престиж специальности «учитель» и престиж знаний как таковых, новообразования тяжело и сложно реализуются на практике.

Если говорить о школе, то должна быть выработана единая образовательная программа с учетом масштаба России, ее многонациональности, этноконфессиональности.

Если речь вести о средних специализированных учебных заведениях, то их выпускники должны быть уверены в трудоустройстве.

Что касается вузов, то студенты должны быть более защищены как размером стипендии, так и широкими возможностями для получения практических знаний для будущей профессии.

Известно, что российское ректорское сообщество приступило к изучению третьей редакции Федерального закона «Об образовании в РФ». Итоги решения коснутся всего российского общества, так что ожидаем вердикта профессионалов.